Джон Парк Дэвис
Город жажды

– С тобой всё в порядке, дорогая? – спросил отец.

– Э-э-э… да…

Её сердце учащённо забилось. Хрустальный флакон, наполненный волшебной водой из Пиратской Реки, был прощальным подарком Фина. Тумбочка, которая до сих пор не проявляла никаких признаков жизни, казалось, была готова броситься к двери. А пергамент, который почти шесть месяцев оставался пустым, снова стал легендарной Былитамской Картой Куда Угодно.

Маррилл быстро повернула ноутбук так, чтобы родители не видели, как ожившая тумбочка пересекает комнату, и наклеила на лицо улыбку.

– Карни опрокинул вазу с водой. Надо всё вытереть, пока не осталось пятен! Люблювасобоихвыздоравливайскореемамочкапока!

– Вода не оставляет пятен, – сказала мама.

Маррилл собралась было закрыть ноутбук, но вдруг поёжилась. Мамин голос проник прямо ей в сердце.

– Мама, ты ведь знаешь, мама, как сильно я люблю тебя?

Мама засмеялась. Возможно, это был самый прекрасный смех в мире.

– А я тебя ещё сильней. Спокойной ночи, дорогая моя!

На этом связь оборвалась. Маррилл нагнулась, чтобы поднять Карту. С тех пор как она вернулась с Пиратской Реки, это был лишь бесполезный клочок чистого пергамента, как бы сильно ей ни хотелось, чтобы он был чем-то бо?льшим.

Но сейчас… сейчас тёмные линии, казалось, тянулись к поверхности Карты, словно щупальца морского монстра, поднимающегося из глубин океана. Маррилл наклонила голову, пытаясь разглядеть какой-нибудь рисунок. В следующий миг глаза её стали огромными от удивления. Она поняла, что перед ней! Это была карта её квартала. Место в нескольких милях дальше по дороге было помечено ярко-красным крестиком. Та самая заброшенная парковка, где она впервые увидела «Предприимчивого Кракена».

Маррилл боялась даже мечтать о возможности встретить команду «Кракена» вновь. Но её надежды уже парили столь же высоко, как один паренёк с наполненными ветром рукавами над Пристанью Клучанед.

Потому что всё происходящее сегодня могло означать только одно: она может вернуться! Маррилл посмотрела на дорожный знак, который она прислонила к кровати:

МАРРИЛЛ

ТЫ НУЖНА НА

ПИРАТСКОЙ РЕКЕ

Её сердце от волнения было готово вырваться из груди. Она должна вернуться туда. Разве у неё есть иной выбор? В её голове эхом раздавался женский голос, прозвучавший в тёмной трубе:

Железный Прилив приближается. Ты должна остановить его!

Увы, её тут же охватили сомнения. В последний раз, когда она была на Реке, ей стоило немалых трудов отыскать путь домой. Если она вернётся на Реку, то может никогда больше не попасть обратно в привычный мир.

Тумбочка подкралась ближе и уголком ткнулась ей в колено, совсем как собака, которая тычет носом в руку хозяина. Маррилл машинально провела пальцами по поверхности. При этом она случайно задела шершавый край. Одна из ножек тумбочки дёрнулась и топнула.

Точно ли она так сильно рискует? В конце концов, у неё по-прежнему имелись координаты с той Карты, которая привела её домой в прошлый раз. Они сработали однажды, и раз Река коснулась её мира, они должны сработать снова. И если Река довольно близко, чтобы добраться до неё, значит, она достаточно близко и для того, чтобы из того мира можно было выбраться, верно? Она могла бы вернуться на Реку, исправить всё что нужно и вернуться домой, прежде чем кто-то заметит её отсутствие и поднимет тревогу. Тем более что сейчас её родители находятся в другом городе!

Маррилл глубоко вздохнула. После возвращения с Реки она пыталась жить нормальной жизнью. Впервые пошла в обычную школу. Помогала по дому, взяв на себя дополнительные обязанности, чтобы мама лишний раз не волновалась. Не жаловалась, когда родители оставили её здесь, а сами уехали в Бостон, чтобы мама могла пройти лечение. Ей даже удалось завести несколько новых друзей. Но никто из них не шёл ни в какое сравнение с Фином. Или Ардентом. Или Коллом.

И вот теперь Река нуждалась в ней. Она должна была остановить Железный Прилив, что бы это ни было.

Прикусив губу, Маррилл взглянула на фотоколлаж на стене спальни. В центре располагалось её любимое фото: держась за руки, они с мамой ныряли со скалы в кристально голубые воды океана. За несколько секунд до прыжка мама сказала ей, что иногда в жизни нужно просто взять и прыгнуть с высоты.

Маррилл оттолкнулась от кровати и схватила с пола Карту.

– Решено, – объявила она, решительно проводя руками по воздуху. – Карнелиус, хватай свой поводок. Мистер Квак, пакуйте свои вещи. Куртка Фина, готовься снова взлететь. Мы возвращаемся на Пиратскую Реку!

Глава 2. Вечный безбилетник

Фин плюхнулся вниз. Под ногами что-то чавкнуло, как будто он упал на старую губку. Он взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие. Грибные башни склонились над ним, покачиваясь на затхлом ветерке. Обувь моментально промокла, зловонная влага впиталась в носки.

Белолоу-Сити был ему не по нутру. Воровать тут было ой как нелегко. Прежде всего из-за слизи, которая постоянно сочилась из грибных башен, на них было невозможно влезть, как он только что выяснил на собственном опыте. Не говоря уже о противном зелёном солнце этого мира, которое выставляло всё в дурном свете. В буквальном смысле. С тех пор как они прибыли сюда утром, он ни от кого не мог отделаться, просто сказав: «Невинное недоразумение!» Хорошо ещё, что он всегда мог юркнуть за шляпки грибов и спрятаться, иначе сидеть ему в осклизлой, заплесневелой тюрьме.

А ещё эта сырость!

Знаменитая сырость Белолоу была… агрессивна. Фин постоянно чувствовал, как капли ползут вверх по его ноге, собираются лужами за коленками и грозят полномасштабным вторжением выше пояса. Он ударил себя сзади по икрам и молча поблагодарил судьбу за то, что скоро вернётся к Реке. То и дело стряхивая с руки налипшую слизь, он побрёл к тёмному омуту, где стоял на якоре «Кракен».

Он в очередной раз не выяснил ничего о своей матери. Ещё один тупик, как и в любом другом месте, где «Кракен» делал стоянку за последние шесть месяцев. Он не привык сдаваться, тем более, когда речь шла о столь важном деле. Он просто обязан был выяснить, кто он и почему он такой… всеми вечно забываемый. Но его уже начинали терзать сомнения, найдёт ли он её вообще когда-нибудь.

Задумавшись, он не заметил шагавшей ему навстречу девушки. Ещё секунду назад он шлёпал по болоту, служившему местным рынком, пританцовывая, чтобы сохранить подмышки сухими. А в следующий миг растянулся на мокрой земле. Рубашка мгновенно промокла на спине, на плечах собралась лужа.

– Смотри, куда идёшь, – проворчал он.

Девушка, примерно того же возраста, что и он, остановилась рядом с ним, изумлённая ничуть не меньше его самого. Что, однако, не было странным: его никто никогда не замечал. Его давно бы забили до смерти, если бы он не умел ускользать от внимания кого угодно. Но сейчас странность была в том, что он сам не обратил внимания на эту девушку. Обычно же он ловко маневрировал между людьми, даже когда ему не было до них никакого дела. Фин покачал головой и вскочил на ноги.

Должно быть, во всём виноват свет, подумал он, оглядывая девушку с головы до ног. Явно воровка, в этом не приходилось сомневаться, хотя Фин был вынужден воздать ей должное: перед ним была мастерица маскировки, достойная работы на Пристани Клучанед.

Большинство людей приняли бы её за обычную беспризорницу: тёмные, спутанные волосы, перепачканный грязью подбородок, на ногах башмаки из разных пар. Выдавали незнакомку сущие мелочи, не ускользнувшие, однако, от Фина: лунки её ногтей были чистыми. В ушах виднелись дырочки от серёжек. Он также краем глаза уловил блеск серебра из-под манжеты её потрёпанного рукава. Она не была нищенкой, это уж точно.

Как будто в подтверждение его мнения откуда-то из рыночной толпы до него донеслись крики «Воровка!» и «Держи её!». Девушка попыталась нырнуть в переулок, но путь ей преградили густые заросли из папоротника и свисающего мха. Она испуганно оглянулась назад.

Следом за ней бежали три злобных охранника; по их носам стекал пот. Потихоньку начала собираться толпа зевак.

Фин ухмыльнулся. Он не раз бывал в положении этой девушки. Было бы неплохо понаблюдать за коллегой в действии. Вдруг это его чему-то научит? Возможно, он даже придёт ей на выручку, если у него возникнет такое желание.

Вообще-то на её месте он сам просто прошмыгнул бы к ничего не подозревающей жертве, обозвал вором и скрылся в толпе. К тому времени, когда путаница прояснилась бы, никто бы и не вспомнил мальчишку, за которым они гнались изначально. Скрестив на груди руки, Фин принялся наблюдать за ходом событий.

Внезапно девушка сделала нечто поистине странное: она перехватила взгляд Фина и подмигнула ему.

Фин был потрясён. Никто никогда не ловил его взгляд. Его вообще никто не замечал. Разве только когда он делал что-то особенно плохое, чего в данном случае он не совершал.

– Вот он, этот мальчишка! – крикнула она, тыча пальцем в Фина, когда вокруг них столпились охранники. – Мы поймали воришку!

– Что? – выпалил Фин. Это был его коронный трюк!

Первый охранник с прищуром посмотрел на них обоих.

– Это тот самый воришка? – произнёс он с характерной местной гнусавинкой. Похоже, он был растерян не меньше самого Фина.

– Ну да, он самый, – сказала девушка. – Разве ты не помнишь? Я стояла рядом с тобой, когда ты его увидел!

– Арх-хх, – пробормотал второй охранник. – Что-то она кажется мне знакомой.

this