Кир Булычев
Дети динозавров

«Плохой?»

«Хороший», – ответил Пашка.

Значит, существа одной породы могут мысленно общаться!

«Хороший пнут?» – спросил динозавр. Алиса не знала, кто такой пнут, – наверное, и Пашке никто об этом не сказал.

«Хороший пнут», – повторил Пашка.

«Хорошо бы угадал!» – подумала Алиса.

Конечно, динозавры общались не словами, они передавали друг другу общие понятия, которые даже не выразишь словами, и надо быть своими на этой планете, чтобы разбираться в волнах первобытных мыслей.

«Зачем пришел?» – спросил динозавр.

«Пнут пришел к пнуту», – сказал Пашка.

«Пнут к пнуту», – повторил динозавр.

Он обернулся к своему напарнику и мысленно сказал:

«Пнут пришел».

«Хороший?» – спросил напарник, который тоже был туповат.

«Пнут хороший».

Тогда второй динозавр, стоявший у входа в пещеру, подумал так:

«Хороший пнут пришел. Хороший пнут встретил его. Мы все – хорошие пнуты».

«Ну вот, обошлось, – подумала Алиса. – По крайней мере, теперь я буду знать, как называется эта порода чудовищ».

– Пнут Пашка! – пропищала она. – Я полечу в пещеру, погляжу, что они там берегут.

– Осто-рож-но, – сказал Пашка.

Это удивило пнутов.

«Он делает ртом», – сказал один из них.

«Он плохой пнут».

«Все пнуты умеют делать ртом», – ответил им Пашка.

Динозавры растерялись. Такая высота разумения была им не под силу. Они начали открывать и закрывать рты, но из них вырывался лишь занудный рев. Ничего больше ртом динозавры изображать не умели.

Пока динозавры, которые стерегли вход в пещеру, учились разговаривать, Алиса незаметно влетела внутрь.

Там было темно, но для Алисиных глаз темноты не существовало.

Пещера была велика. В ней пахло навозом, и там было куда теплее, чем снаружи.

Пол был устлан грязной соломой, а над полом возвышались какие-то темные груды, словно черные стога сена.

Когда Алиса подлетела поближе, она сообразила, что видит пнутьих самок, которые сидят неподвижно и, кажется, дремлют.

Алиса никак не могла понять, почему же они такие неподвижные. Но, опустившись пониже, она поняла, что чудовища заняты делом. Это пнутьихи-наседки. Они высиживают яйца. Если опуститься к самому полу, то увидишь, что из-под животов чудовищ видны округлые бока яиц. Алису удивили цвет и блеск яиц. Яйца отливали золотом. Такого ей еще не приходилось видеть. Представляете – пнутьихи восседали на золотых шарах, каждый размером больше футбольного мяча.

Алиса осторожно подбежала по полу к выкатившемуся из-под наседки яйцу и постучала по нему ноготком. Яйцо не отозвалось, да и не могло отозваться – оно же было полным.

Динозавриха услышала стук и сердито обернулась к Алисе. Она увидела ничтожную летучую мышку, которая посмела дотронуться до ее сокровища. Со злобой пнутьиха попыталась прихлопнуть наглую мышку лапой, но промахнулась – Алиса взмыла вверх и вылетела из пещеры.

Снаружи Пашка стоял между двумя стражами.

Алиса села ему на переносицу и сказала:

– Пашка, я все поняла!

В ответ ей Пашка страшно зарычал и попытался прихлопнуть Алису лапой.

Ой, она снова ошиблась!

Алиса взлетела, а стоявший рядом другой пнут приоткрыл жабью пасть и с усмешкой спросил:

– Ты че-го са-дишь-ся на чу-жой нос?

– Пашка, – запищала Алиса сверху. – Ты мог бы и предупредить! Меня же чуть не прихлопнули!

– В следующий раз лучше смотри, – рассмеялся Пашка. Он уже почти не заикался. – Я кра-сивый, а они – уроды!

«Что делает пнут? – снова заволновались динозавры. – Зачем он опять открывает рот?»

– Слушай, Пашка, – сказала Алиса. – Знаешь, что там, в пещере?

– Они мне уже сказали, – ответил Пашка.

– Там сидят пнутьихи на яйцах.

– Правильно.

– А какие яйца?

– Ихние, – сказал Пашка. Его морда выглядела очень глупой.

– Вот и не знаешь. Яйца у динозавров не простые, а золотые! Теперь тебе понятно, зачем сюда прилетали браконьеры и почему динозавры так не доверяют людям?

– Понятно.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск