Текст книги

Виктория Падалица
Палач 2


Ясновидящий смолк, продолжая сидеть с закрытыми глазами. Я вытаращилась на него и так внимательно слушала, что даже выдохнуть боялась, чтобы не пропустить мимо ушей ни единой мелочи.

– Становится на самый край.... – вполголоса протараторил ясновидящий. – Нет, показывает. Не хочет уходить…

– Что же он хочет??? – на эмоциях бросила я.

– Спуститься. – ответил он мне и снова обратился к ауре Фархада. – Ты помнишь, где её потерял? Мактуб…

Ясновидящий резко открыл глаза и посмотрел на меня с неподдельным испугом.

– Мактуб. – повторил он, когда вышел из состояния транса. – Так предначертано…? Не понимаю…

Удивившись тому, что воспроизвел сам, ясновидящий поднялся на ноги и выбежал во двор.

Оставил меня в полном замешательстве.

Сеанс, к сожалению, был окончен по непонятным для меня причинам.

Что ясновидящий имел в виду? Как увиденную им угрозу для Фархада следует трактовать?

Я бы много о чём расспросила ясновидящего, но жена его попросила меня уйти. А он сам не пожелал заходить в дом, пока я здесь.

– Залив в той стороне. – сообщил ясновидящий, когда я вышла во двор. – Пойдешь прямо, никуда не сворачивай. Придёшь домой.

– Спасибо, Ахмед. Вы очень мне помогли. – тяжко вздохнув, я сомневалась, стоит ли подходить к ясновидящему, раз он попросил выставить меня за дверь, а потому говорила с ним на расстоянии.

– Вернётся он. Скоро вернётся. – ясновидящий кивнул в подтверждении своих слов и снова закурил. – Прояви мудрость и покорной будь. Не перечь и ни в коем случае не ври. Либо врагом его быть тебе навеки.

Ясновидящий тонко намекнул на то, что Фархад мне изменяет. Но увлечение его не серьёзное, так что мне беспокоиться не о об этом следует. А о том, как рассказать ему правду про яхту и тех, кого я там встретила.

Я намеревалась спросить ясновидящего за детей, но он меня опередил.

– Всё у тебя будет. Не переживай. Все твои болезни от нервов. И еще… выбрось то, что у тебя в кармане. Беду как магнитом притягивает.

Не понимая, что продавец имел в виду, я полезла в карман и, помимо пачек сигарет, нащупала помаду, которую подарила мне Соня, и за которую я совсем забыла.

Вытащив из кармана помаду, я вопрошающе показала её ясновидящему. Это и есть причина моих бед?

Ясновидящий кивнул и повторил, чтобы избавилась от неё подальше от его дома.

Я поблагодарила его снова, дала денег, сколько было с собой, и пошла туда, куда он сказал.

Дойдя до пляжа, я замахнулась и выбросила помаду в воду. Даже не открыв её и не поинтересовавшись, в чём именно заключался подвох этой вещицы.

В чём был тот сокровенный смысл неудач, о котором упомянул продавец с даром ясновидения?

В том, что Соня отдала мне вещь, принадлежащую ей, а взамен присвоила моего мужа? Который эту помаду с её губ съедал, и не раз? Может, в том и заключался смысл бед от помады?

А может, дело в конструкции помады. Возможно, в ней было упрятано записывающее устройство или датчик слежения.

Но я была так рада тому, что всё поправимо, потому не стала заморачиваться на какой-то помаде. Главное, что всё образуется. Только нервничать мне нужно меньше.

А вдруг ясновидящий так сказал потому, что я уже беременна, и что родится мальчик, которому я дам имя Ахмед?

Глава 6. Катерина

После тяжёлой ночи с кошмарными снами, я написала длинное сообщение своей свекрови Фатиме, которая живёт в селе на Кавказе.

Попросила слёзно, чтобы та срочно вставила своему сыночку проп*здона, предупредив, что звонок в Америку ей дорого обойдется. Так как Фархад без телефона туда смылся, и связь со мной поддерживать не считает нужным, я поспешила "обрадовать" Фатиму, что ей предстоит говорить с его любовницей Соней. Но сделать это желательно так, будто Фатима не в курсе, что Соня не просто его коллега по работе.

