Джон Парк Дэвис
Город жажды

Позади неё клубок слуховых лоз подхватил фразу:

Она постаралась взять в себя в руки. Мерессианское пророчество не исполнилось, потому что безумный могущественный оракул Серт упал в Пиратскую Реку и унёс с собой Ключ к Карте Куда Угодно. Ключ, который способен превратить Карту во врата к Потерянному Солнцу Дзаннин, грозящему Реке гибелью. Пока Серта с Ключом нет, Потерянное Солнце заперто навсегда. И нет никаких причин бояться Мерессианского пророчества.

Мимо пролетел ещё один абордажный крюк и, прочертив длинную царапину, упал на палубу.

Ардент нахмурился.

– Плохая погода. Давайте продолжим этот разговор в моей каюте. Я тут обнаружил ещё кое-что, и, как мне кажется, это многое объясняет!

– Эй, Ардент! – рявкнул Колл, мотнув головой в сторону растущей прямо на глазах паутины канатов. Один ретивый пират уже подбирался к «Кракену». – Разве сейчас нет дел поважнее?

Волшебник растерянно посмотрел на капитана.

– Боюсь, что нет. Мне жаль это говорить, но, похоже, у нас нет времени вступать в схватку с пиратами, – сказал он и щёлкнул пальцами. Абордажные крючья тотчас сделались мягкими и осклизлыми, как черви.

Пираты испуганно вскрикнули: канаты, которые их тянули, внезапно оборвались. Маррилл посмотрела за борт. И надо сказать, вовремя, потому что увидела, как тот самый ретивый пират, вернее пиратша, пытается вскарабкаться на борт «Змея», а её товарищи из последних сил пытаются затащить её на палубу.

– Мог бы сделать это и раньше, – укоризненно буркнул Колл.

Ардент пожал плечами:

– Мог бы, и тем самым лишил бы всех вас удовольствия. Увы, теперь моего внимания требует Железный Прилив. – С этими словами волшебник развернулся на пятках и зашагал к своей каюте. – В мою каюту! За мной!

Фин перехватил взгляд Маррилл.

– Давай посмотрим, в чём там дело, – сказал Фин, махнув рукой вслед волшебнику.

Но сначала Маррилл должна была кое о чём позаботиться.

– Эм-м… моя няня и кот всё ещё на «Пурпурном Змее», – сказала она Коллу. – Нельзя ли их как-то перенести сюда?

– Попробую, – вздохнул Колл и зашагал по палубе, как обычный шестнадцатилетний или семнадцатилетний юноша по школьному коридору.

В следующий миг, воскликнув «Опля!», он перепрыгнул через фальшборт – как раз в тот момент, как откуда-то сверху упал канат и, схватив капитана, перелетел через воду на борт «Змея». В следующий миг воздух наполнился лязгом металла и яростными криками жаркой схватки.

– Видишь? – сказал Фин и, схватив Маррилл за руку, потянул её на корму. – Всё под контролем. Теперь пошли!

Тревога Маррилл отошла на второй план, стоило Фину открыть дверь в каюту волшебника, занимавшую почти всю заднюю часть корабля. Здесь царил безнадёжный беспорядок. И всё же это была потрясающая каюта! Вдоль стен тянулись книжные шкафы, полки гнулись под тяжестью корзин с разными диковинами. Была здесь и целая армия, которая могла уместиться у Маррилл на ладони: крошечные волынщики, воины-лилипуты, даже несколько миниатюрных лошадок. А ещё тут стояли банки с разными вкусами, некоторые были заманчивыми, например «летний закат», а другие противными – как «утреннее дыхание болота». А были и со странными зловещими названиями типа «ядовитый скунс». В одном углу каюты были свалены обмотанные верёвками коробки с предупредительными пометками на боках. Повсюду, где только можно, валялись книги.

Посреди всего этого беспорядка Ардент копался в большом сундуке. Маррилл решила до последнего думать, будто клыки на его крышке поддельные. Сбросив с плеч рюкзак, она опустилась стул, который тотчас побежал и занял место у центрального стола. Фин на пару секунд застыл в растерянности, затем закатил глаза и с грохотом потащил по полу табуретку, чтобы сесть рядом с Маррилл. Уфф, облегчённо выдохнул он, садясь.

Но Ардент, похоже, ничего не заметил.

– Признаюсь честно, – продолжил он, – твоё сообщение о Железном Приливе представляет для меня особый интерес. Видишь ли, моя старая приятельница Анналесса охотилась за Сертом и исчезла. Для того чтобы найти его, она, возможно, пыталась расшифровать части его Пророчества.

При упоминании имени этой волшебницы Маррилл ощутила укол вины. Она помнила портрет Анналессы, женщины с заострёнными, но привлекательными чертами. Ардент нарисовал её на одной из карт, похожих на игральные, которые всегда носил с собой. Именно из-за исчезновения Анналессы Ардент теперь неустанно гонялся за Картой. И, судя по всему, он по-прежнему искал свою подругу. Маррилл же так зациклилась на своих проблемах, что совершенно забыла, что у Ардента они тоже есть. Маррилл стало неуютно оттого, что она думала только о себе.

– Значит, ты тоже пытался понять смысл Пророчества? Чтобы найти её, Анналессу? – предположила Маррилл.

Ардент кивнул.

– Что опять-таки приводит нас к Железному Приливу. – Он наклонился и спрятал голову так глубоко в сундук, что едва не исчез в нём. Маррилл была готова поклясться, что увидела, как крышка пускает слюни. Но затем волшебник выпрямился, держа в руках стопку металлических пластин, обмотанных верёвкой. – Нашёл!

– Хм, прежде чем мы перейдём ко всему остальному, – сказала Маррилл, – я надеялась, что ты поможешь мне кое с чем.

С этими словами она открыла рюкзак и вытащила клетку для морских свинок. Трава внутри клетки была слегка помята, и Мистер Квак выглядел недовольным, но в остальном, похоже, был цел и невредим.

Маррилл облегчённо вздохнула и поставила клетку на стол.

– Похоже, Карнелиус неравнодушен к амфибиям, – начала она.

– А кто нет? – буркнул Ардент себе под нос.

– Это точно, – согласился Фин.

Волшебник вопросительно посмотрел на него: он явно снова его не узнал.

– М-да… А ты кто такой?

Маррилл прочистила горло.

– Это друг. Но сейчас не об этом. Дома произошёл несчастный случай. Мистер Квак получил травму, и я надеялась… – она прикусила губу, вспоминая, как Ардент однажды исцелил царапины на её руке. Она очень надеялась, что когда-нибудь волшебник сможет исцелить её маму. – Ты не мог бы ему помочь?

Ардент наклонился и заглянул в клетку.

– Ты не сказала, что это говорящая лягушка!

– Говорящая… лягушка? – удивилась Маррилл.

– Именно, – сказал волшебник, вытаскивая Мистера Квака из клетки и поднося его к свету. – Это такие хорошие маленькие посланники. Вы просто говорите лягушке, что вы хотите, чтобы она передала, и она идёт и говорит.

– То есть Мистер Квак, – проговорила Маррилл, – говорящая лягушка?

– Вообще-то, это саламандра, они только на вид как лягушки, – сказал Ардент, накрывая Мистера Квака ладонью.

На мгновение воздух нагрелся. Маррилл ощутила вкус мёда и грома.

Стоило Арденту посадить лягушку обратно на стол, как та заверещала:

– Железный Прилив приближается. Его нужно остановить! Остановите Железный Прилив, пока он не вышел за пределы Пристани и… Ой! Эй, смотри, куда… погоди, моя лягушка ещё вернётся сюда, ты, маленький… – Голос оборвался, и в каюте стало тихо.

Маррилл уставилась на лягушку. Та заползла обратно в клетку, разворошила траву и зарылась в неё.

– Да, – сказала Маррилл. – Это тот самый голос, который я слышала. И он сказал примерно то же самое.

– Это прекрасно согласуется с тем, что я хотел вам показать, – сказал Ардент.

Взяв в руки металлические пластины, извлечённые им из сундука, он бросил их на стол рядом с клеткой.

this