Текст книги

Елена Короб
Кроличья нора

Кроличья нора
Елена Короб

После непростого периода в жизни Браин Вэйн наконец-то находит работу – в небольшой школе требуется учитель. В этом же классе учится Бекки, страдающая от нападок одноклассницы. Нужна ли ей помощь или Бекки не так проста?

Содержит нецензурную брань.

Елена Короб

Кроличья нора

Пролог

Собрание длилось уже больше часа, многие ушли домой. Миссис Коверт уже не скрывала свое волнение- это было уже бесполезно : ее голос то ускорялся, то вдруг замедлял темп; лицо раскраснелось, на лбу выступил пот. Она всегда краснела, когда ей приходилось общаться с ними. ..

За партами сидели уже повзрослевшие ученики. Почти все – ее ученики. От этого становилось еще невыносимее. В голове стоял гул,сквозь который прорывался ее собственный голос : “Почему они не понимают, насколько сложно все это решить?!”

Вдруг послышался другой голос. На этот раз мужской. Миссис Коверт его узнала. Это был Рональд. В прошлом – очень скромный, домашний ребенок. Но теперь перед ней сидел отъевшийся хряк с блестящей лысиной и потными ладошками.

“Я так понимаю , – проговорил Рональд – учителя в этом году нам не видать ? Впрочем, так даже лучше. Дети уже устали запомнать всех этих пришлых Мэри Поппинс” Другие закивали головами.

Миссис Коверт лишь вздохнула. Поднимать вопрос о закрытии класса сейчас было крайне опасно. Решено было всем идти домой, а руководству школы решать этот вопрос в течение недели. В противном случае, родители обещали обратиться за помощью “кой-куда выше”.

В это же время, вдали от посторонних глаз шло еще одно собрание. На нем было тише, но обсуждался тот же самый вопрос. Они ждали ЕГО. Именно его ! Он был избран ими.

Глава 1. Собеседование.

Браин Вэйн пришел немного раньше, потому что категорически не признавал опазданий. Как говорил его отец : “ Человек,опаздавший на минуту, опаздывает на всю жизнь”. А сейчас был именно тот случай, когда его жизнь зависела практически ото всего. По крайней мере, так казалось Брайну.

“Спасибо, что пришли” , – приятный, но с легкой хрипотцой голос отвлек Вэйна от размышлений. Перед ним стояла Миссис Коверт. Это была невысокая, со склонностью к полноте женщина. Зеленая блузка идеально подходила к ее почти изумрудным глазам и уходящим в рыжину волосам, собранным в строгий “пучок”. Но до чего ж безвкусно смотрелась брошь в виде совиной головы. “Уж лучше бы змеиную повесила”, – подумал Брайн, но вслух сказал :”Вам спасибо за приглашение”.

На удивление Вэйна, собеседование прошло быстро. Не было никаких уточняющих вопросов. Самое основное : образование, опыт работы, пожелания к зарплате. Но самое удивительное – его быстро приняли, даже не поинтересовавшись о среднем балле университете. Это, конечно, его и обрадовало, ведь его балл был ниже среднего. Да и сюда-то он пришел от избытка свободного времени.

“Ваши оценки меня инересуют меньше всего. Нам слишком нужен учитель в тот класс – сказала миссис Коверт.– Любите детей, дайте им знания, найдите общий язык с родителями. О большем я Вас не прошу”.

Уже через пару минут после этих слов Брайн возвращался в отличном настроении домой. У него есть работа ! Больше жена не упрекнет его в легкомыслии и завышенной самооценке. Ведь он говорил ей, что не хочет бросаться куда попало, а ищет подходящий вариант. И вот он! Не просто подходящий – идеальный !

Дома его ждали. Он понял это, уловив аромат печеной картошки еще у двери. Кажется, к нему добавился еще и аромат сдобы.

«Мона…», – с нежностью произнес он имя жены. Она всегда знала, чем его порадовать. Даже в минуты полного отчаяния он был уверен, что любящая жена подаст ему кусок пирога и чашку ароматного чая.

Жена опередила его – открыла дверь первой, – и сразу бросилась к нему с объятиями и рассказом об успехах его сына. Говорила Мона живо, но так тараторила, что Брайн едва понял половину сказанного.

«Ну, а у тебя как дела ?» – выдохнув, наконец, спросила она Брайна.

Он ей все рассказал. Сказал, как не понравилась ему брошь в виде совиной головы, как быстро его приняли на работу, как вдруг неважен оказался средний балл. И ждал от нее похвалы; слов о том, что он – настоящий мужчина в их семье. Но лицо жены выражало недоверие. Его это начинало злить.

«Это действительно странно, – сказала она, глядя, как муж переобувается в домашние тапочки. Такие мягкие и милые, что совсем не соответствовало его взрывному и в чем-то деспотичному характеру. – В смысле, я очень рада, что ты нашел работу, но это ведь учебное заведение. Пусть не Оксфорд, но все же. Да, и работа с детьми…»

Она не закончила мысль. Брайн был уже на грани. Она поняла это по пульсирующей вене чуть выше левого глаза. Мона тут же сменила тактику : она улыбнулась, поцеловала мужа и пригласила его за стол. Тема новой работы в этот вечер больше не звучала.

