Рэйда Линн
Сталь и Золото. Книга 2. Смерть и Солнце. Том 2

Было бы гораздо лучше, если бы Дарнторн действительно убрался из Лакона. Но, конечно, гордость не позволит Льюсу сделать то, чего от него добиваются… и значит, Криксу так или иначе придется все время сталкиваться с ним то здесь, то там – как, например, сегодня.

Следовало бы стряхнуть руку Ликара и уйти, не ввязываясь в разговор. Но Лен-Деннор смотрел на него с таким выражением, что Крикс помимо воли задержался.

– Ну и что?.. – нетерпеливо спросил он.

Ликар заторопился.

– Я хотел сказать – это было невероятно! Может быть, ты дашь мне несколько уроков фехтования?

Крикс вспомнил их уроки с Лейдой и вздохнул. Если так пойдет дальше, то скоро у него не будет отбоя от учеников.

– В Лаконе есть наставники, – напомнил он. – При чем тут я?..

– Наставники… – протянул Лен-Деннор. – Хочешь сказать, тому, что ты устроил на дворе, ты научился в Академии?

Южанин сдавленно вздохнул. Пожалуй, тут Ликар его переиграл.

– Я научился этому у предводителя Лесного братства, – сказал Крикс. – Он был Неэри, Снежным Соколом.

– Я слышал, что он был хромой и почти ничего не видел днем, когда светло, – вмешался Льюберт, с каким-то недобрым любопытством слушавший их разговор. – Значит, этот калека в самом деле знал какие-нибудь фокусы?..

– Заткнись, Дарнторн, – процедил Крикс, почувствовав внезапное мучительное жжение в груди. Следовало предвидеть, что после недавней встречи в парке Льюберту захочется взять реванш за свое унижение. А то, что он избрал своей мишенью Астера… в конце концов, даже на тренировочной площадке никакой прием не казался Льюберту запретным, если позволял достичь желаемого. – Встреть ты Астера в бою – ты бы обгадился, не успев достать меч.

– А что, он и правда превращался в сокола? – спросил Ликар, надеясь, видимо, немного разрядить обстановку.

Льюберт нарочито зевнул, прикрыв ладонью рот.

– Превращался или нет – но «Горностаи» все равно зарезали его, как курицу.

Перед глазами Крикса, словно наяву, мелькнули смятые и окровавленные перья на снегу.

Он сам не понял, как выхватил из ножен меч.

– Еще хоть слово, Льюс… – горло перехватило спазмом, и угроза осталась недосказанной.

– И что ты тогда сделаешь? Вызовешь меня на поединок?.. – спросил Льюберт. Он заметно побледнел, когда южанин обнажил оружие, но продолжал смотреть на Крикса с откровенно вызывающей улыбкой.

«Да ведь он же этого и добивается», – подумал Крикс с какой-то странной трезвостью. Сжимающая меч рука южанина как будто налилась свинцом. Некстати вспомнилась присказка Астера. Никогда не доставай из ножен меч, если не собираешься кого-нибудь убить, – посмеиваясь, говорил Неэри своему ученику. – И никогда не убирай его назад, не сделав то, что собирался.

Что сказал бы Астер, если бы видел его в эту самую минуту? Надо думать, он назвал бы Крикса дураком. И был бы совершенно прав.

Как назло, сейчас в глаза южанину особенно навязчиво бросались отцветающие синяки на лице Льюса. Чего доброго, Дарнторн и вправду верил в то, что это дело рук «дан-Энрикса» и его побратимов. Хотя проще было бы предположить, что ежедневные напоминания о его трусости в Каларии в конце концов стали для Льюберта невыносимыми. Может быть, он полагал, что поединок с Криксом возвратит ему хотя бы часть достоинства?..

Дверь зала грохнула о стену так, как будто бы скрипторий брали штурмом. На пороге появился мастер Хлорд, из-за плеча которого виднелась долговязая фигура Вардоса.

«Дан-Энрикс» с облегчением опустил меч, мысленно поблагодарив того, кто догадался сбегать за наставниками. На Хлорда Крикс старался не смотреть – он еще никогда не видел мастера таким рассерженным.

