Евгений Валентинович Усович
Человек, которого не было


Риса потянулась к нему и коснулась губами щеки.

– Тебе надо искупаться…

Она отодвинулась и, осмотрев его с головы до ног, добавила:

– И переодеться.

– Я бы рад, – горько усмехнулся Павл. – Только как это сделать?

– Так! – решительно заявила Риса. – Давай-ка рассказывай все по порядку. Потом примем решение. Я тоже…

– Подожди, – мягко остановил ее Павл. – Сначала одно дело.

Он достал из-за пазухи пакет и протянул Рисе.

– Что это? – удивилась она. – Это мне?

Павл кивнул.

Риса вынула из пакета телеблокнот, удивленно пожала плечами и, открыв, увидела конверт.

– Ты это имел в виду?

– Да, – кивнул Павл. – Тебе нужно прочитать.

Она двумя пальцами вытащила из конверта листки и пробежала их глазами. Потом посмотрела на Павла.

– Ты хочешь сказать…

– Да, – быстро сказал Павл. – Тебе нужно вписать сюда свое имя и срочно оформить наследство. Придумаешь что-нибудь. Ну, например, что ты помогала отцу ухаживать за садом. Или он тебе. Хотя…

Он опустил глаза и помолчал.

– Вообще-то, ты можешь и отказаться. Только тогда привези мне одежду и еды. Я как-нибудь здесь перекантуюсь.

Риса шлепнула его листками по губам.

– Вот дурак. Да я просто хотела тебе рассказать кое-что…

– Риска! – взмолился Павл. – У нас времени нет. Тебе и так придется проходить более строгую проверку из-за того, что я пытался проникнуть в дом. Я очень надеюсь, что ты сможешь. Но тебе нужно спешить. Я подожду тебя здесь. Вернее, внизу, у скал. Там ручей есть, я видел сверху.

Он открыл дверь и выбрался из машины наружу. Безмятежная тишина и зной сразу же охватили его.

– Ф-фу, жара! – сказал он, невольно прикрывая глаза рукой. – Пойдем под деревья.

– Ну у тебя и видок, – засмеялась Риса, глядя, как он пробирается в тень. – Будто кошки тебя драли. Штук сто.

– Ага, – пробурчал Павл. – Кошки. Только растут из земли. Я в их объятьях несколько дней провел.

– Вот, возьми, – сказала Риса, протягивая ему пластиковую бутылку с водой. – Я сегодня покупала. Хорошо, что не выпила. Вот еще булочка и йогурт.

– Вот это хорошо, – обрадовался Павл.

Он взял бутылку и приник к горлышку, с наслаждением глотая прохладную, чуть солоноватую газировку.

– О-ох, класс! – он сделал еще глоток и с сожалением завинтил крышечку.

– Ну все, я исчезаю, – улыбнулась Риса. – Постараюсь скоро вернуться. А если не вернусь…

– Только попробуй! – возразил Павл. – Ради чего я все это пережил?

Она закрыла дверь и медленно подняла мультикар на метр от земли. Павл махнул рукой. Риса послала ему воздушный поцелуй и поднялась еще немного. Потом вдруг снова снизилась и высунулась из окна, держа что-то в руке.

– На, держи. – она протянула Павлу мобильник. – У меня другой есть. Новости посмотришь. Не стесняйся, он без подзарядки. А то еще заскучаешь здесь. Ну теперь все. Пока.

Машина несколько секунд словно раздумывала, потом резко рванулась вверх и через мгновенье исчезла в небе.

Павл махнул ей вслед рукой и отправился в тень, разглядывая подарок. Очень дорогая вещь. Одна из последних моделей с подзарядкой от энергии тела. Широкий прозрачный браслет мягко охватил запястье. Экран светился зеленоватым светом, показывая время и дату. Выходило, что уже почти три часа дня. Посмотрев на дату, Павл вздохнул. Его новая жизнь продолжалась уже семнадцать дней. Оглядевшись, он уселся под громадной осиной, привалился спиной к стволу и устало закрыл глаза. В тени было заметно прохладнее. Впервые за все эти дни его вдруг словно что-то отпустило. Ласковый ветерок, сладкие запахи травы и лесной прели вконец сморили его, и он заснул.

* * *

Проснулся он ближе к вечеру. Жара заметно спала. Павл встал и с удовольствием потянулся. Давно уже он не чувствовал себя так хорошо и спокойно. Очень хотелось есть. Он поискал глазами. Стаканчик с йогуртовым желе стоял тут же, возле дерева. Сверху лежала булочка. По ней уже бегали муравьи. Павл осторожно сдул их на землю и, разломив булочку, неторопливо отправил половину в рот кусочек за кусочком. Желе он тоже разделил пополам.

Пора было спускаться вниз. Подняв продукты и бутылочку с остатком воды, Павл направился туда, где, по его расчетам, находились скалы. Судя по тому, что он успел заметить из окна мультикара, они были недалеко. Главное, не выйти к обрыву.

То ли он ошибся в расчетах и взял не то направление, то ли сверху все казалось поближе, но путь к ручью занял у Павла больше часа. Спустившись наконец по довольно крутому склону, он почувствовал, что устал. Ручей оказался небольшой речкой метров в пятнадцать шириной. Хрустально прозрачная вода лениво журчала в камнях. Павл присел на корточки и, зачерпнув ладонью, сделал глоток. От холода сразу заломило зубы. Вода была необыкновенно вкусной. Павл вылил газировку и, наполнив бутылочку из ручья, стал пить маленькими глотками, пока не утолил жажду. Потом он сбросил одежду и, вздрагивая от прикосновения холодной воды, осторожно вошел в ручей по колени. Некоторое время он нерешительно стоял, ощупывая ногами скользкие камни, потом решился и, резко присев, тут же с уханьем выпрыгнул обратно на берег. Через несколько секунд его охватило блаженство. Немного постояв, Павл снова вошел в воду и, уже не обращая внимания на холод, с наслаждением вымылся, быстро растирая тело ладонями. Напоследок он несколько раз присел и с плеском выскочил из воды. Теплый воздух ласково принял его в объятия. Павл снова растерся ладонями и, подложив руки под голову, лег на теплую траву, вдыхая медовый запах каких-то скромных цветов.

Вокруг стояла невероятная тишина. Только жужжали невидимые мошки, где-то невдалеке в кустах тоненько вскрикивала неизвестная птаха, и тихонько журчал ручей.

– Так бы и лежать тут до утра, – лениво подумал Павл. Ему совершенно не хотелось двигаться.

Но уже темнело и пора было найти себе какое-нибудь пристанище. Павл подобрал одежду и с сомнением осмотрел ее. Натягивать на себя лохмотья не имело смысла. Тогда он просто обмотал их вокруг бедер.

После этого он встал и медленно пошел вдоль ручья, высматривая местечко, в котором можно было бы провести ночь. Подножие скал густо заросло ежевикой. Павл подошел к колючим кустам и усмехнулся. Такие заросли его уже не смущали. Он прошел еще немного и остановился. В скалах открылся небольшой карман, свободный от ежевики. Между скалой и кустами обнаружилась небольшая полянка, которую от ручья не было видно. Павл кивнул. Это место ему вполне подходило. Отыскав на скале небольшую полочку, он сложил туда немногочисленные продукты и подумал, что неплохо бы провести небольшую разведку. Но сначала надо было как-то отметить эту полянку, чтобы потом не тратить время на ее поиски в зарослях. Оглядевшись, он вдруг увидел прямо над головой деревце, которое росло из трещины в скале. Ни в одну, ни в другую сторону ничего похожего видно не было.

– Пойдет, – решил Павл. – Ориентир заметный.

Он двинулся вниз по ручью, время от времени оглядываясь. Деревце хорошо было видно. Тогда он пошел быстрее. Через сто метров ручей резко повернул. На другой стороне его открылась довольно большая поляна, на которую вполне мог приземлиться мультикар. За поляной, похоже, начиналось болото. Перебраться через ручей было делом нехитрым. Павл посмотрел еще немного на поляну и повернул обратно.

Привалившись к горячей поверхности скалы, он снова блаженно закрыл глаза. Думать не хотелось решительно ни о чем. Сидеть бы вот так и ждать, что там сумеет сделать Риска. Мысль о том, что все это может не получиться вообще, он старательно гнал прочь. Этого просто не могло быть. После того, что он пережил, никто не имел права посягнуть на его будущую свободу. Точно так же абсолютно не хотелось соображать, что он будет завтра есть.

– Будет день, будет и хлеб, – рассеянно подумал он. – Хоть до утра дожить…

Мысли прервал тонкий звенящий звук возле уха. Потом стала нестерпимо чесаться спина. Павл недоуменно завертел головой, пытаясь определить источник звука. Тут у него начала чесаться шея, потом живот. Он осмотрел кожу и с удивлением обнаружил чуть пониже пупка розовую, нестерпимо зудящую припухлость. Тоненький звон уже раздавался отовсюду. Вскоре Павл с остервенением чесал уже почти все тело. И тут вдруг в памяти всплыл учебник по биологии.

– Неужели москиты? – подумал он. – Вот это да! Я подвергся нападению москитов? Но ведь это же очень опасно.

Он вспомнил, что в учебнике москиты и прочие кровососущие насекомые представлялись разносчиками инфекции. В городе москитов не было. Специальные ультразвуковые установки надежно защищали горожан от их назойливых посещений. За всю жизнь Павл не встречал их ни разу. Поэтому он испугался. Не хватало еще подцепить что-нибудь здесь, в этой глуши. И вообще, за ночь эти твари его просто сожрут. Он в панике вскочил на ноги и принялся остервенело обмахиваться остатками одежды, пока не устал. Москиты коварно зазвенели снова со всех сторон.