Джессика Мун
Одивиль, до того, как

Одивиль, до того, как
Джессика Мун

Эта серия книг о главной героине – Джулии и её любовном романе, о тех испытаниях которые, ей пришлось пройти, ради того, чтобы быть счастливой. Вскоре жизнь Джулии безвозвратно изменится. Девушка старшеклассница, мечтающая попасть в престижный университет, вдруг узнаёт тайну своей семьи и открывает для себя Новый неведомый мир. «Он тот, кто меня понимает лучше всех и этот человек моя родная душа. Жаль, что судьба свела нас вместе так поздно. Лишь при встрече с ним, я хочу раствориться в нём каждый клеточкой своего тела». Первая книга расскажет нам о том с чего все начиналось

Джессика Мун

Одивиль, до того, как

Глава 1. Сон.

Свое раннее детство я очень плохо помню, лишь помню какие-то обрывки из прошлого, что мы жили в городе похожем чем-то на этот, но он был светлее, возможно волшебнее, если можно так сказать, как бы странно это не звучало. Люди были всегда приветливые, улыбались, не было таких серых будничных дней, как сейчас. Когда мы приехали в этот город мне, наверное, было около 3 лет, а может быть и 3 года. Меня всё детство и часть юношества мучал всегда один и тот же сон, вскоре, он пропал и не беспокоил меня долгое время.

Стоит чудесная погода – как и всегда солнечно и тепло, я иду с двумя косичками за руку меня держит мама. Гуляя, по чудесному лесу, где всё абсолютно идеально: каждое дерево не имеет изъяна или потемневший листвы, чувствуется приятный запах леса, чудесное пение птиц. Вдоль протекает чистейшая река – вода, как стекло, видно до дна всех местных обитателей, что в ней проживают, но что странно, проходя мимо я почему-то слышу не рассказы моей мамы, а какие-то непонятные для моего детского слуха светские беседы – то женские, то мужские голоса. Только лишь спустя какое-то время я поняла, что все эти звуки доносились из воды – из речки, вдоль которой мы шли. Оказывается я слышала и понимала о чём ведут свои беседы коренные обитатели флоры и фауны, этой, с первого взгляда не большой реки. Необычно – это ничего не сказать. Почему я слышу все это хотелось бы узнать мне, но сон прерывается и я просыпаюсь, так и не узнав, этой неведомой для меня загадки. Однажды мой сон длился чуть длиннее, поэтому я смогла спросить у матери, что с этим местом не так и что происходит. В ответ на это я получила еще более странный ответ: «О, девочка моя, ты уникальная, как и твои способности. Когда настанет время ты обо всём узнаешь и обучаешься со своей сестрой о таких вещах о которых даже и не слышала, но всему своё время дорогая. Посмотри, как вдали красиво выглядит место, где ты познаешь себя и все те вещи, которые тебе сейчас кажутся странными, ты всё поймёшь и обретешь такую силу, какой нет ни у кого на земле. Я смотрю через реку, вдали меня виднеется большое здание со множеством корпусов, само здание серого цвета, но от лучей солнца, которое попадают на него оно светится и переваливается как будто в камнях заложили крупицы алмазов, от чего, то светится таким неистовым светом, который и представить не возможно. Я поворачиваюсь, и вижу мать – всё те же черты лица, что и сейчас, но чуть моложе. Но кто это с ней рядом? Рядом с ней стоит моя личная копия, только с темными волосами как смоль. Она улыбается мне самой дружелюбной улыбка на свете. И вдруг до моего разума доходит всё сказанное несколько минут назад моей матерью – сестра, у меня есть сестра, и похоже мы близнецы. И на этом я просыпаюсь, все растерянная от увиденного во сне, правда ли это или лишь плод моего разыгравшегося воображения и я слишком много перечитала книг.

Глава 2. Джулия.

В это морозное утро, как не странно светило яркое солнцу и его лучи озаряли своим теплыми лучами через светлые занавески моей спальни. От этих теплых лучиков я просыпаюсь раньше времени. До последнего дня занятий в старшей школе осталось еще больше двух часов. И я решаю еще много поваляться в кровати, после чего встаю. Я как и обычно начинаю с принятия теплого душа. Теплый душ расслабляет все мое тело – до кончиков пальцев и помогает мне проснуться. Я чувствую сегодня себя бодро, как никогда. Простояв так, минут тридцать укутываюсь в махровое полотенце и иду к зеркалу. Сначала начинаю расчёсывать свои длинные светлые волосы, сушу их и немного феном, затем завиваю немного концы плойкой, делаю небольшую укладку. Я не очень люблю пользоваться косметикой, поэтому только рисую две черные стрелки на веках. Слава богу, обе получились с первого раза, и мне не приходится их стирать и рисовать заново, как

обычно бывает. Но я сегодня спокойна, как никогда и выспалась.

Иду к гардеробной и раздумываю, что же надеть на последний учебный день. Я, в отличие от моей подруги Кристины не слишком то модничаю. Я не скажу, что я одеваюсь, как какой-то ботаник и хожу в засаленной одежде или же все время в одном и том же. Конечно же нет, у меня есть чувство вкуса несомненно.

Но Кристи любит покупать все самое лучшее: новинки или единичные экземпляры одежды, чтобы быть неотразимой и ни с кем не повторяться в своем наряде и образе в целом. В моем гардеробе, в основном присутствуют джинсы, куча толстовок и пара блузок, моих самых любимых. У меня конечно есть и платья, но в основном все эти платья мы покупали, вместе с Кристи по ее выбору, что-то покупала и я сама, но все мои платья наверно слегка формальны.

Решаю особо не изменять себе и моему стилю- надеваю светлые обтягивающие джинсы и пудровую блузку – мою любимую. У нее такой приятный к телу материал, почти как шелк. Не много задумываюсь, рассматривая себя в зеркало и слышу снизу раздается голос мамы: Джулия, пора завтракать, опоздаешь на занятия, говорит она

Я выхожу из ступора, быстро складываю тетради и книги в рюкзак и спускаюсь вниз в столовую. Спускаясь в кухню, чую прекрасный аромат ванили и шоколада. На завтрак мама приготовила нам с отцом блинчики с шоколадным кремом – обожаю их, аж слюнки текут. Спускаюсь, сажусь за обеденный стол и начинаю уплетать за обе щеки, практически не жуя, а глотая целиком и запивая апельсиновым соком. Джулия, говорит мама, ну не до такой же степени ты опаздываешь, что не нужно жевать пищу, которую ешь, а глотать ее целиком, это же вредно дорогая. Ешь не торопясь, а то еще заработаешь несварение желудка. Я киваю, и слегка уменьшаю свой темп.

В кухню заходит отец у него каштановые волосы, немного вьющиеся и постоянно спадающая прядь на лицо, которую он постоянно поправляет. Для меня всегда это выглядело забавно, как он это делает. Отец как и всегда выглядел идеально. Синий костюм, сшитый с иголочки, и под цвет пиджака подобран галстук. Туфли всегда блестели, будто только что купленные в магазине и распакованные из коробки. Отец работает в банке и очень гордится этим, всю мою жизнь заверяет и агитирует меня, что я должна обязательно пойти учится на бизнес или экономку в Центральный Вашингтонский университет, чтобы после учебы во время учебы найти хорошую оплачиваемую стажировку, а затем и престижную работу, чтобы стать состоятельной и обеспеченной. Но у меня были совсем другие планы на этот счет. По натуре я мечтатель и очень люблю читать книги, хотя это мое маленькое увлечение и появилось не так давно. По началу, я просто терпеть не могла литературу и все, что с ней было связано, но взгляды мои на чтение поменялись после прочтения «Грозового Перевал» и она стала моей любимой книгой в моей маленькой скромной библиотеке. Я не останавливалась на классике, и начинала читать современную литературу: романы, фэнтези и другие книги, известных и не очень писателей. Именно так, я проводила свои вечера после выполнения домашних заданий.

Во мне была одна привычка, думаю что ее я переняла у своей матери – все контролировать, планировать и делать все наперед. Именно поэтому, все мои домашние работы были сделаны на несколько недель вперед. И когда я возвращалась домой из школы, то я посвящала себя полностью чтением моих любимых книг, погружаясь в каждую историю, переживая с ее героями сотни и тысячи жизней. Наверно меня можно назвать ненормальной за такое пристрастие к книгам, именно так и считает моя лучшая подруга Кристи. Каждый раз при встрече, она умоляет меня сходить с ней потусоваться в какой-нибудь клуб с ее парнем и его друзьями. Но я постоянно отказываюсь, и она называет за это меня занудой. Кристи говорит, что девушка в моем возрасте не должна так проводить время, сидеть дома в своей комнате за горой книг, она должна развлекаться, увлекаться мальчиками. Не смотря на все это, я ее очень люблю. Мы знакомы с ней с самого детства она всегда поддерживает меня если того требует ситуация. В общем мы с ней не разлей вода.

