Кир Булычев
Дети динозавров


– Улетай, – согласилась Алиса. – Только выброси сначала яйца динозавров, черепах и змей. Ведь тебе все равно, погибнут они или выживут!

Гай-до замолчал.

Лишь через час, когда Алиса с Пашкой выбрались через люк и остановились рядом с ним, в лесу, подступавшем в том месте к обрыву, корабль сказал:

– Я разочарован путешествием с моими так называемыми друзьями. Очень тяжело пережить издевательства и насмешки!

Глава 10

Учтя опыт вчерашних походов, Пашка и Алиса отправились к обрыву, снова изменив свой внешний вид.

Пашка выглядел как самый настоящий пнут, а на шее у него болтался большой мешок из непрозрачного пластика.

Алиса же снова стала птицеящером, потому что у птицеящеров были сильные передние лапы с когтями. Ими удобно поднимать большие круглые яйца динозавров.

Оставив Гай-до в чаще, Алиса с Пашкой осторожно направились к знакомой пещере, где сидели наседки пнутов.

Вот и озеро, вокруг которого бродят травоядные гиганты… А вот и обрыв. Но пнутов, которые вчера охраняли вход в большую пещеру, не было видно.

Пашка первым заглянул в пещеру. Там было пусто.

– Я боюсь, – сказал он, – что вчера мы их спугнули и они перенесли яйца в другую пещеру.

– Далеко им не уйти, – сказала Алиса. – Но сначала я проверю, не забыли ли они чего-нибудь там, внутри.

Пашка остался у входа, а Алиса заглянула в пещеру.

В пещере она нашла только одну наседку.

Пнутиха была мертвой. Она лежала черным холмом на изрытом, истоптанном сене. Рядом с наседкой валялось раздавленное золотое яйцо – нужно было обладать немалой силой, чтобы его раздавить.

– Пашка! – закричала Алиса. – Несчастье!

Пашка сразу ринулся в пещеру. Но не разглядел мертвую наседку.

– Что случилось? – спросил он.

И тут увидел убитую пнутиху и раздавленное яйцо.

Он наклонил свою страшную голову, разглядывая наседку, и Алисе стало на секунду не по себе – ведь она видела, как гигантский ящер стоит над телом подобного ему чудовища и, покачивая головой, размышляет.

– Я думаю, что на них напали другие динозавры, – сказал Пашка.

– Зачем?

– У них идет борьба за существование, как во всей природе. Более сильные напали на пнутов. Вот даже след, смотри…

И в самом деле, по раздавленному яйцу можно было понять, что в пещере побывал какой-то исполин.

– Остальные разбежались, – сказал Пашка, – а одна самка не успела убежать.

– Если это так, то я только довольна, – сказала Алиса.

– Не понимаю, чем ты можешь быть довольна, если видишь погибших животных? – удивился Пашка.

– Если это обыкновенная вражда ящеров, то эта пещера – исключение, и в других пещерах все должно быть в порядке.

– А что же еще может быть? – спросил Пашка. – О чем ты подумала?

– Я сначала подумала, что сюда снова прилетели грабители. Тогда это – угроза всей планете.

– Почему? Даже если и грабители! Они же раньше прилетали, ничего, обходилось. Увезут свою добычу, а ящеры новые яйца снесут.

– Пашенька, пойми же! – взмолилась Алиса. – Раньше здесь был хороший климат, и динозаврихи могли снова снести яйца и вывести детенышей. А теперь жизнь на планете доживает последние месяцы. Потом здесь все замерзнет. И если украсть яйца динозавров, это значит – уничтожить их вообще. Ведь в холод динозаврихи не смогут снести новые яйца и высидеть их.

– Ты права, – согласился Пашка. – Давай не будем терять время попусту. Я думаю, что сейчас самое время заглянуть в другие пещеры и посмотреть, как там обстоят дела.

Перед выходом из пещеры они снова остановились. Здесь следы были виднее. Все было истоптано, и на мокрой земле были оттиснуты многочисленные следы пнутов и несколько отпечатков куда более крупных лап…

– Я знаю, кто это, – сказала Алиса. – Это крейсерозавр. Помнишь, ты с ним отважно сражался?

Пашка согласился с Алисой.

Они пошли вдоль обрыва в поисках следующей большой пещеры.

Со стороны они, наверное, выглядели странно: рядышком идут два ящера – гигантский пнут и втрое уступающий ему размером птицеящер. И разговаривают ящеры по-русски.

Впрочем, последнее было несущественно, потому что на планете Стеговия никто не знает не только русского, но и английского языка или космолингвы, на которой объясняется вся Галактика.

– Паша, – сказал птицеящер, – меня очень смущает одна деталь.

– Докладывай, – ответил пнут.

– А как крейсерозавры носят яйца?

– Наверное, в передних лапах, – сказал Пашка.

– А сколько было яиц в той пещере?

– Трудно сказать. Ты ведь тоже не считала.

– Я сказала бы, что там сидели четыре или пять наседок, каждая высиживала шесть, десять яиц… это неважно. Ты мне скажи, сколько было крейсерозавров?

– Судя по следам… наверное, два.

– Как два крейсерозавра могут унести пятьдесят золотых яиц в передних лапах, если эти лапы им нужны, чтобы отбиваться от разъяренных пнутов?

– Ой, спроси что-нибудь полегче, Алиска, – отмахнулся зеленой лапой Пашка. – Унесли, значит, унесли. Вот у меня, например, есть мешок на шее…
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск