Текст книги

Катя Матуш
Звёздные окраины. Том 2


Обычно я во время рисования изображала мумию. Не дышать, не двигаться, не слышать. Правда, когда теперь решила расслабиться порвала первый холст, но мне и это понравилось. Вся в поту и с окровавленной головой, я смотрела на искромсанный белый квадрат и ликовала. Танцы мне давались с трудом. Раздражало, что взмахом пальца по колёсику изображение не уменьшается. Приходилось постоянно отходить, убедиться, что перспектива не поехала. Бесполезная функция, а то как же…

За неделю в типографию никто не приходил, а на центрах Рыбы был установлен пароль. Так что, когда вечером шестого дня я решила посмотреть кровавый фильм двух актёров, ничего не вышло. Трёхчасовое рытьё в базах своего центра плодов вообще не принесло, он был чист. А мне бы увидеть это ещё раз… Корить себя за отвлечение на рвоту, вместо того чтоб вникать в процесс, было глупо. Если бы они меня предупредили, что будет мокро и кроваво, я может ещё и выдержала. А может сразу сбежала.

***

День разгорался теплом. Лето подкрадывалось всё ближе, и мне влезла в голову мысль, что можно развлечься и съездить на музыкальный фестиваль в Вознесенский район. Так себя изматывая далеко не уйдёшь, того и гляди соглашусь на полигон для пожаров, чтоб расслабиться.

Я сняла с мольберта свой первый законченный шедевр. Желтые стены по мне-таки плачут, но я всё же видела в этом смысл. И пока что, он меня немного пугал.

Но я ему обещала, я сделала…

Теперь не мешало бы разрядиться. И поесть. Я устроилась у дерева, неподалёку от дома и стала ждать пока соседки займут свои места. Через пол часа мелькнул первый платок, и спустя десять минут, я уже бодро вышагивала, готовая протянуть руку помощи всем нуждающимся. За пирожки и сало, конечно же. Хотя и носки пригодились. Тапочек у меня не было, и, когда вечером пятого дня я позволила себе разгуливать по типографии полуголая в халате, холодный пол быстро напомнил про вязаный подарок.

– Здравствуйте! – громко поприветствовала я собравшихся.

– Вера! Ты куда пропала! – вскрикнул дед.

– Да, работы навалилось.

– Правильно, – вступила Мира Степановна, – молодость самое время зарабатывать, что б было, что на старость отложить!

Старики поддержали кивками. Но и я спорить не собиралась. Сейчас осматривая окружающих внимательнее становилось понятно, что от старческих примочек у них только пирожки. Горящие глаза, у большинства платки накинуты на манер французских модниц. Некоторые даже позволяли себе роскошь, в виде небольших каблучков. Уже припоминая лица я поняла, что это жительницы первых трёх этажей.

– В магазин иду! Будут пожелания?

Я выслушала небольшую лекцию на тему «все бы такие молодцы, как Вера», и уже в очень приподнятом настроении заворачивала к супермаркету. По мимо никак не заживающей головы, руки тоже зачесались, предвкушая скорую сытую встречу с мольбертом.

Колбасы на этот раз я себе закинула три палки, на случай скудных подачек. Со списком стариков расправилась быстро, он почти не изменился с прошлого раза. И благо хлеб с киселём в порошке, весили не много. Себе тоже взяла пару пакетиков, говорят та ещё дрянь, но вода из-под крана уже осточертела. Я задумалась и зашла в алкогольный отдел. Почему бы и нет?..

Гуляя взглядом по полкам в поиске Рислинга, я не переставала поражаться низким ценам и новым названиям. Где-то в голове пронеслась мысль, что такие копейки за бутылку вина не спроста, но, выуживая самую дорогую из представленных, уже не думала.

Минуя прилавок с мясом, но который я зареклась больше никогда в жизни не смотреть, внимание привлёк наворачивающий вокруг себя круги ребёнок.

– Лейла! – крикнула я, радуясь, что с девочкой всё хорошо, и она бодрее, чем когда-либо.

– Вера! – запрыгивал ко мне на руки ребёнок, теребя за косынку. – Ты зачем эту штуку носишь?

– Для красоты! – врала я.

– Она не красивая. Причёска красивее! – принялась сдирать с меня косынку Лейла.

– Рита, спасай… – поняла я, что без приглашения старшая сестра и не подумает вмешаться.

– Ты где пропадаешь? Почему не заходишь? – Рита стащила с меня Лейлу, которая, не обращая на нас внимания шустро понеслась к прилавку с овощами.

Может у неё гиперактивность и потом она пару суток отсыпается?

– На работе, нужно осваиваться.

– А это что? – ткнула она пальцем венчавшую тележку хлеба бутылку.

– А это вино, выходной, – неуверенно пожала я плечами.

Мы прошли к кассе, и уже упаковывая пакеты, я заметила, что Рита не заплатила за свой товар, хотя кассир его пробил. Мой удивлённый взгляд без ответа не остался.

– Чего? За нас район платит, мы многодетная семья, – ухватывала Рита пакеты по удобнее.

– Почему мама у вас такая худая тогда?..

– Не знаю, она всегда такой была, – пожала плечами Рита. – Лейла, пошли! – привлекала она неугомонного ребёнка, после чего приклонилась ко мне и ехидно прошептала, – и с кем ты планируешь пить?..

Я намека не поняла, потому что пить мне на самом деле было не с кем. И не считая свадеб, дней рождений и… похорон, я всегда пила одна, и не видела в этом ничего страшного.

– Ни с кем, – постаралась я не выдать на лице смущения.

Мы уже дошли до поворота, где нам надо было расходиться, как Рита не уверенно заговорила:

– Слушай… Я конечно не думаю, что ты будешь в восторге, но если хочешь, мы с девчонками вечером идём в клуб. Подходи к моему дому к восьми.

– О, хорошо! – согласилась я даже не подумав.

Видать совсем изголодалась по людям в своём подземелье. На прошлой работе хоть Юлька веселила. Интересно, удалось подцепить кого?.. Хотя, местные забавы в любом случае были мне интересны. Последний поход в клуб оказался вообще судьбоносным. Да и пьяных людей легче раскрутить на откровенности.

– Только ты не надейся… – уже раскрасневшись цедила нагруженная Рита, – знаем мы, что наши клубы от городских больно отличаются.

Боится я приду, пальцы погну, застыжу их и свалю?

– Не переживай, я до сих пор считаю ваш дом самым уютным в округе, а уж от моего он сильно отличается. Но я не обещаю, если не приду до восьми, значит меня не ждите.

– Хорошо. И, Вер, – уже совсем шептала Рита. – Если придёшь, оставь платок на голове, а то мы по сравнению с тобой, как кошки драные. Не хотелось бы в драку ввязаться.

В драку?.. Я в любом случае не собиралась его снимать, и как бы Рита сейчас себя не принижала, вышло всё с точностью наоборот. Почему они думают, что я чем-то лучше их? Я всеми силами пытаюсь отгонять мысли о собственном превосходстве, а они их только подпитывают! Ну да, бывают волосы густые, бывают нет, но это ж не зависит от места рождения! Наверняка Рита не поверила, что к моему гнезду причастна только природа. Я далеко не красотка, и то, что в их глазах вокруг меня витает аура горожанки бесило меня до ужаса. Хотелось, чтобы Марта и её семья относились ко мне, как к равному, и в Ритином поведении раньше я не усматривала таких претензий. Парня нашла? Боится уведу?

Уж насчёт этого может не переживать. Пока что меня интересует только один мужчина, и ему я должна пол миллиона.

Настроение вернулось в более спокойное русло и отсутствие бабок на лавках радовало лишь слегка. Хоть не пришлось ждать, пока уйдут по домам.

***

Я ковыляла на последний в списке, восьмой этаж, и никак не могла перестать хвалить себя за сообразительность. Пирожков было не много, за то мясной пирог, банка варенья и платок – «что за срам на голове», приятной тяжестью упали на колбасу.

Подойдя к двери Анны Дмитриевны, я склонилась, зажала хлеб подмышкой, пакет с парой помидоров в зубах, и начала перекладывать часть своих подарков в опустевший пакет. Дверь открылась сама стоило мне занести руку для постукиваний.

– Спасибо, Рыба! Только попробуй нас оставить… Мы ж тут все разом захиреем!

– Это точно!

Рыба наклонился и подставил щёку довольной бабульке. Улыбку с его лица сдуло, когда он увидел перед распахнутой дверью меня.