Джон Парк Дэвис
Город жажды

Отказуй удивлённо ойкнул, и слуховые лозы радостно подхватили его восклицание. Монстр посмотрел на свой сад, затем снова на Фина.

– Кто, говоришь, ты такой?

– Тот, кого все забывают, – пролепетал Фин.

– Можно подумать, это мне что-то говорит, – проворчал Отказуй. – Попробуй что-то новенькое, чтобы от тебя была польза, – с этими словами, прежде чем уйти, он сунул в руки Фину лейку.

Фин со вздохом поднял глаза, выискивая в темнеющем небе звезду. Ту, которую показала ему мать. Ту, которая означала, что в этом мире кто-то думает о нём. Увы, сегодня звезда была скрыта облаками.

Он поднял лейку. Та случайно ударилась о его воровскую сумку, и изнутри послышалось звяканье, напомнившее ему кое-что. Фин улыбнулся. Это надо же! Он совершенно забыл про одну вещь, которая у него была!

Он осторожно сунул руку в сумку и вытащил серебряный браслет. Он принадлежал той девушке. Тот, который она прятала в рукаве. Она даже не заметила, как браслет соскользнул с руки, когда Фин пытался поймать её в толпе.

Довольно усмехнувшись, он подбросил браслет в воздух и снова поймал. Да, девушка была ловким воришкой, он был вынужден признать это. Но ещё никто на свете не сумел облапошить мастера-вора Пристани Клучанед. Во всяком случае, не будучи облапошен сам.

Фин поднёс браслет к тусклому свету. В центре был выгравирован тот же символ, который он увидел на борту неизвестного корабля.

С той разницей, что на браслете этот символ был виден ясно и чётко: дракон стоит перед кругом с изображением чего-то похожего на горы. Внезапно грудь Фина, несмотря ни на что, наполнилась надеждой. Впервые с тех пор, как Маррилл покинула Пиратскую Реку, у него появилась зацепка.

Глава 3. Клыки и прочие автомобильные странности

План Маррилл начинался идеально. Сначала она дождалась, когда ей позвонил отец и сказал, что маме сделали операцию и что врачи настроены оптимистично (уфф!). Затем Маррилл сказала ему, что её на длинные выходные пригласили в поход – разумеется, в такое место, где не ловит сотовая связь. А так как родители очень хотели, чтобы она нашла себе друзей, отец никак не мог сказать ей «нет».

После этого Маррилл оставила записку, в которой говорилось, что с ней всё в порядке и она скоро вернётся. Она очень надеялась, что успеет вернуться домой вовремя и уничтожит записку до того, как её кто-то успеет прочесть, но на всякий случай…

Теперь оставалось лишь прошмыгнуть мимо Реми. Та, с присущим ей природным скептицизмом и репутацией лучшей няни в округе, поставила перед собой личную задачу: не допустить повторения «случая в пустыне», как было принято называть исчезновение Маррилл летом на целую неделю. Родители не любили о нём вспоминать, но Маррилл не сомневалась: именно поэтому они и наняли Реми.

Впрочем, Маррилл не особенно волновалась. Отец сказал «да», а значит, Реми не сможет сказать «нет». Остаётся лишь дойти до заброшенной парковки, где её «заберут в поход», и она вновь отправится в путешествие по Пиратской Реке!

– Погоди… не к той ли парковке ты шла перед тем «случаем в пустыне»? – спросила Реми.

После этого вопроса идеальный план Маррилл затрещал по швам.

Спустя десять минут машина Реми с Маррилл на пассажирском сиденье въехала на парковку заброшенного торгового центра.

– Можешь просто высадить меня там, – сказала Маррилл, указывая на потрескавшийся тротуар вдоль череды пустых магазинов. – Думаю, другие ребята тоже скоро приедут сюда.

Реми с хмурым видом свернула на парковку.

– Ты уверена, что это то самое место? – недоверчиво уточнила она, притормаживая.

Маррилл с невинным видом кивнула.

– По идее, все встретятся здесь, и миссис Маллен приедет за нами.

Машина остановилась. Маррилл на всякий случай проверила, что шлейка на Карни надёжно закреплена. Другой рукой она подняла с пола рюкзак. Внутри лежали подаренная Фином куртка, смена одежды и набитая травой старая клетка для морских свинок, в которой сидела лягушка.

Реми ей явно не верила.

– Зачем ты взяла с собой Карнелиуса?

– Чтобы тебе не нужно было его кормить. – С этими словами Маррилл распахнула дверь машины, впуская внутрь порыв ветра. – Спасибо, что подвезла меня! Увидимся через неделю! – Эти слова сами слетели с её губ, когда она выпрыгнула из машины.

– Не так быстро, детка. – С впечатляющей ловкостью Реми схватила Маррилл сзади за рюкзак.

В следующий миг обе стояли на пустыре, глядя друг на друга. Где-то далеко прогремел гром. На горизонте собирались грозовые тучи и быстро приближались.

– Миссис Маллен скоро будет здесь, обещаю. Поезжай домой, – сказала Маррилл. – Правда.

Ветер трепал длинный белокурый конский хвост Реми.

– Даже не думай, что я оставлю тебя здесь одну. Ни за что.

Ей вторил очередной приглушённый раскат грома. На парковку упали первые капли дождя. Маррилл поморщилась. Карни зашипел и гневно распушил хвост. Маррилл взяла его на руки и прижала к себе.

– О-о-о, начинается дождь, – сказала она. – Поезжай домой, Реми. Я просто подожду остальных вон там. – Она ткнула большим пальцем в заброшенный магазин. За грязным стеклом по-прежнему виднелись выцветшие на солнце красные буквы «Розенберг».

Реми так энергично покачала головой, что, казалось, та слетит у неё с плеч.

– Если ты думаешь, что я брошу тебя в этой старой смертельной ловушке, да ещё во время грозы, ты сошла с ума. Всегда надо помнить о ливневых паводках, Маррилл. Ливневые паводки!

Небо над ними сделалось почти чёрным, так что опасения Реми выглядели вполне обоснованными. С другой стороны, внезапное наводнение – это как раз то, на что рассчитывала Маррилл.

– Подумаешь! – возразила она, перекрикивая нарастающий ветер. – Просто лёгкий дождик! Когда мы жили в Коста-Рике, там каждый день шёл настоящий ливень! – Она моргнула: ей прямо в глаз попала огромная дождевая капля.

Но Реми даже не собиралась её слушать.

– Маррилл Истильуэст, тебе лучше… – она не договорила. Её глаза полезли на лоб, челюсть отвисла. Разинув рот, она уставилась на что-то за спиной Маррилл. – О господи… падающие звёзды!

Маррилл резко обернулась. Каждый атом её тела вибрировал. Губы невольно растянулись в улыбке. Она почти ожидала вновь увидеть, как на парковку для инвалидов заплывает «Предприимчивый Кракен». Но нет. Вместо этого на них надвигалась трёхэтажная стена воды. Её верх пенился барашками волн и переливался золотистым свечением магии. Мощной, смертоносной магии.

– Это Река! – воскликнула она.

– В машину, живо! – крикнула Реми.

Схватив Маррилл за рюкзак, она запихнула её и Карнелиуса внутрь, после чего залезла сама. Она едва закрыла дверь, когда волна обрушилась на них.

Казалось, будто незримый исполин поднял машину и швырнул в воду. Металл застонал под натиском воды. Реми обняла Маррилл, прижимая её к креслу. В свою очередь, Маррилл прижала к груди Карни. Им оставалось лишь держаться.

– Всё будет хорошо, – заверила её Реми. – Это всего лишь ливневый паводок. Вода уйдёт так же быстро, как и пришла. Главное, держаться и не падать духом. – Она пыталась засмеяться, но её голос дрогнул.

Но Маррилл знала: утонуть – это ещё не самое страшное. Вода вокруг них имела знакомый золотой блеск. Который означал, что в любую минуту машина может загореться, или начать петь, или превратиться в бревно, облако, бутерброд или во всё это одновременно.

По шее Маррилл как будто пробежал ток. Это было ощущение вероятности – чистой магии. Карни зашипел и задёргал кончиком хвоста. А потом вообще вырвался у неё из рук и прыгнул на приборную панель.

– Тебе не кажется, что на вкус это как четверг? – спросила Реми.

– Почему это на вкус как четверг? – в голосе Маррилл звучала паника. – Разве у четверга есть вкус?

this