Нелли Шульман
Вельяминовы. За горизонт. Книга третья. Том восьмой

Вельяминовы. За горизонт. Книга третья. Том восьмой
Нелли Шульман

Кровавые террористические акты, загадочные просторы Арктики и антисоветский мятеж. История семьи Вельяминовых продолжается в конце семидесятых годов прошлого века.

Вельяминовы. За горизонт

Книга третья. Том восьмой

Нелли Шульман

Иллюстратор Анастасия Данилова

© Нелли Шульман, 2021

© Анастасия Данилова, иллюстрации, 2021

ISBN 978-5-0053-8947-3 (т. 8)

ISBN 978-5-4496-8833-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Израиль

Май 1975

Пчёлы озабоченно вились над блеклой лазурью ульев. На траве крохотного садика свернулся змеей резиновый шланг. Вернувшись в знакомую комнатку, Полина обнаружила, что розы у бетонной стены разрослись. Охранник Шалом подмигнул ей.

– Я все поливал, Птичка, как ты велела. Ты надолго к нам? – Полина развела руками.

– Понятия не имею. Нас ждет дебрифинг с израильской стороны, с нами хотят поговорить британцы и американцы, – Хаим убедил ЦРУ не прилетать за ними, как выразился Ягненок, прямо сейчас.

– Тебе надо увидеть семью, – заметил он Леоне, – они скрепя сердце, но согласились.

Вопреки ожиданиям Полины, израильский дебрифинг закончился быстро.

– Все из-за Иосифа, – объяснила она девушкам, – полковник Кардозо нажал на рычаги, чтобы успеть на свадьбу Фриды, – добравшись с помощью американского посольства в Йемене до Израиля, они обнаружили, что доктор Судакова с детьми улетела в Лондон.

– Перед Шавуотом, – сказал по телефону Шмуэль, – они с Джоном расписываются, – епископ щегольнул русским словечком, – в двадцатых числах мая.

Полина поговорила и с отцом. Герцог и тетя Вера держали одну трубку.

– Двадцать третьего, в пятницу, – подтвердил его светлость, – я использовал все возможности, чтобы вы двадцать второго приземлились в Хитроу, – после свадьбы их ждал дебрифинг британский. Леоне разрешили навестить бабушку и дедушку. Полина сжевала кусочек сырного торта.

– Мы вместе полетим в Америку, – женщина прислушалась к себе, – Меиру или Деборе нравится сладкое, – Полина впервые почувствовала шевеления ребенка в Израиле, что казалось ей хорошим знаком.

– Сардару мы объясним, что малыш появился на свет в Южной Африке, – смешливо сказал Ягненок. Рустем-бек ждал своего юрисконсульта осенью.

– Сначала Хаим и остальные навестят север, – по спине Полины пробежал холодок, – нельзя оставлять дела незаконченными, – вопреки ожиданиям Максима, брат не устроил ему разноса.

– Мы еле выбрались из Саудовской Аравии, – мрачно добавил Максим, – он считает, что в третий раз нам повезет, – миссия отправлялась на Эллсмир в августе.

– Я дождусь малыша, – пообещал ей Хаим, – тебе выделят палату в госпитале Уолтера Рида, – ЦРУ настаивало на полной секретности всего предприятия.

– Малыш окрепнет и вы двинетесь в обратный путь, – ласково сказал герцог, – я посмотрю на пятого внука или внучку, – отцу Полины скоро исполнялось шестьдесят.

– И дяде Максиму тоже, – женщина отогнала назойливую пчелу, – однако пышных празднеств не ожидается, – юбилей тети Марты в прошлом году отметили семейным обедом. В разговоре с Полиной отец невесело заметил:

– Жаль, что Иоганн теперь, как говорят русские, невыездной. В кибуце и в Меа Шеарим не завели международной связи.

Хайди с Рейной ездили на почтамт, но Иоганна пока не выпускали из ешивы.

– Он не может сходить и к Аарону с Ханой, – вздохнул его светлость, – рав Бергер объяснил, что с новичками всегда так обращаются, – Полина отозвалась:

– Согласно семейной легенде, первый Ворон пригрозил раввинскому суду пистолетом и дело было сделано, – отец расхохотался:

– Думаю, что это преувеличение, – двери на террасу остались раздвинутыми. Их разместили по тесным спаленкам. В бывшей гостиной Полины и Хаима образовалось что-то вроде студенческого общежития.

– Где никто из нас не жил, – смешливо сказал Ягненок, – мы с Леоной и Джошуа снимали квартиры, а в Кембридже студентов расселяют по апартаментам, – Полина хмыкнула:

– Что касается меня, то у меня нет диплома, но я намереваюсь это изменить, – занавеси зашуршали. Сара робко присела на кованый стул. Девушка заплела темные волосы в скромные косы.

– И оделась она кошерно, – поняла Полина, – она попросила привезти юбки и блузки, – подвинув Саре кофейник, Полина ободряюще сказала:

– Кофе горячий, бери сырный торт. Не волнуйся, – она коснулась руки девушки, – Бергеры твоя родня и они замечательные люди, – Сару отпускали с дебрифинга немногим раньше. На щеках девушки загорелись алые пятна, она пробормотала:

– Дай мне сигарету, – Полина вскинула бровь, – мне все равно неловко, – Сара пока не говорила с Бергерами по телефону.

– Они меня ждут, – девушка затянулась ароматным дымом, – только они не знают, что я приду не одна, – Сара надеялась, что родители скоро узнают о ее возвращении.

– Я почти ничего не видела, – зачарованно подумала девушка, – но ясно, что это мой дом, – она ходила в саду босиком.

– Чтобы чувствовать землю Израиля, – сказала она Полине, – я верила, что окажусь здесь и мои ожидания сбылись, – Полина забрала у нее окурок.

– Хватит, – заявила старшая женщина, – лучше поешь что-нибудь, – Сара оглянулась на дверь. Ник обещал не опоздать к появлению машины, которая везла их в Иерусалим.

– Он отыскал кепку, – Сара сжала руки, – он едет со мной, значит, для него это серьезно, – девушка надеялась, что Ник сделает ей предложение.

– В Иерусалиме, – ее сердце забилось, – у Стены Плача. Нечего волноваться. Ник любит меня, мы обязательно поженимся…

Она встряхнула головой: «Все будет хорошо».

Мокрые после купания собаки разлеглись под столом. Вход в комнатку в беленом бараке осенял раскидистый эвкалипт. Среди пышных кустов жасмина поскрипывали деревянные качели. Морской ветер трепал старый холст. Рейна свернулась в клубочек под полосатым одеялом. Смуглые руки Евы ловко резали израильский салат.

– Иосиф где угодно найдет товарищей по армии, – весело сказала она Хайди, – пусть выпьет пива в мужской компании, – полковник наткнулся на бывшего приятеля по казарме на пляже кибуца Рош-а-Никра. Ева с Иосифом сняли, как выражались в Израиле, циммер.

– Мне можно видеться с Малышкой, – заметил Иосиф, – но режим секретности при ней останется и после ликвидации Саламе, – акция против Красного Принца была одним из приоритетов Моссада. Вскоре Иосифа ждал вояж в Стамбул. Американский бизнесмен ливанского происхождения должен был навестить Сирию.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск
this