Текст книги

Виктория Падалица
Палач 2


Всё же слишком откровенно Марджана себя ведет. Мы с ней давно не вместе. Не хотелось бы мне указывать ей на то, что её поведение несоответствующее. Но придется поставить её на место.

Марджана, будто прочитав мои мысли, убрала руку.

– Знаешь, почему я здесь, Фархад? Почему я с тобой сейчас, вместо того, чтобы участвовать в разработке очередной стратегии для Казбека? Знаешь, почему тебе помогаю? Не потому вовсе, что ты мне чертовски нравишься. А ведь это так. Но не потому…

– И почему же? – взглянул на неё вполоборота.

Марджана пробралась под футболку и снова взялась гладить меня. На сей раз я отсел подальше.

Марджана, поняв мой намек, встала и подошла к окну.

Оттуда она продолжала, но уже не так дружелюбно.

– Мы, выходцы из «Иллюзии», для Казбека падаль. Мы бездомные собаки, которым некуда податься. Нас, таких вот, блохастых и плешивых,  никто к себе не возьмет…

Она развернулась и взялась ходить по комнате. Речь ее становилась импульсивной.

– Видел, в каком состоянии были наши бойцы? Да, он их обработал, штурм мозговой повлиял, да так, что они тебя единственным своим врагом признали, но… – она остановилась неподалеку от меня. – Ты нас пощадил. Твой героический поступок открыл глаза многим. Они задумались о том, что ценно и свято.

– Поздно задумались. – я не верил её словам. Хотя бы потому, что она и "Джамаловцы" перебежали к врагу.

– Мы пешком всё расстояние преодолели, от границы до границы. По горам, без еды, ползком, без права на отдых и сон. Мы шли, чтобы умереть не понятно ради чего. Просто нам приказали разбить врага, либо нас казнят публично. Казбек, заведомо зная, что мы не осилим эту задачу, отправил нас на убой. Для кого-то из наших, а мы все одна команда – признай это, Фархад, – сей поход закончился ампутацией рук и ног, а кто-то… Кто-то просто не вернулся. – она сделала шаг ко мне. – Мне повезло больше, школа жизни пожестче была, чем у них, привыкшим к комфортным тачкам под задницами и изобилию жратвы под носом…

– Сами виноваты. Надо было не прибиваться туда, где вас ожидал ад и унижения. Вы знали, на что шли. «Иллюзия» имела достаточно мощи в своём арсенале, чтобы противостоять хоть Казбеку, хоть Чингисхану с армией пришельцев и восставших динозавров одновременно. Но именно вы растеряли всё это, нажитое вашим любимым Джамалом. Вы чувство собственного достоинства похоронили, попросившись к врагу на передержку. Теперь вы рабы и предатели, каждый из вас. А я, пусть и был рабом при Амирхане, но зато теперь свободен. Пожинайте то, к чему стремились.

– Никто из нас не мог предугадать, кем окажется Казбек. Казбек жесток, умен и глуп одновременно. Он не рассчитывает, куда, он просто замахивается и бьёт. Он ещё не дорос до того, чтобы отдавать приказы профессиональной армии. Ему бы в компьютерные войнушки играться ещё лет пять точно.

– Шило на мыло вы променяли, короче. Амирхан был такой же безответственный и инфантильный.

– Нет, Фархад. Казбек хуже Амирхана раз в тысячу. Не представляешь, что за войну он затеял. Погибнут миллионы, а может и даже миллиарды людей. Не представляешь масштабов разрушения, которые он себе вообразил и уже набросал в заметках. Он не только города сотрет с карты мира, но и неугодные ему страны, в особенности те, кто исповедует нашу веру. Теперь понимаешь, почему мы хотим к тебе? Три батальона готовы хоть сейчас ходить под твоим командованием.

Марджана глядела на меня чересчур заискивающе.

Мне стало не по себе от её напористости. Но я не смел сбивать её с мысли. Пусть договаривает.

– И я бы хотела под тобой ходить. Чтобы лично ты мною управлял, Фархад. А не тот борзый коротышка, который тебя замещает. Мечта у меня есть. Поклоняться тебе до тех пор, пока Аллах не заберет мою душу. И я добьюсь того, чего хочу. Если, конечно, не умру раньше, чем передам тебе свою волю в распоряжение.

Марджана говорила странные вещи.

Когда она успела растерять собственную гордость? Или это крик её души?

– Я готова умереть, Фархад. Ради твоей победы.

Марджана намерена играть в двойную игру. Рискует жизнью, не боясь быть пойманной.

И всё это ради того, чтобы мне помочь? Она жизнь свою отдаст за того, кого двадцать лет не видела и видеть не хотела?

– Что я должен отдать тебе взамен? – спросил, испытывая к ней недоверие.

– Платы с тебя я не возьму. Просто пообещай, Фархад, – Марджана резко наклонилась и, схватив меня за запястье правой руки, заглянула в глаза. – что спасешь нас. Заключи союз с радикалами первым. Иначе это сделает Казбек, и тогда "Мактуб" ополчится против тебя и всех, кто с тобой связан.

Глава 2. Фархад

– Этому не бывать. Никогда. – твёрдо заявил я. – Никогда я не заключу союз с радикалами. Даже если вся планета ополчится против меня, я не изменю своего решения.

– В таком случае, мы все погибнем.

– Кто сказал?

Меня взбесила категоричность Марджаны на худший исход войны.

– Казбек? Пусть Казбек для начала сунуться туда попробует! Не сможет он заключить с ними союз! Этот союз так и останется в его несбыточных мечтах!

– Зато ты сможешь всё, Фархад. – Марджана крепче сжала мою руку, продолжая упрашивать поступиться своими принципами. – Я договорюсь о встрече на их землях. Они помнят тебя и примут как дорогого гостя. Сейчас же сделаю это…

Марджана выпрямилась и намеревалась отправиться за телефоном. Но я остановил её.

– Погоди-ка! Притормози, подруга.

Чего-чего, а старую «Иллюзию» возрождать я был не намерен.  Я уже предал себя и веру свою однажды. И больше этого не повторится.

– Мой ответ нет. И он останется неизменным.

– Не спеши отказываться, Фархад. Это уже будет не та «Иллюзия», которую ты презираешь. Это будет лично твоя, новая и чистая империя. Пусть не «Иллюзия», а "Аль-Камар" или как-то ещё. Мы верим, что именно ты соберешь нас всех воедино, возглавишь империю и поведешь нас под своим флагом справедливости. Но тебе нужен этот союз. И ты заключишь его всё равно. Ты успеешь. Да будет так.

– Не будет так, Мардж.

Она же, абсолютно не желая принимать мой ответ, продолжала давить на меня, апеллируя тем, что и так не для кого не секрет.

– Нельзя сказать, что мы правильные. Увы, мы не офисные белые воротнички, но… Это наш мир, и мы хотим стабильности. Наши семьи хотят стабильности, а не того хаоса, какой был при Амирхане.

– У меня тоже есть семья, Мардж. И она против того, что ты мне предлагаешь сделать.

Священная война неизбежна, и я это понимал.

Придется жертвовать собственной стабильностью ради тысяч других несчастливцев, которые сейчас находятся в подвешенном состоянии и хотят прочно стоять на ногах.

Чтобы воссоздать новую империю из пепелища, надо работать не покладая рук. Если уж основательно браться за объединение кланов в одну коалицию, опережая Казбека, тогда о семье своей мне придется позабыть. На время.

Но Кате и детям не объяснишь, почему я не с ними.

– Мы все считаем тебя героем, Фархад. Ты легенда. Хочешь, я прямо сейчас на колени перед тобой встану, а? Попрошу за всех наших?

– Что? Что ты мелешь, Мардж?  – я усмехнулся.

– Не веришь? Мы поклоняться тебе готовы пять раз на день. Только сжалься и прими нас назад.

Марджана, как и грозилась, упала передо мной на колени.
this