Текст книги

Анна Лотт
Ошибка Угрюма

– А вот и не умрёшь! – возразила Морковка.

– А вот и умру! – настаивал Мопси.

– А вот и нет!

– А вот и да!

– Нет!

– Да!

– Вы закончили спорить? – спросила Овечка.

– Да! – сказала Морковка.

– Нет! – возразил Мопси.

– Ну так как? Я не поняла, – уточнила Овечка.

– Нет! – крикнула Морковка.

– Да! – крикнул Мопси.

Они посмотрели друг на друга, а потом все вместе дружно прыснули со смеху. Овечка смеялась очень визгливо и снова потеряла множество волос, и вся трава и овощи вокруг покрылись толстым слоем шерсти, словно снежным покрывалом.

– Думаю, вам лучше поесть в другом месте! – хихикнула она.

– Я тоже так считаю, – кивнул Мопси. – Морковка, идём туда, где мы были сначала. Может, та странная морская свинка уже ушла.

– Приятного аппетита! – сказала Овечка. – А если появятся вопросы, приходите на террасу для солнечных ванн. Я буду там! – И она убежала.

Мопси и Морковка прошли вдоль подноса с едой, повернули два раза за угол и наконец оказались там, где начинали обедать. Они с облегчением увидели, что здесь никого нет. И жуткого пения тоже больше не слышно.

А это ещё что такое? Такого просто не может быть! Рядом с подносом лежала большая розовая колбаса. Колбаса?! Раньше её тут не было. И что делает колбаса в отеле для морских свинок? Разве Аннабелла не знает, что свинки вегетарианцы, а значит, не едят мяса? Морковка пригляделась к колбасе повнимательнее. Постойте-ка. Не может быть! Она взволнованно ткнула Мопси когтем прямо в толстый живот:

– Мопси, смотри! Смотри скорее!

Мопси посмотрел туда, куда показывала Морковка – и еда стала ему поперёк горла. Но на этот раз не из-за длинной шерсти Овечки, а потому, что он очень испугался. Колбаса, лежавшая у золотого подноса, зашевелилась! Как такое возможно?!

4

Живая колбаса

– Этого… просто… не может… быть! – с трудом произнёс Мопси. Сначала жуткие звуки, издаваемые чёрной морской свинкой, потом шерсть Овечки, а теперь ещё и живая колбаса? Не успели Мопси и Морковка опомниться – а колбаса уже стояла перед ними.

– Приветик! – сказала колбаса и протянула им голую лапку. – Я Голыш. И давайте проясним сразу: я не колбаса, я – голая морская свинка. И если вы вздумаете надо мной смеяться, у вас будут большие проблемы. Понятно?!

– Э-э-э, да, конечно, – запинаясь, ответила Морковка. Ей было трудно представить, что из-за этой хилой свинки у них могут быть проблемы, но на всякий случай она быстро пожала Голышу лапку. Лапка оказалась на удивление приятной – мягкой как бархат и прохладной. Интересно, а колбаса такая же на ощупь? И стоило Морковке подумать об этом, как она тут же улыбнулась. Было просто невозможно удержаться! Голыш ведь так забавно выглядел!

Чтобы он не заметил её улыбки, она быстро сказала:

– Я Морковка, а это Мопси.

Голыш внимательно посмотрел на Морковку, но тут уже Мопси расплылся в улыбке от уха до уха.

– Вы смеётесь надо мной! – возмущённо закричал Голыш.

– Нет-нет, не смеёмся, – быстро ответила Морковка.

– Нет, смеётесь! – не унимался Голыш.

Мопси и Морковка опустили глаза. В конце концов Морковка отважилась взглянуть на Голыша. В его глазах стояли слёзы – и Морковке стало его очень жалко.

– Ты прав, я смеялась, – пристыженно сказала она и тут же быстро добавила: – Но только самую крошечную капельку.

– А я – самую-самую крошечную капельку, – сказал Мопси.

– Мы не хотели тебя обидеть, – добавила Морковка.

– Этого недостаточно! – заявил Голыш и задрал мордочку вверх.

Морковка увидела, что он не совсем голый. На подбородке у него росла тонюсенькая белая бородка, а на носу и над глазами были усы.

– Вы должны извиниться как следует, – потребовал Голыш и протянул им лапку, словно король.

– Ну хорошо. Извини. Так будет достаточно? – спросила Морковка.

Голыш опустил голову и задумчиво посмотрел на них, нахмурив лоб. Мопси и Морковке были отлично видны все его морщинки – ведь шерсти у Голыша не было.

– Нет, вы должны поцеловать мой перстень! – заявил он.

– Но у тебя же нет перстня! – удивился Мопси и посмотрел на узкую розовую лапку Голыша с длинными белыми когтями.

– Ну и что с того? – сказал Голыш.

Мопси и Морковка растерянно переглянулись. Сначала Голыш обиделся, а теперь изображает из себя короля. Странно всё это.

В животе у Мопси снова заурчало. Когда же можно будет наконец пообедать?! Мопси наклонился и облизал лапку Голыша.

– Фу! – сказал тот, отдёрнув лапку, и вытер её о голый живот. – Манерам тебе ещё предстоит научиться.

– Можно теперь наконец поесть? – спросил Мопси. – Травяные спагетти уже почти завяли!

– Ладно, валяйте, – разрешил Голыш.

И они наконец-то приступили к обеду. Без всяких волос и разрывающих уши звуков. Ох, какие же вкусные эти травяные спагетти! А ожерелья из овощей ещё лучше!

Мопси и Морковка ели наперегонки и одну за другой втягивали в рот травинки. Каждый раз раздавалось тихое «фьють» – и они дружно хихикали. Голыш, к их изумлению, ел совершенно иначе. Он накручивал спагетти на вилку как человек. И поднося вилку ко рту, оттопыривал когти на лапке. Мало того – он даже жевал с закрытым ртом!