Джулия давай быстрее, неспешно говорит папа, ты опоздаешь в школу, а ведь это последний учебный день перед рождественскими и новогодними праздниками, не думаю, что ты хотела бы его пропустить.

Я учусь в самой обычной местной старшей школе, пол часа езды от моего дома. Из дополнительных занятий я выбрала лишь экономику, по настоянию отца, французский язык и расширенный курс литературы.

Да пап,– выдыхаю я. Иду. Я встаю, беру свой портфель и иду к двери, мама провожает нас в дверях, целуя меня и отца в щеку,– буду ждать вас с нетерпением домой. Я вся горю в предвкушении поездки к моей матери, я ее сто лет не видела, говорит она.

Дорогая ты и не заметишь, как время пролетит и мы вернемся и будем готовиться к поездке – говорит отец и нежно целует маму в щеку и заправляет выпавший светлый локон волос ей за ухо. Мы все соберем заранее после зимнего бала Джулии, а потом просто все загрузим в машину. Мама у меня конечно красавица, как и у меня у нее длинные светлые волосы, которые она завивает в кудри, безупречный макияж, голубые глаза, точеная фигура. Мама работает дизайнером свадебных платьев, и имеет свой небольшой салон-ателье. В общем, работает она для души – занимается любимым делом. С отцом они познакомились еще в университете, и с тех пор они неразлучны.

Я одеваюсь потеплее и выхожу на улицу. Лицо обдувает морозным ветерком Миннеаполиса, зимой погода не жалует. Я стою на улице и жду, когда отец подгонит автомобиль. Открываю пассажирскую дверь, и падаю на сиденье, сегодня нет никакого желания ехать в школу, а потом еще этот зимний бал блин, совсем про него забыла. Если честно я о нем и не думала, даже не вспоминала. А вот моя подруга все уши мне прожужжала про него, как долго она подбирала наряд, и о том, как Том не хотел одевать смокинг и бабочку. Я смеялась, когда она рассказывала, как он при этом ворчал и надувал губы, как маленький ребенок, которому не дали конфету. А мне вот совершенно нет дела до этого бала, я даже и не думала о наряде. Вдруг все мои размышления о так скажем, жизни моей несущей прерывает своим разговором отец.

Дорогая с тобой все в порядке – говорит с обеспокоенным видом он, – мне показалось, что ты чем то расстроена.

Ни чем пап, все хорошо – бормочу я, и отворачиваюсь смотреть в окно. Ты уже готова к зимнему балу? Готов поспорить, на что угодно ты ждешь этот вечер с нетерпением.

А вот тут он ошибается, погружаюсь снова в размышления я, и начинаю подбирать подходящие слова для отца, о том, что я не пойду на бал и даже к нему не готовилась. Ну, вот зачем мне на него идти, все будут парами, а я как и все неудачники в нашей школе буду одна, не хочу ощущать чувство пожирающего при этом моменте стыда и неловкости. Я не скажу, что я не симпатичная девушка, у меня длинные светлые волосы, как и у матери точеная фигура, правда бедра и грудь у меня чуть больше. А глаза не нежно голубого небесного цвета, а серо-голубые, как у отца, и пухлые губы. Правда, я никогда не пользуюсь косметикой – предпочитаю джинсы вместо платьев. Как то не складываются у меня ни с кем отношения, или я чересчур стеснительная, что не подпускаю к себе никого. Но сказать по правде, на самом деле мне никто не нравится из нашей школы, или других школ. И не потому, что я всех парней не нахожу достаточно красивыми для меня нет, совсем не поэтому. Просто-напросто, я не находила родной души, человека, который поймет тебя, с которым не становится скучно через пять минут беседы. Тот, в ком можно просто растворится. И как говорится в романе Эмили Бронте – «Из чего бы ни были сделаны наши души, это души очень близких людей». Я понимаю, что живу не в сказке и не в романе, а в реальной жизни, где так не бывает, но какой-то частичкой своей души я в это верю и надеюсь. Надеюсь, что я не ушла в транс своих размышлений перед отцом, а то он ждет от меня ответа. Но, что ему сказать в оправдание, что я не хочу идти на этот чертов бал потому что у меня нет парня или «ой пап, прости, но я про него и забыла совсем», что же мне ответить. Хм, скажу ему что не успела найти подходящего платья для данного случая, думаю это будет большим оправданием, чем все остальное.

