Эльвира Осетина
Любимые по контракту

Любимые по контракту
Эльвира Осетина

Три мажора пристают ко мне уже год. Я уж думала, что, закончив универ, наконец-то распрощаюсь с ними, но не тут-то было. Богатые сыночки олигархов достали меня даже в приемной у ректора, куда я смогла устроиться на работу. И благодаря их стараниям я умудрилась разбить дорогущую китайскую вазу. Благородные рыцари (в кавычках) взяли всю вину на себя. Только теперь именно им я должна очень много денег, и отдавать буду целый год своим телом.В тексте будет:ИнтригиЭротикаХрупкая и нежная гг Книга содержит нецензурную брань.

Любимые по контракту

Эльвира Осетина

© Эльвира Осетина, 2021

ISBN 978-5-0053-9083-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Любимые по контракту

Эльвира Осетина

Аннотация

Три мажора пристают ко мне уже год. Я уж думала, что, закончив универ, наконец-то распрощаюсь с ними, но не тут-то было. Богатые сыночки олигархов достали меня даже в приемной у ректора, куда я смогла устроиться на работу. И благодаря их стараниям я умудрилась разбить дорогущую китайскую вазу. Благородные рыцари, в кавычках, взяли всю вину на себя. Только теперь именно им я должна очень много денег, и отдавать буду целый год своим телом. Или есть все же другой выход?

В тексте вас ждет: Интриги, мжм, Эротика, Хрупкая и нежная героиня, Любовь, счастливый конец.

Пролог

– Ай-я-яй, – Виталя поцокал языком, – неуклюжая барашка сломала любимую вазу ректора.

Я с ужасом смотрела на осколки, даже не обратив внимания на кличку, которую мне дал парень еще в прошлом году, хотя до этого момента, скривилась бы.

– Насколько помню, он купил её на аукционе за триста тысяч долларов, – усмехнулся Артем, – они тогда с моим отчимом еще схлестнулись ни на жизнь, а на смерть. Он долго злился, что не смог победить.

– Зачем он поставил её тут? – растеряно произнесла я, кое-как сдерживая слезы.

Триста тысяч долларов… триста тысяч долларов. Меня посадят в тюрьму. Я и тысячи долларов не наскребу, а тут триста тысяч. Лучше сразу в петлю, чем загонять в долг родителей…

– Как зачем? – хмыкнул Андрей, – дома два мелких у него, он побоялся, что разобьют, вот в свой кабинет и притащил.

У меня затряслись руки, а в голове зашумело от бессилия. Я первый день на работе. Первый день и такое…

Еще утром я была счастлива. У меня красный диплом, я получила первую работу, после летней практики, меня взяли замещать личную помощницу ректора, пока та в декретном отпуске. Позже, мне обещали место в ректорате. Бабушкина подруга уходит на пенсию, она меня должна была подготовить, всему обучить. Как раз за полтора года успела бы.

Да это предел моих мечтаний!

Был…

А теперь… теперь меня вышвырнут с позором, а потом еще и в тюрьму посадят. Потому что триста тысяч долларов я никогда не найду. Да наша квартира в десять раз дешевле стоит!

Жизнь закончена, прямо здесь и сейчас, на глазах и не без помощи эти малолетних мажоров.

– Это конец…, – прошептала я, не замечая никого вокруг, с ужасом представляя, что будет с родителями. Они не переживут. Они просто не смогу это пережить. Это конец…

– Ну почему же, анимешка, – лениво протянул Артем, – мы могли бы взять всю вину на себя.

Я с удивлением посмотрела на парня. Наверное, мои большущие глаза сейчас увеличились раза в полтора точно. Именно за них Артем мне и дал такую кличку.

Он переглянулся со своими друзьями.

– Ага, – подтвердил Андрей, тоже переглядываясь с ними, – поделим на троих? По сотне с каждого?

– Почему бы и нет? – весело усмехнулся Виталя. – А барашка нам теперь не сможет отказать…, – он посмотрел на меня и его взгляд потемнел, а в голосе появились хриплые нотки, что я инстинктивно сделала шаг назад, а он добавил: – всем троим…

1 глава

Меня затрясло, стало невыносимо холодно, вся кожа покрылась мурашками.

Парни перевели на меня свои плотоядные взгляды. Кажется, уже сейчас они готовы были меня сожрать. А я подняла голову вверх и тяжело задышала, чувствуя, что еще немного и меня или вырвет, или я потеряю сознание.

Но ни того, ни другого мне сделать не дали. Все как-то очень быстро закрутилось. Виталя взял на себя видеозапись в кабинете, Андрей, как сын адвоката договаривался по поводу контракта с кем-то по телефону, между нами, а Артем цепко схватил меня за руку и притянув к себе, обнял. Хотя ощущение было такое, будто я попала в ловушку. Стало даже воздуха не хватать, хоть я и дышала глубоко, стараясь не думать в чьих руках сейчас нахожусь.

Артем был самым крупным из всей тройки друзей. С детства занимался футболом профессионально, насколько я знала, постоянно выступал за наш универ. Я ему чуть ли не в пупок дышала. И всегда боялась сильнее всех. Казалось, будто он своими габаритами меня подавлял.

Но сейчас я была ни жива не мертва, и вообще не могла адекватно соображать. У меня просто на это не хватало сил.

Артем присел на стол для совещаний, а меня подтащил к себе и крепко обняв, зарылся носом в мои волосы, и дышал, как паровоз.

– Мля, целый год мечтал об этом, анимешка, – выругался он очень тихо, и продолжил сжимать своими лапищами.

Запись Виталя принес через полчаса, и показал на своем навороченном смартфоне с четырех ракурсов, как я пячусь назад и разбиваю вазу.

– Это будет у нас барашка, – покачал он телефоном у меня перед глазами, – как гарантия твоей лояльности.

– Сейчас я звоню нашему ректору, каюсь, что мы втроем разбили его любимую вазу, тебя отмажем, не переживай, – подмигнул мне Андрей и достав телефон, через видеосвязь набрал моего начальника.

Артем нехотя отпустил меня, и я сразу же отошла подальше, обняв себя руками.

Степан Алексеевич смотрел хмуро. Рыкнул на меня за то, что не вызвала сразу охрану, на парней нарычал сильнее, сказал, что будет решать вопрос через их родителей. Парни каялись очень натурально, несколько раз повторили, что я совершенно не причём, это их вина. Артем сказал, что хотел отпроситься в сентябре, у него какие-то сборы по спорту, а друзья пришли его поддержать. Хотели меня подразнить, а в итоге забежали в кабинет и разбили вазу.

Степан Алексеевич поверил, и отключился.

Я за все время их разговора молчала и боялась пикнуть хоть слово, и даже дыхание затаила. Но когда все закончилось поняла, что кошмар только начинается.

– Поехали, – качнул головой Андрей, – контракт будет готов через час, я договорился уже с нотариусом. Аля, у тебя паспорт с собой? – он перевел на меня свой ледяной взгляд.

Я кивнула.

Родители Андрея были чистокровными немцами, правда обрусевшими. Мне порой так и хотелось сказать, что не немцами, а арийцами. Очень уж Андрей был похож на тех самых фашистов, что изображают в старых советских фильмах. Высокий, худощавый, жилистый, с белыми прилизанными волосами, и ледяным взглядом. Ни дать ни взять, офицер СС. На самом деле, Андрей, как и его знаменитый отец, готовился стать адвокатом. Он единственный называл меня по имени и не давал никаких кличек.

– Все очень просто Аля, – мы сели в машину и заговорил Андрей, – в договоре будет написано, что у тебя перед нами долг, перед каждым – сто тысяч долларов. Всего будет, как раз, триста.
this