С первого взгляда оценив происходящее в скриптории, мастер сказал:

– Дарнторн, пошли кого-нибудь сказать своему дяде, что сегодня ты останешься в Лаконе. Может, пара дней на хлебе и воде пойдет тебе на пользу. А ты, Рикс…

Южанин вздрогнул от уничижительного тона младшего наставника. Уж если Льюберта за несколько неосторожных слов сажают в карцер, то о том, что Хлорд сочтет достойным наказанием для него самого, юноше не хотелось даже думать. Но узнать ответ на этот вопрос «дан-Энриксу» не довелось.

– Рикс пойдет со мной, – непререкаемым тоном сказал глава Лакона. Хотя в ссоре участвовали два человека, Льюса Нетопырь как будто бы не замечал – он смотрел только на «дан-Энрикса», и тот помимо воли пожалел, что пару месяцев назад открыто бросил Мастеру-со-шрамом вызов. Дураку понятно, что теперь тот не успокоится, пока не отыграется на нем сполна. Тем более что энониец дал ему отличный повод.

На лице Хлорда отразилось колебание.

– Мастер Вардос, так как речь идет о двух моих учениках…

– Рикс вообще не ученик, наставник Хлорд, – напомнил Вардос хладнокровно. – И к тому же, это слишком важный случай. Пока я глава Лакона, я не потерплю, чтобы кто-нибудь затевал здесь поединки. Повторяю: Рикс пойдет со мной.

Крикс молча вышел из скриптория вслед за Вардосом. Сначала Нетопырь шел с таким видом, словно Крикса рядом вовсе не было, но когда они отошли от скриптория настолько, что никто не мог их слышать, глава Академии впервые посмотрел на своего спутника.

– Позвольте узнать, из-за чего вам пришло в голову хвататься за оружие.

– Дарнторн позволил себе недопустимые высказывания о моем близком друге.

Вардос ощерился.

– Вот оно как. И вы уверены, что этот самый друг нуждается в столь решительном заступничестве?

«Вряд ли», – промелькнуло в голове у Крикса.

– Он погиб в Каларии, – объяснил Крикс. – А Дарнторн…

– Дарнторн вас провоцирует, а вы ведетесь, как щенок, – перебил Нетопырь.

Крикс промолчал. Наставник был не так уж и не прав, но тешить его самолюбие таким признанием оруженосец коадъютора не собирался.

Кабинет Мастера-со-шрамом размещался в главной башне Академии, откуда весь Лакон был виден, будто на ладони. Крикс бывал здесь всего пару раз – еще в то время, когда главой Академии был Ратенн. Южанин смутно помнил, что в то время в очаге весело трещал огонь, а стол был застелен вишневым бархатом. Теперь же кабинет приобрел такой же пустой и неуютный вид, как комната мастера Вардоса в Аркморе. Половина мебели исчезла, камин выглядел ненужной частью обстановки, зато два из трех высоких окон были открыты нараспашку, несмотря на холодную осеннюю погоду. Только оказавшись в этой комнате, «дан-Энрикс» осознал, что так и не вложил свой меч обратно в ножны, словно собирался драться с Вардосом. Какая же все-таки глупость…

Нетопырь не сел за стол – только оперся на него одной рукой и обернулся к юноше.

– Скажите: вам известно, что лаконцам не разрешено носить оружие? – спросил он почти мирно.

– Да, наставник, – признал очевидное «дан-Энрикс».

– Разумеется… А вы когда-нибудь задумывались, для чего введен такой запрет?

«Чтобы всякие идиоты, вроде нас с Дарнторном, не поубивали друг друга прямо в Академии», – хмуро подумал энониец.

– Нет, наставник. Я об этом не задумывался.

– Очень жаль. Могу я взглянуть на ваш меч?

Крикс помедлил и протянул меч старшему мастеру. Чувствовал он себя при этом так, как будто бы кого-то предал.

– У меня есть для тебя подарок, – сказал коадъютор пару дней назад, когда они как раз заканчивали завтракать. Голос мужчины звучал суховато – вероятно, чтобы как-то оттенить сентиментальный смысл его слов.