Может хоть мать на Фархада повлияет, раз у самого совесть перевелась?

Фархад любит меня одну, понимаешь ли, но и в чужую лунку не прочь засаживать свой матёрый баклажан вот уже вторую неделю подряд. Эта их, якобы, лёгкая интрижка ни в какие рамки приличия не всовывается!

Я была на сто процентов уверена, что Соня не станет отшивать мать Фархада, как отшила меня, и что вскоре после звонка матери, Фархад найдет способ со мной пообщаться.

А также я была более чем уверена в том, что Фатима встанет на мою сторону, а не примется выгораживать своего сына.

Насчет Шайтана узнавать у Фатимы не стала.

И без того она обеспокоится тем, что Фархад вот уже который день не даёт о себе знать, да ещё и, будучи многодетным отцом и при жене хоть куда, гулять вздумал с какой-то белобрысой селёдкой две недели без перерыва.

Фатима, перезвонив сразу после моего сообщения, так как не умела быстро печатать, обескуражила меня своим безропотным отношением к легкомысленному поведению её сына.

– Терпи, Катя. Фархад хороший. Но так получилось, что он загулял. Погуляет и вернётся. С кем не бывает…

– Мам, вы серьёзно? – непредвзятость свекрови и то, что она взялась выгораживать блудного Фархада, а не поддержать меня, оставила неприятный осадок.

– А чего ты ожидала, Катя? Клевала его, клевала… То тебе не так, это не так… Жалуешься на него, ругаешься, спите отдельно…

Так это я, оказывается, виновата в том, что Фархад на баб других кидается и не считает важным о жене своей с тремя детьми подумать?

– Он тоже не железный. На работе весь день пашет, без сил домой приходит, внимания твоего хочет, – продолжала свекровь обвинять меня вполголоса. – а ты не готовишь ему, ничего по дому не делаешь…

– Стирает, убирает и готовит у нас прислуга. – поспешила я озвучить причину, почему бездельничаю, по мнению свекрови. – Фархад сам настоял на том, чтобы я не напрягалась. И сам нанял прислугу.

– А ты бы взяла и сама что-нибудь сделала. Хоть что-то, чтоб его порадовать. Ты даже не спрашиваешь, как прошёл его день. Он тебе всё своё отдает, а в ответ ничего не получает. Думаешь, ему нравится твоё безразличие? Тебе, Катя, очень повезло кстати, что он терпеливый. А вообще, не каждый мужчина вытерпит такое отношение к себе…

– Мам, вы действительно думаете, что Фархад мне честно расскажет, как у него день прошел? Пробовала спрашивать, у него всегда либо "нормально", либо "это тебя не должно волновать". Всё! На этом наши разговоры о работе закончены. Он не хочет обсуждать это со мной. Он же сам себе на уме, понимаете?

– Кать, я всё понимаю. Тебе обидно и скучно. Но и он не может сидеть над тобой сиднем. Ты дома, он работает. Вас вон сколько, а он один на всех вас. Ему и так непросто было переключиться с одного образа жизни на другой, а ты требуешь с него и требуешь без конца. Дай ему отдохнуть хоть немного. И так, бедный, перегружен. Пашет и пашет, всё для вас старается. Надолго его, в таком темпе, знаешь ли, не хватит. И так вон уже сколько сделал, и для тебя в особенности. Умей быть благодарной за то, что он тебе даёт.

Я бы поспорила с ней насчёт того, что одному Фархаду тяжело живётся, и он один тут старается, а мы сидим у него на шее и указы раздаем. Мне иногда тоже развеяться хочется, а не сидеть в четырех стенах и куковать в одиночестве, как сейчас. Но я же не бегаю по мужикам.

– Вы живёте вместе всего ничего, не притерлись друг к другу толком. – свекровь же категорически не хотела признавать то разумное, что её сын виноват. – Он у меня замечательный мальчик. Заботливый, ответственный, в беде никогда не оставит, из кожи вон вылезет, только бы всё у тебя было. Прояви ты к нему снисходительность уже. Сколько ж можно его долбить по загривку?

С Фатимой говорить было бесполезно. Она настроена меня полоскать, а не жалеть.

Обидно, что в такой ситуации она меня не поддержала.
this