Текст книги

Виктория Падалица
Палач 2


– Ты чего, Кать? – Жанне пришлось затормозить. – Жить надоело? Под колёса захотела?

– Пройдусь пешком. Хочу подумать. Дома это сделать не дадут. Сама понимаешь, дети…

Попрощавшись с Жанной и не став слушать её уговоры остаться ради своей безопасности, я прикрыла лицо и покинула авто.

Стараясь не оглядываться, чтобы не привлекать к себе внимание, спокойным шагом преодолела парковку.

Шайтан, постояв немного, сел в навороченный джип-броневик, самый крутой и заметный из всех джипов на парковке.

Вскоре броневик проехал мимо и не остановился.

Шайтан не узнал меня в таком прикиде.

Вот и первый плюс паранджи выискался. Жизнь мне спасла, родненькая. "Благодаря" Шайтану и его мании выследить меня, чтобы прихлопнуть, с этого момента мне придётся носить её постоянно.

Глава 5. Катерина

Я не хочу подпускать мысль,

Что тебя не будет в моей жизни…

Несмотря на слёзы, которые выплакала из-за тебя,

Несмотря на слова, что никогда не скажешь.

Ты навсегда в моих мыслях —

Хорошо нам или плохо —

Несмотря на… Несмотряна…

Raye, Rudimental «Regardless».

Я прогуливалась по пляжу, напрочь убитая горестными мыслями о том, что меня окружают одни лжецы и предатели.

Никому, как оказалось, нельзя доверять: ни Фархаду, ни Жанне, которая способна натравить на моего мужа полицию. И даже Алисе, несмотря на одинаковую у нас с ней проблему, не следовало доверять и ожидать пользы от наших совместных усилий.

Алиса, пусть не по своей воле, но в любой момент могла сдать меня Шайтану. Если это произойдет, и Шайтан похитит меня, чтобы шантажировать Фархада, Фархаду ничего не останется, кроме как выполнить все его требования.

Мне нужен был совет, как поступить. То ли сегодня же хватать детей в охапку и из страны мотать, то ли дожидаться Фархада и всё ему выложить, как есть.

Но сказать ему, чтоб срывался с работы и летел сюда срочно, я не могла. Ведь номер телефона, с которого Фархад, так и не дозвонившись, оставил мне голосовое сообщение, принадлежал одному из его коллег. Тем более, что у них сейчас поздний вечер, и коллега, скорее всего, уже дома и готовится ко сну.

Я сама должна была принять это решение.

Но посоветоваться с кем-нибудь не мешало бы.

Так кстати вспомнив о том, что когда-то наша прислуга упоминала о ясновидящем, который живёт в её районе и который ей очень хорошо помог в своё время, я позвонила прислуге.

Прислуга точный адрес ясновидящего не помнила, но объяснила на пальцах, как попасть в её район. Сказала, пятнадцать минут от центра пешком пройти, по береговой линии, потом свернуть направо, чуть пройти ещё, и я увижу рынок. Там спрошу у любого, и мне подскажут, как найти ясновидящего по имени Ахмед, ведь его каждая собака на районе знает.

С призрачной надеждой на успех, тающей так же стремительно, как время на часах, я шла и шла себе, предаваясь тяжёлым раздумьям.

Пятнадцать минут истекли уже давно, но рынка всё не виднелось. Это обстоятельство меня беспокоило и кое-что ещё: я не придала значения, когда именно свернула с пляжа, и теперь волновалась, не проморгала ли нужный поворот.

В итоге я оказалась в тупике.

Вернулась назад, повернула налево, думая, что это и есть обратный путь. Думала, вот приду домой, получше разузнаю у прислуги место, а завтра приеду сюда на такси. Лучше вместе с прислугой, чтобы наверняка найти дом ясновидящего. Но очутившись среди заброшенных построек, мне пришлось согласиться с тем удручающим фактом, что домой попасть будет не так уж и просто.

Побродив по закоулкам, я поняла, что окончательно заблудилась. Бездумно пиная пластиковые бутылки и прочий мусор под ногами, я шла и тихо плакала, прикрывая лицо от прохожих и наглых детей, которые вились вокруг меня и требовали денег.

Я заплутала. В какой я части города, и как попасть домой, не представляла вообще.

Спросить у прохожих дорогу до пляжа побоялась, так как шла без сопровождения мужчины. Да и арабского языка я не знала совсем.

Вдоль берега можно без труда добраться до знакомых пейзажей, но, к моему огорчению, залив отсюда не виднелся нисколечко. Только близко расположенные друг к другу жилые постройки старого образца и переулки с тупиками.

Какой-то наполовину брошенный или совсем бедный район Дубая. "Такого" Дубая я не надеялась увидеть вообще. Как и угодить в очередную неприятность – тоже.

За углом, на узенькой старинной улочке, развернулся крошечный стихийный рынок. А дальше, сразу за рынком, снова шли трущобы похлеще тех, которые мне уже довелось увидеть.

Хоть рынок нашла, уже что-то да получилось. Теперь оставалось найти ясновидящего по имени Ахмед.

Бродя по рынку, я искала глазами кого-то, кто, по моим предположениям, умел свободно изъясняться на английском. Но слушая болтовню продавцов с покупателями на каких угодно языках, только не на том, который был нужен мне, я отчаивалась всё интенсивнее.

– Эй, красавица! – как вдруг услышала я русский говор с акцентом. – Подходи к моей лавке чудес! Ты найдешь здесь всё, что тебе нужно!

Я обратила внимание на того, кто окликнул меня.

Какой-то пакистанец или индус, там невозможно было разобрать – уж больно грязный был этот мужчина лет пятидесяти, – едва ли не ухватил меня за сумку, когда я проходила мимо его "лавки чудес".

Я остановилась, с надеждой и страхом глядя на него.

– Подскажите, плиз, как мне отыскать…

Продавец сперва предложил купить у него что-нибудь, и только после спрашивать, что меня интересует.

Из представленного ассортимента "лавки чудес", мне практически ничего не приглянулось. Но я обратила внимание, что продавец курил, и спросила, есть ли в продаже сигареты.

– Желательно, не местные. Здесь они ужасного вкуса… Вот бы тонких ароматизированных из далёкой родины… Есть у вас такие?

Продавец кивнул и с щербатой улыбкой заверил, что есть у него интересующий меня товар, и попросил подержать его сигарету. Я не спрашивала, для чего, но предположила, что сигарета каким-то образом мешает продавцу достать товар из нижних коробок.

Хоть и испытала неловкость от столь необычной просьбы, я сделала, как велел продавец. Аккуратно захватила сигарету, чтобы при этом не коснуться пальцев продавца, так как это было неприлично.

Но продавец ни с того ни с сего схватил меня за руку.

– Что вы делаете???
this