Евгений Валентинович Усович
Человек, которого не было


– Позвоню Риске, – в отчаянии решил он. – Пусть летит немедленно. Все равно пропадать. Так хоть не такой мучительной смертью.

Павл схватился за мобильник и уже начал было набирать код Рисы, как вдруг ему пришло в голову, что дорогие модели, как правило, оснащались ультразвуковым устройством, защищающим владельца от маленьких кровопийц на даче или вдали от города. Сорвав с запястья аппарат, он принялся вертеть его, изучая кнопки. Ничего особого в них не было, и Павл полез в меню. Ему повезло. Нужная опция обнаружилась быстро, отмеченная кольцами, расходящимися от мерцающей точки. Он нажал мизинцем на отмеченную точку и прислушался. Противного тонкого пения уже не было слышно. Остался только нестерпимый зуд по всему телу. Некоторое время Павл остервенело чесался. Наконец его терпению пришел конец. Отложив в сторону мобильник и сбросив с бедер лохмотья, он понесся к ручью. Купание принесло ему облегчение. Зуд стал стихать и вскоре прекратился вовсе. От укусов на коже остались только красные пятнышки. Павл вернул лохмотья на место и взял в руки мобильник. После недолгого обследования выяснилось, что это была не просто дорогая, а очень дорогая модель. Телекартинка не высвечивалась непосредственно на мониторе, а повисла над ним в виде голограммы размером почти пятнадцать дюймов. Качество изображения было великолепным. Павл аккуратно пристроил мобильник у скалы и улегся, подложив руки под голову.

По трем программам транслировался прямой концерт самой модной музыкальной группы года – петербургской «Арти-Шок». Три симпатичных девчонки и два шоколадных парня в костюмах «а ля натурель» со знанием дела вживую демонстрировали иллюстрации к Камасутре. Непостижимо, но при этом они еще умудрялись петь. Молодежь, заполнившая газон стадиона, с упоением занималась тем же самым, но режиссер благоразумно стадион не показывал. Админ смотрел на это действо благосклонно. Считалось, что народу нужно «встряхнуться». Вообще-то группа эта Павлу нравилась. Они с Риской не раз пытались повторить то, что выделывали «Арти-шоки», под странные тягучие напевы, почему-то вызывающие неудержимое желание.

Еще шел старый фильм о трагической любви двух относительно немолодых людей, умудрившихся познакомиться за месяц до Дня Ухода, который, по прихоти режиссера, приходился у них на одну и ту же дату. Влюбленные решили закончить свои дни в экстремальных условиях и отправились в путешествие по таежной реке, где случайно спасли от верной гибели молодого и слишком горячего туриста, оказавшегося сыном вице-президента одного из отделов Админа. Естественно, им тут же было подарено целых десять дополнительных лет жизни, и они вернулись обратно, не веря своему счастью. Фильм этот Павл уже несколько раз видел и снова переключил программу.

Розовощекий представитель Отдела Здоровья убедительно доказывал, что расходы городской казны на единственную в городе больницу не имеют смысла, так как врачи «Скорой Помощи» прибывают к больному через сорок пять секунд после вызова. Естественно, с полным набором необходимого оборудования. Тут же он не преминул сообщить, что за последнюю неделю зарегистрировано всего три вызова, два из которых сделали будущие мамы, а один – старик, которому Админ за особые заслуги отсрочил День Ухода.

«Мы обязаны сделать все, чтобы каждый гражданин встретил День Ухода абсолютно здоровым», – напыщенно произнес он и попрощался.

После этого начался блок вечерних новостей. Ведущая скучным голосом рассказывала о невиданных урожаях мидий, об очередной удачной операции по погашению зарождающегося в Тихом океане цунами, о том, что самые далекие африканские села наконец достигли наивысшего уровня цивилизации, то есть, подключились к Большому Админу. В целом, нигде на планете ничего особого не происходило. Все ее обитатели были сыты, довольны и, в пределах отведенного срока, радостны и счастливы. Правда, ведущая упомянула о том, что обнаружены новые факты деятельности «Бессмертных», но это было произнесено вскользь и скороговоркой. Закончились новости демонстрацией уже знакомой Павлу потрепанной физиономии. На этот раз в дополнение к ней на экране появились кадры его дома, поломанная скамейка, клочья одежды на кустах и виноватые физиономии проштрафившихся полицейских. Офицер в форме генерала Админа веско заверил телезрителей, что с подпольной организацией бомжей в городе очень скоро будет покончено. Полиция уже принимает решительные меры. При этом он упирал на слова «организация» и «подпольная». На эту мысль полицию навел тот факт, что неуловимый бомж скрылся на мультикаре, ожидавшем его на улице. К сожалению, полицейским не удалось засечь его, так как мультикаром управлял, видимо, профессионал, что как раз свидетельствует… Генерал снова со значением употребил термины «организация» и «подпольная».

В заключение, ведущая гораздо более радостно сообщила, что сейчас будет включен дождь интенсивностью сорок пять единиц и при выходе на улицу нужно брать с собой зонты.

Павл еще пощелкал кнопками, надеясь посмотреть перед сном не очень известный фильм. Наконец его увлек какой-то сумасшедший блокбастер, и он с интересом стал следить за совершенно уж невероятными приключениями героев в действующем вулкане, где-то на глубине четырех километров под водой.

Фильм закончился почти за полночь. Павл выключил изображение и, потянувшись, встал. Надо было как-то располагаться на ночлег. Он с сожалением подумал, что хорошо бы вспомнить об этом на пару часов раньше. Протянув руку, он на ощупь нашел на выступе скалы бутылочку и с удовольствием напился, еще раз отметив чудесный вкус воды. Потом стянул с бедер импровизированную повязку и, подложив ее под голову, закрыл глаза. Земля была теплой, и простудиться Павл не боялся.

* * *

Как ни странно, он прекрасно выспался. Только все тело от твердого ложа непривычно болело. Павл вскочил и, несколько раз присев, побежал к ручью. Плеснув в лицо ледяной водой, он окончательно проснулся и принялся делать зарядку. Закончив нехитрые упражнения, он повязал вокруг бедер лохмотья, служившие ему подушкой, и, вздохнув, приступил к «завтраку». Запасов ему хватило на пару минут и, бросив крошки в рот, Павл принялся мечтать, где бы раздобыть еще что-нибудь съестное. Наконец, он обнаружил, что все его мечты так или иначе заканчиваются мыслями о Рисе и с досадой поднялся. Риса если и прилетит, то никак не раньше вечера. Значит, нужно найти себе занятие. Домик разве соорудить? Шалаш какой-нибудь… Павл с сомнением посмотрел на колючие ветви ежевики. Нет, это возможно, пожалуй, только в лесу. Лезть наверх ему не хотелось, и эту мысль Павл временно оставил.

«Пойду, поброжу по берегу, – наконец решил он. – Может быть, найду что-нибудь интересное».

На этот раз он отправился вверх по течению. Скалы становились все меньше и ниже и наконец, через полкилометра, превратились в обыкновенный склон, густо заросший ежевикой и дикой малиной. Кое-где на кустах сохранились перезревшие плоды. Павл аккуратно собрал их в ладонь и с удовольствием отправил в рот. Ему показалось, что вверху ягод побольше, и он полез за ними. Проглотив пару горстей, Павл от избытка чувств похлопал себя по животу и огляделся. За небольшой полянкой начинался лес. На опушке стоял громадный развесистый куст, очень похожий на орешник. Павлу даже показалось, что он видит в листве орехи. Оглянувшись, чтобы заметить место, он ничего примечательного не нашел и, сломав ветку, воткнул ее в землю рядом с собой.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу