Текст книги

Алексей Фролов
Синергент

Синергент
Алексей Фролов

Синергенты. Люди, способные ломать волю монстров с далеких миров и подчинять их себе, чтобы сражаться за деньги и славу на кровавых Ксеноаренах. Точь-в-точь как гладиаторы Старой Терры! Но Ева не такая. Ей плевать на титулы. Она здесь ради него. Ради него она пересечет галактику и коснется края мира…

Алексей Фролов

Синергент

– Тамариск – опасный противник, – в десятый раз повторил Вольт.

Ева улыбнулась в ответ, щуря глаза от яркого света. Интакт-щиты почти не экранировали излучение двойной звезды, хотя были созданы именно для этого. Но здесь, на нижних палубах «Тагора-13», никто не проводил техобслуживание уже лет сто.

– Тем более этот конкретный тамариск, – не унимался Вольт. – Ты знаешь, чем известен синергент, который им управляет?

– Знаю, – устало выдохнула Ева. – Аркан Нокс. До Ксеноарены был пиратом, отсидел два срока в Гекатомбах. Хитрый мерзавец, с которым лучше не пересекаться.

– Ну, ты хотя бы подготовилась, – Вольт пожал плечами, немного помолчал. – Слушай, тогда почему…

– Почему я здесь, хотя до следующего Круга боев всего четыре часа? – Ева, наконец, обернулась к своему Ординатору. – Потому что я готова, Вольт. Я всегда готова.

Она не лгала. В отличие от других синергентов, ей не нужны предварительные медитации и курсы мнемо-инъекций, облегчающих синхронизацию. Подключаясь к своему Зверю через омнилинк, она всегда мгновенно входит в транс. Без всякой подготовки.

А здесь, на наблюдательной площадке нижней палубы, ей всегда нравилось. Нравилось подставлять лицо едва экранированному солнечному свету и смотреть на бесконечный океан космоса по ту сторону кристалфлексового стекла. Когда же планета закрывала станцию от солнца своим массивным телом, Ева перебиралась на такую же платформу по другому борту. Там солнца не было. Но был океан тьмы с затонувшими в нем россыпями самоцветов.

Ева часто думала, что было бы с Тагором, если бы на нем не обнаружили залежи мальмирида. Наверное – ничего. Единственная луна единственной планеты в системе Локус так и осталась бы одиноким, никем не замеченным шариком в неприветливой пустоте дальнего космоса.

Но волею случая мальмирид здесь все-таки нашли. И уже 300 лет Конфедерация Солнц добывает из атмосферы Тагора этот самый редкий газ в галактике силами восемнадцати обогатительных станций, размещенных на низкой орбите планеты. За три века станции неминуемо обжили, они разрослись до размеров небольших Искусственных миров. У «Тагора-13» швартовочные платформы увеличились в десять раз – Ева видела старые чертежи.

Изначально обретались тут в основном пираты, авантюристы всех мастей и вольные торговцы, шедшие с грузами через Фарстрим к Магеллановым Облакам. Но потом, когда по окраинным мирам начали открывать Ксеноарены, один ушлый траппер с мутным прошлым неожиданно обнаружил в себе предпринимательскую жилку. И так вышло, что Ксеноарена «Тагора13» теперь самая большая в Кластере. Именно поэтому Ева выбрала ее.

– Ты ведь не отстанешь, правда? – девушка уперлась спиной в кристаллфлекс, который мгновенно прострелил ее ледяным холодом космической пустоты. Она скрестила руки на груди и с прищуром посмотрела на Вольта.

– Я твой Ординатор, – Вольт в точности скопировал ее позу и взгляд. – Я должен быть уверен, что мой синергент пройдет в последний Круг турнира.

Зеленые глаза Евы вновь озорно блеснули из-под рыжеватой челки. Девушка оттолкнулась от стекла и, пройдя мимо Вольта к приоткрытому люку, хлопнула его по плечу.

– Уж в этом ты можешь быть уверен, – бросила она уже из коридора, и тут Вольт понял, что стареет. Похоже, за эти два года Ординатор и вправду привязался к Еве. Иначе, почему он до сих пор терпит ее? Хотя, быть может, причина в том, что ее нага четыре сезона подряд остается чемпионом тагорской Ксеноарены? Или потому что она планирует отдавать этот титул?..

***

Механодендриты омнилинка привычно заструились по ее обнаженному телу, находя нервные пучки и безболезненно подключаясь к ним через биотические коннекторы. А вот укол эпидуральной анестезии в позвоночник она почувствовала.

Боги Войда, как же больно! И так каждый раз…

Жаль, что опиаты нельзя, иначе ее сознание во время синергии разорвет на лоскуты. Она видела одного такого синергента, который сорок три раза выходил на Ксеноарену под опиатами. А на сорок четвертый превратился в овощ. Глаза открыты, а дома – уже никого.

Но боль от укола в позвоночник была ничем в сравнении с ощущением абсолютной мощи, которое последовало за ней. Как всегда, Ева сходу вошла в транс, и ее освобожденное сознание плавно скользнуло из одной оболочки в другую.

Тело девушки в капсуле омнилинка безвольно повисло на поддерживающих ремнях. Стараясь не смотреть (ну или как можно меньше смотреть) на ее безупречные формы, Вольт проверил крепления и, убедившись, что все в порядке, повернулся к голоэкрану, который во всю стену транслировал происходящее на Ксеноарене.

Ева тем временем повела плечами наги, размяла мускулистую шею медленными круговыми движениями. Затем молниеносно выбросила все четыре руки в стороны, занимая боевую стойку. Хвост Зверя напружинился, а из-под кистей выдвинулись костяные клинки, что режут кросталь, точно промышленный лазер – каменную шкуру метеорита.

Прорезь пасти на вытянутой морде наги разомкнулась в жутком подобии улыбки. Зверь удовлетворенно рыкнул и направился к выходу на арену.

А толпа уже бесновалась, как ей и положено. Ксеноарена «Тагора-13» вмещала почти сорок тысяч, но на всех станциях вокруг планеты постоянно проживало лишь немногим больше, так что львиная доля зрителей – гости из соседних систем и даже других Кластеров.

– …поэтому без лишних вступлений, перейдем к главному блюду нашего кровавого фуршета! – проревел доминус Враск, будучи искренне убежден в том, что его пафосная двадцатиминутная речь, предварявшая эти слова, была чем угодно, но точно не «лишним вступлением». – И знаете, что, друзья? – доминус понизил голос до шепота и обвел арену единственным глазом. – Обещаю, когда вы покинете «Тагор-13», вам всем будет, что рассказать внукам именно благодаря сегодняшнему вечеру!

Последние слова он проорал так, что усилительная система завибрировала, исказив голос Враска до неузнаваемости. Но толпе было на это плевать – она орала еще громче.

Дальше началось представление бойцов, и Ева просто отключилась от этой какофонии, сосредоточившись на контроле. Семиметровое тело наги, увитое тугими жгутами колоссальных мышц, перекатывавшихся под серой лоснящейся шкурой при каждом движении, представлялось неискушенным воплощенной смертью. И лишь немногие знали, насколько трудно управлять столь могучим существом, у которого нервная деятельность находится на принципиально ином уровне в сравнении с человеческим организмом.

Кроме Евы еще ни одному синергенту не удавалось подчинить вектранскую нагу. Однако девушка билась уже четыре сезона подряд, так что для умного противника ее тактика не станет неожиданностью. А Нокс, несмотря на исключительную степень морального разложения, глупцом точно не является.

Зато тамариски, как говорят, в природе тупые, точно пробки. Внешне они напоминают терранских приматов, но под двенадцать метров в холке и покрыты не шерстью, а лозой-симбионтом. Этих удивительных гибридов обнаружили всего полвека назад на нескольких планетах Кластера Каппа, и сразу же оценили их потенциал для участия в Ксенобитвах.

Ева победила уже троих тамарисков, но тот, которым управлял Аркан Нокс, казался настоящим исполином. Он был почти вдвое выше наги и раз в пять шире. Его лоза-симбионт отличалась бледно-алым оттенком и постоянно перемещалась, так что создавалось впечатление, будто перед тобой стоит освежеванная обезьяна-переросток. Дополняя отвратительный образ, с лозы капал тягучий сок насыщенного карминового цвета.

Трудно сказать, кого толпа приветствовала активнее. Ева уже стала живой легендой Кластера, но Нокс побежал во многих звездных системах и был фаворитом сезона. К тому же, его амплуа плохиша нравилось непритязательной публике, у которой средний интеллектуальный коэффициент едва переваливал за пятьдесят пунктов. «Зато суммы в кошельках непропорционально больше», – усмехнулась про себя Ева.

Она вышла на арену через южные ворота, Нокс – через северные. Порядок определялся жеребьевкой. У синергентов существовала негласная примета, согласно которой выход через северные ворота считался знаком удачи. Но Ева никогда не верила в подобное. Она знала, что на арене выигрывает не тот, кому звезды сложились, а тот, кто лучше знает своего Зверя.

– Так пусть истребление начнется! – выкрикнул доминус и гравидиск унес его под потолок арены, чтобы синергенты, по команде рванувшиеся друг на друга, случайно не покалечили великолепного Эллу Враска, которому все тут обязаны и вообще.

Ева мгновенно вернулась к реальности, уши затопил рев тысяч глоток, но для чуткого слуха наги они были лишь фоном. Она слушала, как шелестит лоза-симбионт, перемещаясь по телу тамариска. Она слушала, как учащенно колотятся его восемь сердец. Она слушала, как песок арены поскрипывает под его шагами. Она знала о нем все.

Когда расстояние между противниками сократилось до двадцати метров, Нокс прыгнул. Неимоверная туша тамариска удивительным образом выполнила в воздухе сальто и Зверь, сложив руки перед собой, устремился в пике на оппонента.

Ева знала, что лоза-симбионт тамариска может на короткое время менять свою структуру, становясь прочнее любого известного металла. Но финт все равно выглядел по-дилетантски. Ее нага остановилась, подождала еще секунду и в последнее мгновение шагнула в сторону, пропустив тамариска в ладони от своего плеча.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу