Текст книги

Катя Матуш
Звёздные окраины. Том 2


– Вера! Спасибо дочка! – бабулька выдернула буханку и пакет с помидорами из челюсти, которую мигом свело. – А ну, погодь!

Она засеменила на кухню и вручила мне небольшой пакетик, что я сразу кинула к остальным подаркам. Дверь закрылась.

Рыба стоял рядом, удерживая в руках пакеты в несколько раз крупнее моих. На шее у него висел стетоскоп. Я не удивилась, так как за эту неделю многое успела переосмыслить, и рассматривая снимки, что остались после продажи, наверняка убедилась, что он либо портной, либо врач.

– Ты где была?

– В типографии, – не смогла я соврать, да и смысла не было.

– Ночью? – вытаращил он на меня свой глаз, явно не веря в сказанное.

– Д…

– Я был там ночью вчера и сегодня. Как-то не заметил тебя.

– Зачем ты попёрся туда ночью?..

Я не могла решить, сказать ему, что я нагло заняла его комнатушку или нет… Ну не придушит же он меня трубками, что сейчас болтались у него на шее. Видимо, Рыба был только в кабинете, да и смысл ему подходить к сцене. Видать, я настолько свыклась, что теперь сплю, как убитая…

А он теперь, отводил взгляд и придумывал отмазку. Что? Пересматривал свои кровавые видео?.. По плоти изголодался?

В голове всплыла ещё одна, менее вероятная причина. Чувствуя, как к щекам приливает краска, я припомнила вечер шестого дня. Я изрыла весь кабинет, пока искала пароль от его центра, и буквально молилась, чтоб найти у него на столе некоторое подобие визиток. Его номер я почему-то не записала. Хотя, понятно, почему. До недавнего времени, я считала, что звонить должен только он мне, и только по делу. Но впервые взглянув на законченную картину поняла кое-что ещё.

Я опустила пакеты и достала смартфон.

– Дай номер.

Быстро вбив в книжке «Рыба», я отошла к лестнице, ведущей в низ. Тащиться на свой этаж я изначально не планировала, как бы меня сейчас не подмывало на этот идиотский выматывающий поступок.

Я опустила ногу на ступень и словила его недоумевающий взгляд.

– Будешь опять меня искать, просто позвони, – и сбежав на пару ступеней добавила, – я бы так и сделала.

Грифельный

– На сегодня всё, – шумно выдохнул Илья, сцепляя стопку заказов, – последняя сотня ушла с тройной наценкой! – радостно постукивал он по экрану смартфона. – Ждём курьера и домой.

– Да что с этой дверью!

Предпринимал я третью попытку откинуть ржавую створку. Надо менять транспорт… И сидения бы помягче. Копчик в крошки.

– Отойди, – отстранил меня оператор и с лёгкого тычка распахнул кузов, – надо каши больше есть! – усмехнулся он, спрыгивая с пандуса.

Я недоверчиво осмотрел петли, может я не в ту сторону толкал?.. Контуженый идиот.

– Ох, ёптвою… – с омерзением отпрыгнул Илья от грузовика.

Эхом по кузову вибрировал полный боли и отчаяния крик. Меня передёрнуло. Что за гортанный свист?.. Ведомый любопытством я свесился в проход.

Подпирая стену у коробок, едва удерживая себя на ногах, кто-то, судя по всему женщина, пыталась облегчить себе пьяные страдания. Яркий свет из кузова жестко обводил сгорбленный силуэт, путаясь в её волосах.

Это что за гнездо?..

– Даа-а, вот чем заканчивается бесконтрольное вливание бухла! А ну-ка… – в руках оператора сверкнула вспышка.

И что тут интересного?.. Профессиональные потребности?

– Из неё там демон вылазит походу!

Демон вряд ли, вероятно какая-то травма горла. При очередном спазме женщину потряхивало. Ещё и судорога в ногу отдаёт, что норовит подкоситься каждую секунду.

Я спрыгнул и встал рядом с идиотом, радостно наблюдающим чьи-то страдания. Профдеформация после моих вскрытий?

Свет от вспышки терялся в завивающихся волосах, и мешаясь с желтоватыми лампами, вырывался наружу сотнями оттенков, будто на макушке пристроилась бриллиантовая шапка. Я как завороженный крутил головой, улавливая мельчайшие, просачивающиеся сквозь кудряшки лучи.

Да я точно сбрендил… Что в этом бардаке могло показаться мне волшебным?!

– Ну-у… – взвыл Паша, когда я прикрыл камеру рукой, пытаясь избавиться от завораживающего наваждения.

Оператор начал теребить смартфон, желая возобновить съемку. Бесит!

Запуская его технику в стену, я мечтал поскорее избавить свои глаза от страданий. Пусть только вякнет… Он зарабатывает на мне столько, что может ещё ящик таких же купить!

Я перевёл на парня полный бешенства взгляд, всеми фибрами намекая, что пару раз отступить от принципов смогу и подвешу его живьём. Во своё спасение спорить он не стал, и зашустрил за шефом. Было бы что снимать…

– Стой.

И откуда у нас столько силёнок взялось…

Я провалился рукой в мягкую копну и потянул на себя измождённое существо, предпринимающее жалкую попытку к бегству.

Какая красота…

Свежие лиловые подтёки с концентрирующейся синью. А тут у нас что… не рассчитала силёнок прикладываясь головой? Нос уже желтеет, наверняка прошла почти пара дней. Хорошенько её кто-то отделал.

– Бо-ольно… – пыталась девушка уцепиться за мою руку, что вытягивала её содрогающееся тело в струну.

Хм-м… Не похожа на пьяную. Запаха алкоголя вообще нет. Судя по растекающимся у стены крохам, несварение тоже под вопросом. Сотрясение?

Я ослабил хват и сразу почувствовал напряжение, что пробежало по её худому телу. Решила вложить всё в последний рывок?..

Мягкая, как плюшевая игрушка…

Запуская руки меж волос, я не мог справиться с наслаждением. Отчего-то, она казалась мне до броского настоящей. Несмотря на обречённый с первого взгляда вид, жить ей сейчас хотелось, как никогда. Даже не имея сил на сопротивление, она умудряется переправлять судороги, мечтая высвободиться. Вот это воля… Что ж на этой проклятой земле тебя так держит? Семья? Дети?..

А тут у нас что…

Меня обдало обжигающей волной. Какая прекрасная шея… Удушье? Пальцев не видно, но гематома знатная, почти вишнёвая… Я б на её месте блевать собрался в последнюю очередь, наверняка боль адская.