Ночью Брайн спал крепким сном. Но Мона не спала. Ей не давали уснуть две вещи.

Во-первых, почему же им плевать на успеваемость Брайна ? Он, вроде, не говорил, что нашел работу через знакомых. Значит, поблажек быть не должно. Возможно ли, что Миссис Коверт не такая уж «нелепая особа», как он о ней говорил ? А что, если это одна из… ? Мона не стала дальше развивать эту мысль. Слишком свежи еще были воспоминания о трещине, которую дал их брак три года назад. Тогда она была на грани всего: нервного срыва и свободы. Такой сложный выбор. И что выбрала она ?

«Разумеется, нервный срыв», – улыбнулась она себе.

Вторая вещь, которая беспокоила ее мысли – пульсирующая вена, чуть выше глаза. Она ненавидела и боялась ее. В последний раз Мона видела ее перед тем, как почувствовать сильный удар. Тогда Брайн сорвался. Это был единственный раз, но после него Мона стала бояться его плохого настроения. Он больше не срывался, не бил и даже не кричал на нее. Но каждый раз, замечая эту тоненькую линию, Мона выдавливала из себя всю нежность, на которую была способна.

Сна все еще не было. Мона тихоньку встала с кровати и заглянула в соседнюю комнату.

В свете ночника видны были разбросанные игрушки. А под одеялом тихонько посапывал Дин. Вот уже восемь лет она не может поверить, что стала матерью. Вот уже восемь лет она пытается сбросить «около десяти кило», но любовь мужа и сына к выпечке не дает никаких шансов это сделать.

«Сейчас я люблю тебя сильнее !», – говорит ей муж.

« Мамочка, ты похожа на булочку и пахнешь булочкой», – говорит сын.

« Да возьми ты себя в руки и прекращай столько есть», – говорит отражение в зеркале.

Мона собрала игрушки. Умиротворяющая тишина в детской на нее подействовала лучше снотворного. Прижавшись к Брайну, любящая жена и заботливая мать , наконец-то, уснула.

Глава 2. Знакомство.

Утром было тихо. Городской шум жадно проглотил снег, выпавший еще ночью. Он лежал рыхлым слоем на домах, теперь все больше напоминавшими пряничные домики. Это было идеальное утро !

Вэйн пришел в школу пораньше, чтобы познакомиться с новым коллективом. Сразу отметил про себя парочку симпатичных учительниц, пару хвастливых мальчишек (явно только получивших диплом и считающих себя лучше всех)и пару уже довольно пожилых, но интересных коллег. В целом, ему было комфортно. Провели небольшое собрание, на котором его представил директор. Брайн сказал пару слов о себе и о том, как рад попасть в эту школу. Все улыбались и делали вид, что им тоже очень приятно. Вэйну дали начальные классы. Его это не смутило.

Брайн был горд тем, что у него будет свой класс. (И, разумеется, собственный кабинет). Он ждал ребят с нетерпением, который испытывает ребенок ожидая Санту в новогоднюю ночь. И вот постепенно кабинет стал заполнятся звонкими голосами. Ребята к нему подходили, здоровались, знакомились, начинали что-то рассказывать о себе. Брайн долго старался держать в голове все рассказанное, пока в итоге не решил оставить это на потом. « У меня уже голова идет кругом, все смешалось…Буду запоминать все постепенно. Сейчас самое основное : имя, фамилия, основные интересы». Класс Брайну понравился – чувствовалось какое-то особое единство, хотя все традиционно держались группами по несколько человек. Было довольно шумно и оживленно, пока в кабинет не зашла она…

Девочка в джинсовой сарафане скромно поприветствовала нового учителя и прошла к своему месту. Она споткнулась, не дойдя до второй парты, но смогла поймать равновесие. Брайн заметил медленно, уползающую под стул девчачью ногу в ярко-желтом кроссовке. Он уже знал, кому она принадлежит. Скромная ученица, видимо, тоже сразу узнала ногу одноклассницы. Она взглянула на нее. Секундная встреча взглядов. И на этом все. Все расселись по своим местам. Начался урок. Брайн провел его на одном дыхании, однако, произошедшее перед уроком решил выяснить.

Хозяйка желтого кроссовка играла с подружками на перемене, поэтому Брайн решил начать разговор со скромницы в джинсовом сарафане.

«Я – Бекки, – сказала она, едва Брайн подошел к ее столу. – Не ругайте, пожалуйста, Лиззи. Я сама виновата, надо было под ноги смотреть.». Вэйн был категорически против любого вида насилия. Он сам в детстве стал жертвой буллинга и долго винил себя в этом. Долгая, очень долгая работа над собой, бесконечные терапевты, к которым водила его мать – от всего этого он решил защищать любого. А тут: скромная, беззащитная малышка двенадцати лет. Чуть старше его сына.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу