Денис Юрьевич Соловьев
Спецназ Турции


Таким образом, очевидно, что правительство Турции осуществляет комплексный подход к решению проблемы о вмешательстве военных в политическую сферу. Уже сейчас армии сложно вернуть утерянное доверие общественности и восстановить свой авторитет, поэтому возможность возвращения военных в политику посредством проведения государственного переворота представляется крайне маловероятной.

ГЛАВА 6. Турецкая армия в международном контексте

На фоне продолжающегося процесса отстранения армии от политики на международной арене авторитет вооруженных сил Турции, напротив, возрастает. Турция все активнее начинает участвовать в миротворческих операциях под эгидой НАТО и ООН, демонстрировать свои боевые возможности и политические амбиции. Турция привлекалась к миротворческим операциям ООН в Либерии, Кот-д’Ивуаре, Гаити; военных операциях НАТО в Афганистане, Косово. В настоящее время Турция входит в число 15 стран, которые предоставляют самые значительные полицейские силы для участия в операциях по поддержанию мира и стабильности.

С наступлением «арабской весны» на Ближнем Востоке и в Северной Африке Турция получила реальную возможность занять положение регионального лидера. Такие крупные и влиятельные региональные державы, как Египет и Ливия, были дестабилизированы и стали ареной для противоборства внутренних и внешних политических сил. Иран находился и находится до сих пор в осадном положении. С одной стороны, кроме Сирии, у него больше нет союзников в регионе, а с другой – экономические санкции ограничивают его возможности для проведения активного внешнеполитического курса. В этих условиях Турция, выразив поддержку оппозиционным силам в арабских странах, достаточно быстро стала региональным «героем». Однако турецкое руководство понимало, что в случае начала вооруженного конфликта в регионе с участием иностранных сил все лавры от победы достанутся победителям, сама же Турция не получит ничего – и более того, перестанет влиять на региональную ситуацию.

Поэтому Анкара сменила внешнеполитический курс и сделала ставку на демонстрацию своего военного потенциала всему миру, по сути заявив о ключевой роли своих вооруженных сил в процессе формирования новых реалий в регионе. Военная база НАТО в Измире стала командным центром ведения ливийской операции НАТО и плацдармом, с которого боевые самолеты отправлялись для ведения бомбардировок.

В настоящий момент все внимание приковано к Сирии. Заявления западных политиков о наличии в этой стране химического оружия делают реальной угрозу иностранной интервенции. Ситуацию усугубляет возрастающая нестабильность на турецко-сирийской границе, возникшая после того, как один из сирийских снарядов упал на территории Турции, став причиной смерти нескольких человек. Турция отреагировала немедленной мобилизацией различных видов войск на границе с Сирией, бомбардировками Дамаска и прилегающих территорий.

Стоит отметить, что еще до этого инцидента на турецко-сирийской границе происходили перестрелки, которые могли быть инициированы сирийскими курдами. В ходе конфликта в соседней стране Турция не раз призывала международное сообщество создать на севере Сирии так называемую «буферную зону безопасности», в которой военные действия вестись не будут, зато будут размещены сирийские беженцы, которых Турция вынуждена принимать на своей территории. Поэтому падение сирийского снаряда дало правящей партии удобный повод для эскалации конфликта между Турцией и Сирией. Но и здесь не все так просто.

В настоящий момент Турция использует сотрудничество в рамках НАТО для реализации собственных интересов. То есть пока и Турция, и США заинтересованы в свержении Башара Асада, они будут действовать сообща. При этом ни Турции, ни США, ни силам НАТО не выгодно начинать полномасштабные военные действия против сирийского правительства или проводить военную операцию по примеру ливийской, которая вызвала острейшую критику альянса. Другое дело – поддержание ситуации неопределенности на границе, пользуясь которой, Турция может продемонстрировать в полную силу свою военную мощь и привлечь к себе внимание НАТО. Для НАТО это выгодно, поскольку в настоящее время США не обладают достаточными возможностями и желанием вести военные действия в Сирии, вмешиваясь во внутриполитический сирийский конфликт. Присутствие Турции в регионе и ее участие в сирийском конфликте могут помочь НАТО разрешить эту проблему чужими руками. В феврале 2012 г. министр иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу заявил о том, что НАТО проводит политику по установлению мира и безопасности на Ближнем Востоке и Турция будет поддерживать всеми силами эту инициативу. То есть на Ближнем Востоке Турция выступает в качестве союзника и выразителя интересов НАТО, что соответствует ее собственным целям.

На данный момент начало военного вторжения в Сирию отложено благодаря усилиям России и Китая. Россия, как и Турция, стремится укрепить свои позиции в регионе, но не при помощи военной силы, а исключительно дипломатическими ресурсами. Москва отрицательно отреагировала на решение Турции разместить на границе с Сирией зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот», которые НАТО планирует развернуть в 2013 году. Россия неоднократно призывала Турцию к началу прямого диалога с Дамаском, однако Турция отказывалась восстанавливать отношения с администрацией Башара Асада, при этом открыто объявляя о поддержке сирийских оппозиционеров. Визит президента России В. Путина в Турцию в начале декабря 2012 г. должен был помочь выработать общее видение руководством двух стран сирийской проблемы. Однако стороны так и не смогли выработать единого подхода к достижению главной цели – стабилизации ситуации в Сирии. По сирийскому вопросу и Турция, и Россия заняли принципиальные позиции, поэтому в случае поддержания подобного статус-кво наши страны не смогут достичь консенсуса по этой проблеме.

В данном случае турецкая армия выступает исключительно как инструмент проведения нового внешнеполитического курса страны, который официально не провозглашен, но активно реализуется на практике. Турция все больше отходит от своего имиджа мирной державы, делая ставку на военную силу и мощь по подобию своего ближайшего союзника, США.

ГЛАВА 7. Модернизация турецкой армии

Сирийский сценарий может оказаться для Турции проверкой на лояльность НАТО и США. У Турции появился шанс доказать, что сотрудничество с НАТО является для нее абсолютным приоритетом, в том числе перед собственными внешнеполитическими установками, а также продемонстрировать свой военный потенциал. А для этого необходима боеспособная и модернизированная армия.

По состоянию на 2012 г. турецкие вооруженные силы насчитывали порядка 700 тысяч человек – по численности армия страны занимает второе место в НАТО после США и шестое место в мире. Тем не менее, проблема турецкой армии состоит в нехватке достаточного количества модернизированного вооружения.

В настоящее время значительная часть вооружения, находящегося в распоряжении турецкой армии, была закуплена в США и Израиле, причем некоторые виды вооружения Турции приходится полностью импортировать. Однако Анкара не заинтересована в перевооружении и модернизации своей армии посредством закупки иностранной техники. Первым приоритетом для Турции является развитие собственного военно-промышленного комплекса. В начале 2012 г. Департамент оборонной промышленности министерства обороны Турции представил план по развитию ВПК до 2016 г.. Согласно этом плану, к 2016 г. Турция намерена войти в десятку стран с крупнейшей национальной оборонной промышленностью.

Уже сейчас Турция активно разрабатывает собственный беспилотник «АНКА», который планируется запустить в серийное производство в 2013 г. В ноябре 2012 г. было подписано соглашение о поставке 10 таких беспилотников из Турции в Египет. Также в 2013 г. начнется серийное производство турецкого ударного вертолета Т-129.

В декабре 2012 года в Китае был запущен турецкий спутник «Гёктюрк-2», передающий на командный пункт изображения со всего мира, а в конце октября 2012 г. на выставке оружия в Вашингтоне Турция представила свою новую ракету «Джирит». Отличительной особенностью этой ракеты является оснащение лазерной головкой самонаведения, которая практически не имеет аналогов в мире.

15 ноября 2012 г. компания «Отокар», принадлежащая холдингу «Коч», представила первый боевой танк, разработанный и собранный в Турции. Благодаря высокоточному прицелу этот танк может с большой эффективностью поражать даже движущиеся цели. Помимо этого, танк оборудован специальной защитой экипажа от химического, биологического и ядерного оружия.

В рамках программы модернизации вооруженных сил разрабатывается турецкая винтовка «Мехметчик-2». В июле 2012 г. стало известно о том, что Турция начала разработку программы производства баллистических ракет, способных поражать цель на расстоянии до 2500 км. Активно развиваются в Турции и проекты по созданию собственных боевых корветов, подводных лодок, авианосца и истребителя.

И все же НАТО продолжает играть важную роль в процессе модернизации турецкой армии. Американские истребители-бомбардировщики Ф-16, которые составляют основу ударной мощи турецких ВВС, были задействованы при бомбардировках Сирии в октябре 2012 г. и территории Северного Ирака. Собранные в США вертолеты корпорации «Сикорски Эйркрафт» постоянно обеспечивают прикрытие с воздуха при проведении боевых операций против курдов на востоке страны. Положительно решен вопрос о размещении на турецко-сирийской границе зенитно-ракетных комплексов НАТО «Пэтриот».

Очевидно, что Турция стремится к модернизации своих вооруженных сил посредством развития собственного ВПК. Множество проектов в сфере разработки вооружений, которые Турция эффективно реализует в одно время, являются хорошим показателем перспектив национального ВПК, который через несколько десятилетий сможет по некоторым видам вооружения составлять

конкуренцию Западу. И все же пока Турция вынуждена закупать иностранное оружие и боевую технику, – в первую очередь это касается артиллерии, – которые вносят ощутимый вклад в усиление вооруженных сил страны.

В заключение можно сказать, что процесс трансформации внутриполитической и внешнеполитической роли турецкой армии идет полным ходом. Через некоторое время армия будет полностью лишена возможности участвовать во внутриполитическом процессе. С другой стороны, значение турецких вооруженных сил для проведения международных миротворческих и боевых операций, в том числе и за пределами региона, будет возрастать. Наряду с этим будет идти активная модернизация турецких вооруженных сил – как при помощи развития собственного ВПК, так и при содействии НАТО.

Наибольшее опасение для стран Ближнего Востока и для России вызывают возрастающие внешнеполитические амбиции правящей партии. Конструктивный и новаторский внешнеполитический курс Давутоглу («ноль проблем с соседями») с начала «арабской весны» претерпел значительную трансформацию и из созидательного превратился в агрессивный. Во внешней политике Турции произошло ключевое изменение – из страны, только претендующей на региональное лидерство, Турция превратилась в ведущую региональную державу. Министр иностранных дел Давутоглу неоднократно заявлял, что Турция и в будущем «будет идти во главе преобразований на Ближнем Востоке» и останется «владелицей нового Ближнего Востока». Теперь Турции необходимо закрепить эту позицию в регионе и, в том числе, сделать ее легитимной. Поэтому Турции так важно сотрудничество с НАТО по сирийскому вопросу. В случае начала военного вторжения в Сирию турецкая армия сыграет решающую роль в проведении операции, и Турция станет «легитимной» владычицей Сирии и Ближнего Востока.

Что касается отношений с Россией, несмотря на отсутствие общей позиции по сирийскому вопросу, они стабильно развиваются и укрепляются. И все же дальнейшая ориентация Турции на НАТО и проведение ею политики, которая скорее дестабилизирует регион, чем приносит мир, могут существенно осложнить турецко-российские отношения. Поэтому для России так важно вовлекать Турцию в диалог и препятствовать силовому решению сирийской проблемы.

ГЛАВА 8. Создание погранслужбы Турции

Генеральный штаб (ГШ) Турции планирует израсходовать почти 4 млрд евро на создание современной пограничной службы, которая должна будет соответствовать стандартам ЕС. Местные специалисты на протяжении нескольких недель знакомились с работой погранслужб Франции и Великобритании, лично изучая особенности организаций в этих странах. В итоге турецкие власти приняли решение взять за основу французскую модель.

В рамках проекта по интегрированному управлению положением на границе (его реализация началась в конце марта 2006 года) ГШ и главное управление безопасности (ГУБ) Турции к 2014 году намечают рекрутировать и обучить 70 тыс. профессиональных пограничников. При этом руководство новой службой, как сообщает турецкая газета "Заман", будут осуществлять местные власти приграничных провинций и управление по охране границы, которое еще предстоит создать и укомплектовать военнослужащими. Вместе с тем, подчеркивает издание, новая силовая структура не будет напрямую связана с вооруженными силами.

Помимо генштаба и ГУБ в реализации проекта участвуют министерство внутренних дел, ряд других министерств и ведомств, а также 20 специально образованных для этой цели общественных организаций.

По данным газеты, окончательная стоимость проекта составит 3,7 млрд евро. На первом этапе ЕС (на 60 % финансирующий создание погранслужбы) выделит Турции около 700 тыс. евро. В рамках проекта в первую очередь будут исследованы самые проблемные – горные – районы страны. Специалисты оценят эффективность нынешней охраны границы и деятельность отрядов жандармерии и вооруженных сил, традиционно занимающихся решением данного вопроса. Основное внимание будет уделено личной экипировке будущих пограничников и техническому оснащению контрольно-пропускных пунктов. Все посты планируется оборудовать тепловизионными камерами слежения, а также "подключить" границу к единой системе спутникового контроля и оповещения.

Будет усовершенствована и инфраструктура приграничных районов – проложены дополнительные маршруты для патрулирования, построены ветеринарные клиники и карантинные боксы для животных, специальные помещения для нарушителей, а также склады для контрабандного товара.

Самыми проблемными районами страны с точки зрения безопасности являются восточные и юго-восточные области, особенно границы с Ираном и Ираком. Среди наиболее "популярных" видов нарушений в этих районах – переброска наркотиков, похищение людей и животных. Кроме того, с иракской территории в Турцию совершают незаконный переход боевики запрещенной экстремистской Курдской рабочей партии, с которой Анкара ведет борьбу уже более 20 лет.

Еще одним кризисным регионом, где имеются трудности в организации должного пограничного режима, является европейская часть государства – граница с Грецией и Болгарией. В последние месяцы в этой области прокатилась волна арестов и задержаний среди работников таможни, а также изъяты тонны алкоголя и сигарет, незаконно ввезенных в Турцию.

В настоящее время охрану границы осуществляют подразделения жандармерии и сухопутных войск страны, которые не соответствуют нормативам ЕС и, по мнению специалистов Союза, не являются профессиональными пограничниками.

ГЛАВА 9. Силы специальных операций Турции

Вооружённые силы (ВС) Турции состоят из Командования сухопутных сил (КСС), Командования военно-морских сил (КВМС), Командования военно-воздушных сил (КВВС) и Командования жандармерии (КЖ). В составе этих командований имеются Силы специальных операций (ССО), общая численность которых составляет приблизительно 50 тысяч человек.

В КСС ССО имеется Командование специальных операций (КСО), подчинённое непосредственно Генеральному штабу ВС, и четыре бригады коммандос (1,2,3 и горная), подчиняющиеся штабам армий СВ.

Личный состав КСО набирается на добровольной основе только из офицерского и унтер-офицерского состава СВ. В широких кругах эта категория военнослужащих называется «Красными беретами». Кандидаты желающие проходить службу в КСО проходят различные испытания, в число которых, помимо оценки физической подготовленности, входят и письменные экзамены. При выборе кандидата успешно прошедшего испытания предпочтение отдаётся лицам, владеющим одним или несколькими иностранными языками. По окончании отборочного этапа, личный состав направляется на прохождение оценочно-тренировочного курса, рассчитанного на два с половиной года. В течение этого времени инструктора с большим вниманием оценивают интеллектуальные и физические качества кандидатов и отсеивают несоответствующих требованиям. В тренировочный курс входят упражнения на выносливость (марш броски с грузом в 40 кг на расстояние 100 км), преодоление препятствий, обучение использованию оружия массового поражения (химическое, атомное, биологическое), военному делу, искусству ближнего боя, парашютированию, подводным погружениям, снайперскому и подрывному делу, особенностям проведения контртеррористических операций и операций по поиску и спасению, скрытному поиску, принципам ведения наблюдения и разведки, а также изучение иностранных языков.

План тренировок включает все современные аспекты ведения боевых действий и психологической войны. Турецкое КСО можно ставить в один ряд с американскими «Зелёными беретами».

В состав КСО входит засекреченное подразделение поиска и спасения «MAK», численностью в 100 чел, личный состав для которого отбирается не только из военнослужащих СВ, но и из ВМС и ВВС. По составу и организации это подразделение похоже на американское подразделение «Дельта». Бойцы «МАК», согласно общему мнению, являются лучшими из лучших в ВС Турции.

На подразделения КСО и «МАК» возлагаются следующие задачи: разведка, наблюдение за вражескими военными структурами и объектами, системами обороны и стратегически важными объектами, проведение диверсий против вражеских частей и структур, скрытное проникновение в тыл противника, освобождение заложников и пленных, спасение экипажей сбитой в тылу противника авиации, проведение противотеррористических мероприятий, ведение ближнего боя, подготовка гражданских лиц (партизан) для ведения борьбы с противником.

Личный состав КСО и «МАК» активно использовался при решении ряда задач: захват руководителя курдской рабочей партии (КРП) Абдуллы Осалана и его заместителя Семдина Сакика в Кении, операции по поиску и уничтожению подразделений КРП в горах и пещерах Юго-Восточной Турции. Кроме того, эти подразделения привлекались к выполнению операций в Кувейте, Боснии, Косово, Албании, Афганистане и Северном Ираке. Несколько команд КСО были направлены в Афганистан во время проведения операции «Индьюринг Фридом» и привлекались для обучения вновь создаваемой регулярной афганской армии.

Основные силы бригад коммандос КСС расположены на границе с Ираком и Сирией (2 бригады в составе второй армии). Эти силы используются для борьбы с сепаратистским движением курдов.

1 бригада коммандос базируется в Кайсери, однако её подразделения используются в различных боевых действиях в Северо-восточной Анатолии против курдских сепаратистов. В 1974 году бригада была повторно награждена медалью ВС Турции «За смелость и боевое отличие».

2 бригада коммандос базируется в Болу и используется в районах боевых действий против курдов не только на территории Турции, но и на территории соседних стран. Так в 1999 году подразделения бригады совершили рейд на территорию Ирака для борьбы с вооружёнными формированиями КРП.

Каждая бригада коммандос состоит из трёх батальонов коммандос, батареи буксируемой артиллерии, а также подразделений поддержки, связи, снабжения, сапёрного и медицинского подразделений.

На вооружении личного состава подразделений коммандос СВ Турции находятся 9-мм пистолеты МКЕ, автоматы HK Мк5, 0,45-мм М3А2, 5,56-мм автоматические винтовки М16А2 и НК 33, 7,62-мм G3, FN FAL, 7,62-мм пулемёты MG3, FN MAG, 12,7-мм М2НВ, 40-мм гранатомёты М79 и М203, 60-мм миномёты М2, 81-мм UTI, 107-мм М106ASP, 120-мм HY12DL, противотанковые гранатомёты «Милан», «Toy», 66-мм LAW M72 и 106-мм безоткатные орудия RCL M40 («Кобра»).

Транспортные средства включают лёгкие боевые машины «Лэнд Роувер Дефендер-110» (4?4) и -130 (4?4), лёгкие бронированные разведывательные машины «Акреп» (4х4) имеющие массу 3,6 тонны и развивающие скорость 115 км/ч, лёгкие грузовые машины М151 (4х4) массой 362кг и М37 массой 680 кг.

ССО СВ Турции периодически участвуют в объединённых учениях с ССО других стран. Так, в конце 1998 года подразделение одной из бригад коммандос принимало участие в учениях в Пакистане совместно с ССО этой страны. Подразделения ССО Турции принимают участие и в операциях НАТО и ООН. В частности, около 1000 турецких коммандос участвовали в операциях в Боснии.

В составе ВС Турции нет авиации специального назначения и ССО используют подразделения вертолётов UН-60 «Блэк Хоук» и AS-90. В составе этих подразделений вертолётов имеются небольшие подразделения ССО ВВС, участвующие в операциях по боевому поиску и спасению экипажей сбитой в тылу противники авиации.

В составе ВМС Турции ССО начали создаваться в 1963 году, когда американская команда подводных подрывных работ (UDT – Underwater Demolition Team) из Сан-Диего (Калифорния) начала подготовку первого подразделения, сначала получившего название «Подводных Коммандос» (SAK).
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск