Джон Парк Дэвис
Город жажды

– тихо прошептали лозы.

Спустя какое-то время он снова открыл глаза. И в этот миг заметил другой корабль.

Тёмный, с низкой палубой, он мчался по дуге светящейся воды позади них. И будь он чуть больше и сделан чуть лучше, Фин наверняка бы подумал, что это старый корабль Ставика «Чёрный Дракон», поднявшийся со дна в том месте, где они потопили его, и снова бросившийся вдогонку за «Кракеном».

Затем Фин увидел чёрный флаг, развевающийся на грот-мачте, и понял, почему корабль показался ему таким знакомым.

– Пираты, – пробормотал он себе под нос. В следующий миг эта мысль дошла до него со всей силой. – ПИРАТЫ!

– истошно завопили слуховые лозы.

Фин едва не оглох от какофонии их криков.

В следующий миг Колл, Ардент и Отказуй уже были рядом. Корабль летел прямо на них. Увы, узкая полоска воды, по которой они плыли, не оставляла возможности сбежать.

– Может… нам стоит… просто пропустить их вперёд? – предложил Ардент.

– Это да, – сказал Отказуй. – Просто найди нам красивое надёжное облако, чтобы мы могли посторониться, после чего я высунусь наружу и помашу им вслед…

Его оборвал строгий голос Колла.

– Всем приготовиться к абордажу! – рявкнул он. – Тросокостный, приготовь сети! К оружию, матросы! Ардент, готовь своё лучшее волшебство. Похоже, сегодня оно нам понадобится.

Слуховые лозы повторили его команду:

Ардент щёлкнул костяшками пальцев; штурмыши забегали туда-сюда, задраивая люки и закрепляя верёвки. На глазах у Фина один из них привязал к груди пустую банку, словно кирасу. Сам он сглотнул и вновь посмотрел на пиратский корабль.

По мере приближения тот становился всё больше похож на «Чёрного Дракона». Фин прищурился. Ну конечно же! Человек на носу корабля двигался знакомой походкой, а его кожаная туника была знакомого покроя. Похоже, Ставик обзавёлся новым флагманом.

Корабль был ниже «Кракена», и Фин не мог разглядеть матросов на палубе. Но, судя по их голосам, они готовились к абордажу.

Он задумчиво потёр подбородок, оценивая ситуацию. Когда пираты берут вас на абордаж, добром это, как правило, не кончается. Даже если эти пираты твои друзья. Тем более если никто из твоих друзей тебя не помнит.

С другой стороны, подумалось Фину, он вряд ли сумеет убедить Ардента и Колла отправиться на поиски корабля той девушки: у них были свои цели, свои задачи. Тем временем Ставик будет идти за ними по пятам, словно гончая за взмыленным оленем, особенно если при этом ему светит хотя бы малейший намёк на добычу. А Фин был мастер по части намёков.

Фин ухмыльнулся. Может, всё не так уж и плохо.

Он должен отговорить пиратов от абордажа, это да, но было кое-что ещё, в чём Фин был мастером. Переговоры. А разговорами проложить себе путь на корабль Ставика будет вдвое легче.

Решено, подумал Фин. Он уходит. Мысль пришла внезапно, но засела в голове крепко. Он должен уйти.

Как только пиратский корабль поравнялся с «Кракеном», Фин бросил прощальный взгляд на корабль, который в течение последних шести месяцев был его домом. Фину было больно покидать его, особенно если вспомнить хорошие времена, которые он провёл на нём с Маррилл. Он знал, что больше никогда её не увидит, но, возможно, в один прекрасный день, после того как он исправит то, что с ним не так, и люди наконец перестанут его забывать, он вернётся и вновь станет членом команды «Кракена».

Но до тех пор ему, похоже, светит пиратская жизнь. Как только в борт впились абордажные крючья, и пираты оказались на расстоянии прыжка, Фин вскинул руку в традиционном воровском приветствии.

– Привет, собрат по ремеслу, – начал он.

Увы, слова застряли у него в горле.

Потому что вперёд вышел один особенно низкорослый пират.

Низкорослый пират с рюкзаком за спиной и большим одноглазым рыжим котом в руках.

– Фин! – крикнул пират.

Фин разинул рот, заморгал и потёр глаза. Нет, не может быть!

– Маррилл? – прошептал он.

– Фин! – снова крикнула она.

Недолго думая, она сунула кота в руки Ставику, схватила канат и в прыжке преодолела расстояние между двумя кораблями. Прежде чем Фин пришёл в себя, он оказался в её объятиях.

Глубоко внутри вся досада, вся обида от того, что его в очередной раз забыли, весь его страх по поводу того, что он никогда не узнает, кто он такой, вся печаль одиночества – всё это взорвалось и в одно мгновение исчезло. По его щеке скатилась одинокая слеза. Впервые за всю свою жизнь он почувствовал себя дома.

– Ты вернулась, – прошептал он и обнял её. – Ты вернулась!

Сияя улыбкой от уха до уха, Маррилл отстранилась. Её глаза были влажными от слёз.

– Я вернулась, – сказала она, сжимая его руку.

Фин лишь кивнул в ответ. Они скользили по волшебной радуге по бескрайнему ясному небу. Вокруг заливались трелями летающие блины, солнце ярко освещало палубу, где рядом с Фином стоял его лучший друг. Похоже, его желания всё-таки порой сбывались.

Глава 5. Куплеты Пьяного Паштета

Маррилл не могла ничего с собой поделать. Она вновь заключила Фина в объятия.

– Я так по тебе скучала, Фин.

Её горло перехватило от счастливых слёз. Ей хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что всё это ей не снится. Она отказывалась поверить, что вернулась на Пиратскую Реку и что рядом с ней вновь её лучший друг.

Закрыв глаза, Маррилл попыталась впитать в себя всё: солёный, слегка шипучий запах Реки, покачивание волн, хлопки парусов и скрип снастей «Кракена». Она как будто вернулась домой.

– Вот уж никогда бы не подумал, что ты станешь пиратом, – донёсся откуда-то сверху чей-то негромкий голос.

Маррилл подняла голову и увидела высокого тощего мальчишку. Он прислонился к соседней мачте, скрестив на груди руки. На его лице играла широкая улыбка.

– Колл! – Маррилл бросилась к нему.

Если обычно молчаливый капитан «Кракена» и удивился, то не подал виду. Вместо этого он обнял её.

– Добро пожаловать на борт! Хороший первый помощник нам не помешает. Какое-то время нам не хватало надёжных рук.

Стоявший рядом с ней Фин откашлялся. Колл посмотрел на него и спросил:

– Привела друга? Надеюсь, он умеет ходить под парусом.

Сокрушённый вздох Фина вызвал у Маррилл улыбку. Улыбка стала ещё шире, стоило ей увидеть мокрую пурпурную мантию, кособокую остроконечную шляпу и облачённого в них костлявого старика.

this