Джон Парк Дэвис
Город жажды


Во всяком случае, никто, кроме Маррилл.

– Эх, Фин, – вздохнула она.

Ему было больно это слышать. Фин тотчас почувствовал нечто такое, чего никогда раньше не чувствовал рядом с Маррилл. Стыд.

Ардент шагнул вперёд и, взяв с ладони Фина Ключ, осмотрел его со всех сторон. Затем попробовал на зуб один из его лучей и поморщился.

– Настоящий, – пробормотал он, потирая челюсть. – Осмелюсь заметить, это облегчает нам задачу. Хотя и прибавляет проблем. – Он в упор посмотрел на Фина. – Где, вы сказали, вы подобрали его, молодой человек?

Фин переминался с ноги на ногу.

– Э-э-э… на Пристани Клучанед, – сообщил он.

У него было правило: если в чём-то сомневаешься, вали всё на воров и пиратов. Фин посмотрел на Маррилл, но тотчас поспешил отвести взгляд, прежде чем она успела его перехватить. Но даже за этот краткий миг он успел заметить, что она выглядит растерянной, даже несчастной.

Ардент понимающе кивнул:

– Говорят, там можно найти что угодно.

Он щёлкнул пальцами, и по палубе к ним подбежал стол. Ардент выхватил из рук Маррилл Карту и развернул её.

– Как же им пользуются? – пробормотал он, глядя то на Карту, то на Ключ.

– Коснитесь Ключом Карты и скажите, что хотите найти, – пробормотал Фин. Волшебник озадаченно посмотрел на него. – То есть, ммм… Так было написано в инструкции. Она у меня была. До того, как я её потерял. – Он невинно пожал одним плечом и улыбнулся.

– Эй, что тут у вас? – спросила стоящая рядом с ним Реми.

– Это Былитамская Карта Куда Угодно, – прошептала Маррилл, указывая на разложенный на столе пергамент. – По идее, если ею правильно пользоваться, она должна указывать путь. Если же сделать это неправильно, то она станет вратами к Потерянному Солнцу, которое стреляет лазерными лучами и желает уничтожить вселенную.

– Замечательно, – сказала Реми. – Прекрасные перспективы.

Ардент поднёс Ключ к Карте. Внезапно ключ-кристалл ярко засветился, как солнце, на которое он был похож. Почти мгновенно из центра пергамента всплыли острова и континенты, а также леса и города, и заскользили по его поверхности, натыкаясь друг на друга и складываясь в правильную картинку.

Ардент водил Ключом над Картой. Чернильные линии извивались и текли, следуя за каждым его движением, словно стая миног, что мечется взад-вперёд под поверхностью стоячего пруда. Новые континенты то возникали, то снова исчезали.

Затем, глубоко вздохнув, волшебник приложил Ключ к сверкающему пергаменту.

– Хорошо, Карта. Покажи-ка нам путь к Расколотому Архипелагу.

Изображения кружились и сменяли друг друга с такой быстротой, что Фин даже не успевал разглядеть их. Он как будто падал в Реку, и та куда-то уносила его. К горлу подкатилась хорошо знакомая тошнота, и он тотчас напрягся.

– Про эту часть я забыл, – процедил он сквозь зубы.

– Ну-ну, – буркнул Колл.

– Это морская болезнь, – простонала Реми. – Это морская болезнь?

– Сам знаю, что болезнь, – отозвался Фин.

Чернила превратились в вихрь, тот, в свою очередь, – в спираль. Сначала Фин подумал, что Карта порвалась. Но затем её края очистились и всплыли какие-то бесформенные комки. Фин понял: спираль – это не просто эффект Карты, это было некое реально существующее место.

Ардент посмотрел на Колла и спросил:

– Что думаешь?

Колл шагнул вперед и прищурился. Затем почесал татуировку, которая заползла ему на шею.

– Хм, – сказал он. – Я точно не знаю, где это… но… – он снова почесал татуировку, и та чуть-чуть отползла из-под его пальцев. – Да, я думаю, что смогу доставить нас туда.

Стоявшая рядом с ним Маррилл хлопнула в ладоши и радостно вскрикнула:

– Мы отправляемся!

– Вот как? – сказала Реми. – Не уверена, что мне есть чему радоваться.

Взгляд Фина был по-прежнему прикован к Карте. Что-то шевельнулось в его груди. В прошлый раз, когда он пользовался Картой, она показала ему корабль, на котором плыла его мать. Такой же, как корабль, на котором уплыла девочка, которую тоже все забывали. Фину не составило бы труда, пока никто не смотрел, схватить Ключ и Карту. Затем ускользнуть и с их помощью отправиться на поиски мамы. Никто его даже не вспомнил бы. Это была бы чистая работа, как обычно.

Да, именно так. Если бы не Маррилл. Фин посмотрел на неё, и она улыбнулась ему.

– Нас снова ждут приключения! Разве это не здорово? – воскликнула она. Её глаза сияли. – И теперь я знаю, что мы сможем вернуться домой.

Похоже, она простила его за ложь. И он понял: в мире нет такого дела, за которое бы он взялся, зная, что это причинит ей боль.

– Да, – поспешил сказать Фин, заметив её волнение. – Это отличные новости.

Внезапно ему показалось, что температура упала градусов на сорок. Хотя нет, не показалось, понял Фин, видя, как воздух вырвался из его рта морозным облачком. Стоявшая рядом с ним Маррилл стучала зубами, а соседняя мачта начала покрываться ледяной коркой.

– Ардент, – произнес Колл, одновременно осторожно и настойчиво.

Волшебник крепко прижал Ключ к Карте. Но та ничего ему не показала. Лишь чернильную птицу, часть Карты под названием Роза Ветров, одиноко кружащую над пустой Рекой, как будто Роза искала что-то, но никак не могла найти.

– Я уверен, что это ничего не значит, – заметил Колл.

Не говоря ни слова, Ардент схватил Карту со стола, резко развернулся и направился к своей каюте. Как только дверь за ним захлопнулась, температура на корабле стала прежней. Обледеневшие реи над их головами оттаяли.

– Ого! – воскликнула Реми. – Оказывается, всё на самом деле.

Фин, насупив брови, посмотрел на Маррилл.

– Что он пытается найти? – Маррилл как можно громче произнесла свой вопрос, чтобы привлечь внимание Колла.

Капитан покачал головой и ответил:

– Анналессу.

* * *

Остаток дня Фин везде следовал за Маррилл, которая устроила для Реми большую ознакомительную экскурсию по кораблю. При этом он при первой же возможности бросал зоркий взгляд на каюту Ардента. В конце концов, Карта и Ключ всё ещё были у волшебника. Пальцам Фина не терпелось вновь сжать кристалл в форме солнца и увидеть, как чернильные линии складываются в большой корабль и портрет его матери.