Джон Парк Дэвис
Город жажды

С каждой новой находкой её растерянность усиливалась: треснувший щит, ограждавший от ночных кошмаров, всё ещё скалился, отгоняя дурные сны. Сломанная удочка с вырезанным на ней возможкрабом. Нечто подозрительно похожее на использованный кристалл надежды. Это были предметы, которые существовали только на Пиратской Реке.

Чувствуя, как от волнения колотится сердце, Маррилл принялась копать глубже. Студенистый ошмёток, похожий на желе из медузы, отвалился в сторону, обнажив низ старого, погнутого дорожного знака «Стоп», прислонённого к боку большой трубы. И на нём жирными чёрными буквами было написано:

МАРРИЛЛ, ТЫ НУЖНА

НА ПИРАТСКОЙ РЕКЕ

– Это ещё что такое?.. – пробормотала она, выдёргивая застрявшую ветку мескитового дерева, чтобы высвободить знак.

Она снова прочитала надпись, после чего перевернула знак. На обороте той же чёрной краской была нарисована картинка: несколько зазубренных, вписанных в круг треугольников, которые покоились на спине дракона.

И тут же тревога словно кулаком сжала её внутренности. Кто-то прислал ей сообщение: она нужна на Пиратской Реке!

Но обратного пути к Реке не существовало. Ардент ясно дал это понять, когда они расстались. Её мир живёт по определённым законам и правилам, а магия Пиратской Реки не знает никаких правил. Появись слишком много контактов между ними, и её мир будет разорван на части.

Маррилл сглотнула застрявший в горле ком. В голове прозвучали последние слова Ардента: «Река обязательно коснётся твоего мира опять, где-нибудь, когда-нибудь». Она отлично помнила убийственную серьёзность в голосе волшебника. «Но если Река окажется достаточно близко к тебе, это будет означать, что дела совсем плохи».

– Что такое Пиратская Река? – спросил Тим, заглядывая ей через плечо. – Ты знакома с пиратами? Ты продала нас пиратам?

Маррилл медленно покачала головой:

– Нет, конечно… это… это всего лишь записка от Реми, – сказала она, называя имя, пришедшее в голову первым.

– Твоя няня отправила тебе сообщение на знак «Стоп»? – спросил Том.

Маррилл заставила себя усмехнуться.

– Уж я-то знаю, ясно? Она такая странная! В любом случае это просто её сумасшедший способ напомнить, что я должна сделать домашнее задание. Про пиратов.

Девочка попыталась взять громоздкий знак одной рукой, а другой потянула Карни за поводок. Будучи предоставлен сам себе, кот успел проскользнуть в похожую на нору трубу, чтобы провести там собственное расследование.

– Пойдём, пушистик, – пробормотала она в темноту, натягивая поводок.

Ответом ей стало глухое урчание. Маррилл вздохнула и отложила знак в сторону, чтобы заползти в трубу и вытащить кота.

Внезапная темнота удивила её. Она едва смогла разглядеть силуэт Карни. Тот злобно шипел, угрожающе задрав и распушив хвост.

По коже Маррилл побежали мурашки. Что-то было не так.

– Карни? – прошептала она и осторожно коснулась его спины. – С тобой всё в порядке?

– Железный Прилив приближается, – внезапно раздался рядом женский голос. Он прозвучал громко, быстро и так близко, что Маррилл вздрогнула. – Ты должна остановить его! Останови Железный При…

МЯ-Я-ЯУ-У-У!

Карни бросился вперёд, на невидимого врага. Последовала короткая драка. Затем воцарилась тишина.

– Эй! – шёпотом позвала Маррилл.

Ответом ей стало кошачье «мур», и она почувствовала прикосновение меха к запястью. Меха и ещё чего-то холодного. Схватив кота за шкирку, Маррилл вытащила его на свет.

Карни безвольно повис у неё на руках, глядя одним глазом. Из его рта свисало нечто раздутое, бело-коричневое.

– Фу, лягушка! – воскликнул один из братьев.

Это и вправду была лягушка. Её толстое белёсое брюхо блестело и было испещрено посередине странным рисунком тёмных линий.

– Эх, Карни, – вздохнула Маррилл и высвободила бедную лягушку из кошачьих зубов, надеясь, что та не слишком пострадала.

– Кто это там был? – спросил другой из братьев.

Маррилл вздрогнула, вспомнив голос, и снова заглянула в трубу. Если там кто-то и был, она никого не увидела.

Зато в воздухе витало нечто знакомое. Запах соли, озоновый запах энергии, ощущение, что случиться может всё что угодно. Маррилл ощутила прилив ностальгии. Это был запах Пиратской Реки – запах волшебства.

– Никого, – пробормотала она. – Я прикрикнула на Карни, только и всего.

Схватив знак «Стоп» и поводок Карни в одну руку и всё ещё сжимая лягушку в другой, Маррилл посмотрела на братьев и сказала:

– Ей требуется срочная медицинская помощь.

Самый младший из братьев тотчас вскочил. Глаза его горели.

– А мы можем помочь?

– Гм… Кажется, вас зовёт ваша мама. Или мне только показалось? – ответила она.

Если честно, она сомневалась, что братья были готовы к тому, что могла преподнести им Река.

Все трое дружно вытаращили глаза.

– Эх, только стало интересно – и на? тебе! – запротестовал старший.

Маррилл с притворным сочувствием пожала плечами. Понурив плечи, братья побрели по насыпи к дому.

Ухватив покрепче лягушку, Маррилл тоже зашагала домой. Она не была специалистом по амфибиям, но ей не раз случалось спасать и выхаживать различных животных, и она могла легко распознать сломанную конечность.

– Бедняжка, – ворковала она. – Мы сейчас тебе поможем.

Лягушка открыла рот, но не издала ни звука.

Было нелегко держать равновесие (сердитый кот, раненая лягушка и дорожный знак «Стоп» в руках), но в конце концов Маррилл добралась до дома и как можно тише проскользнула в дверь.

Но у Реми, похоже, был слух летучей мыши.

– Маррилл, это ты? – позвала она из кухни, перекрикивая орущий телевизор.

Маррилл досадливо поморщилась.

this