Э-м-м, пап, залепетала я, тихим голосом, тут такое дело, я не пойду на бал всего скорее. И после этого я замираю, жду его реакции, спросит ли он почему, или просто примет к сведению, спустит этот не ловкий для меня разговор на тормозах. Проходит полминуты молчания, в машине нависает какая-то непонятная мне духота, что трудно дышать и сделать даже один единственный вздох.

И тут отец начитает свой диалог, – но дорогая моя, почему? Почему Джулия ты не хочешь пойти? Это же так прекрасно. В жизни каждого старшеклассника должен быть этот момент – говорит он, нежным и успокаивающим меня тоном.

Пап, начинаю я, ну просто я так погружена была в учебу, что на поиски подходящего наряда оставалось очень мало времени, и я не смогла найти подходящего для меня платья- вру я ему.

И вдруг, за место каких либо воодушевляющих речей на лице моего отца нарисовалась улыбка, и он говорит, – О, дорогая, вот насчет этого точно не нужно волноваться и не идти на зимний бал по этой причине.

Я выпучила глаза и смотрю на него с недопониманием. Я не понимаю тебя пап, ты предлагаешь мне пойти на бал в том же, в чем я хожу в школу на занятия?!– раскрасневшись от негодования, выпаливаю я.

Отец хихикает, и через смех говорит: Джули, взгляни на заднее сиденье. Я не смело поворачиваюсь, и на заднем сиденью вижу огромную серебряную коробку с аббревиатурой JB. Это, точно такая же коробка, в которые мама упаковывает свои дизайнерские платья от своего салона, а JB – это ее аббревиатура, Джейн Блэк.

Что это пап?– Спрашиваю я.

Это наш с мамой подарок тебе сладкая,-нежно произносит он,– по случаю зимнего бала, ты такая взрослая стала у нас, скоро уже пойдешь учиться в университет. По щеке течет слеза, а он продолжает, я помню тебя, как будто это было вчера: маленькой с двумя косичками, бегающей по дому и играющей с игрушками. О, как это, оказывается, было давно, время летит так не заметно. Мы подъезжаем уже к моей школе. Отец говорит- Не хочешь открыть коробку и посмотреть, подмигивает он. Я отстегиваю ремень безопасности и тянусь к серебряной коробке, не спеша открываю ее. О боже, в оберточной бумаге лежит изумительное и просто потрясающее платье небесного цвета, вышитое кружевом и жемчугом, с виду прямо на мою фигуру. Оно не длинное – не доходит и до колен, на широких бретелях. В коробке я так же вижу серебряного цвета туфли-лодочки, а так же не большую коробочку изумрудного цвета, такое ощущение, что ей с виду лет двести, если не больше.

Пап, а это что?, спрашиваю я-показывая на коробочку, которую держу в руке.

Отец поворачивается ко мне и говорит, – это семейное украшение твоей мамы, его передают из поколение в поколение. Мы думали, что подарим его тебе на твое девятнадцатилетние, но решили не тянуть и подарили сейчас. Открывай скорее,– говорит он, – оно красивое и необычное такое ты точно нигде и никогда не купишь.

Похоже, я была права и коробочке реально за 200 лет, раз ее передают из поколение в поколение. Открываю заветную коробочку и вижу, что там лежит золотая цепочка и небольшой кулон в виде клевера, с виду ощущение, что он должен как то открываться, чтобы в каждый листик можно было положить по камню, по центру кулона красуется фиолетовый камень, так и сияющий на зимнем солнце.

Какая красота, – говорю я, на самом деле кулон действительно очень красивый и оригинальный и даже отсутствие каких либо деталей в нем не делает его чем то незавершенным, скорее наоборот это придает ему какую-то таинственность и загадочность. Спасибо вам, вы у меня самые лучшие родители это просто шикарные подарки, а ведь у меня сегодня даже не день рождение и даже не именины.

Ну, теперь твое мнение о походе на бал изменилось? – спрашивает отец.

Я погружаюсь в бурлящий поток мыслей, думая, что ответить, ведь причина, почему я не хотела идти на этот чертов бал совсем не в наряде, а в другом. Похоже, все таки придется сходить не на долго, чтобы не расстраивать родителей. Выхожу из своих размышлений, надеюсь на то, что они были не слишком долгие, и папа ничего не заметил. Да пап, теперь конечно да, я обязательно пойду на зимний бал, не могу дождаться наступления вечера, – вру я. Завезешь домой коробку? – Прошу я отца.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу