Эльвира Осетина
Игра на жизнь. Ивент – Любовь


И так, получается, что мне придётся качать гибрида из – чародея, целителя, убийцы и даже воина.

Хм…

К сожалению, про гибриды я знала очень мало. С подругой на эту тему не успела поговорить введу того, что не слишком долго играла, а в брошюрке про гибриды была лишь одна пафосная заметка:

«И предстанет житель Мира Центурион пред грозны очи Творца. И спросит Творец: „Кем же ты хочешь стать сын/дочь мой/моя? Ты сам до сих пор не определился, и хочешь, чтобы я решила за тебя? Ты уверен, что стал взрослым? Может ты так и остался дитем малым, и хочешь, чтобы старшие за тебя решали, как тебе жить?“. Подумай смертный! Что ответишь ты Творцу… Подумай! И определись!»

«Мне надо защищаться», – вот, чтобы я ответила.

Интересно, а как бы на мой выбор отреагировал Риар?

А вот, кстати и он.

Мужчина вернулся поздно, на улице уже было час ночи. Какой-то уставший и измученный.

Сел за стол, на котором я расположилась со своей «брошюркой», и посмотрел на меня сонными глазами.

– Голодная? – вдруг спросил он меня.

На что я качнула головой, и горделиво ответила:

– Нет, ужинала уже.

Риар приподнял бровь, осмотрел мой новый наряд (видимо наконец-то заметил), затем перевел взгляд поверх моей головы. Там светился не только мой игровой ник, но и уровень.

– Пятый уровень, и одежда новая? Ты как умудрилась?

Я, задрав подбородок, усмехнулась:

– Места знать надо!

Риар какое-то время сверлил меня взглядом, наверное, дырку пытался просверлить, а затем хмыкнув, встал из-за стола и поплелся в мою комнату, не забыв при этом сказать:

– Если надоест изображать недотрогу приходи, я всегда готов удовлетворить любимую жену.

На что я не удержала язвительного замечания:

– Сходи в Веселый квартал, там наверняка за умеренную плату тебя обслужат.

Как только я это произнесла Риар резко остановился, словно наткнулся на бетонную стену, а затем медленно развернувшись, спросил:

– Так это ты там прибарахлилась что ли?

От его вопроса у меня от возмущения даже волоски на затылке дыбом встали.

– Чего? – зарычала я, медленно вставая. – Ты меня с собой-то не сравнивай муженек!

Глаза Риара скептически с узились.

– А где же тогда?

Набычившись, я сложила руки на груди, и подняв подбородок рассказала про «неожиданную встречу».

– Вот значит как?

Пока я рассказывала воин уже вернулся обратно к столу и смотрел на меня с удивлением.

– А я и не знал, что в игре такое бывает… Ну тогда извини, не хотел тебя оскорблять. Был не прав. Мир?

И он вдруг подал мне свою руку.

Я от удивления немного растерялась. А затем подумала, что иметь врага под боком слишком опасно, может действительно лучше жить в мире? И подала свою руку мужчине.

Он её сначала осторожно пожал, а затем перевернул и поцеловал запястье да с такой страстью, что у меня возбужденные мурашки по всему телу начали расползаться, причем преимущественно в низу живота.

Резко вырвав свою руку, которую никто не удерживал, я гневно посмотрела на мужчину, и опять рыкнула:

– Ты, что себе позволяешь?

А он в ответ поднял обе руки в вверх, и сделал такой умильный взгляд, что я опешила на мгновение.

– Эй, мы же помирились, – улыбнулся он, и развернувшись, бодро побежал к лестнице, а когда уже почти скрылся на ней, проворчал себе под нос, но я все равно услышала: – Эх, женщины, ну почему с вами всегда так сложно?

Какое-то время я стояла и смотрела на опустевшую лестницу и чувствовала себя очень странно. Мурашки постепенно прекратили свою миграцию, и основавшись в низу моего живота устроили там дискотеку. У меня было огромное желание плюнуть на все и принять предложение моего новообретенного мужа, но воспоминания о Грегори и его поступке не давали сделать и шага. Что я знаю о Риаре? Он явно не добрый самаритянин, и сразу обозначил в наших отношениях определенную линию поведения. Он мне помогает, только за секс. А потом он, как и Грегори начнет мне каждый день устраивать скандалы и ревновать к каждому пожарному столбу?

«Я подарил тебе автомобиль/платье/колье, самой дорогой/модной марки, а ты слишком долго улыбалась тому парню на приеме!» – сразу же вспомнились все придирки моего психа бывшего.

А здесь что будет?

«Я накормил тебя, а ты слишком долго разговаривала с тем симпатичным неписем!»

Нет уж, спасибо, проходили уже.

Качнув головой, я села обратно за стол и хотела еще немного полистать каталог, но в голову полезли воспоминания о Грегори и наших с ним ежедневных скандалах, поэтому убрав книгу в свой рюкзачок, я отправилась спать на диван, не забыв поставить внутренний будильник на шесть утра, дабы на работу не опоздать. Думала, что опять не смогу уснуть, но видимо слишком много всего произошло за этот день, что стоило укрыться пледом, как я погрузилась в очередной тревожный сон, в котором Грегори путешествовал по городам Мира Центурион в поисках меня.

Проснулась я в холодном поту, потому что видела, как мой псих-бывший заказывал мой портрет художнику, чтобы развешивать его копии на досках объявлений по всем городам. В объявлении он указал приличное вознаграждение за любую информацию обо мне. Причем не только в игровой валюте, но и в реальных деньгах.

Долго размышлять над сном не было времени, потому что я умудрилась проспать «системный» будильник, и быстро позавтракав, рванула к телепорту, чтобы оттуда перенестись на главную площадь, и добежать до почты.

На работе меня встретили с удивлением. Я заметила это, по бровям, поползшим вверх у всех неписей. Видимо никто не ожидал, что я все же соглашусь на вакансию курьера.

Я улыбнулась во все тридцать два, и взяв стопку писем и такую же стопку уведомительных, отправилась в небольшой закуток (который мне выделили на складе), дабы эти письма с уведомлениями разложить по районам и по номерам домов.

Разброс по городу был большой. Я решила для себя, что буду как можно меньше тратиться на телепорт, сегодня уже считай десять медяков потратила, из-за того, что проспала. Поэтому письма раскладывала так, чтобы пройти все дома пешком, еще и по кругу.

– Если успеешь разнести все уведомления до двух часов дня, получишь премию – пятьдесят серебряных, – сказала мне на прощание Брулия, вручая удобную сумку с большим количеством карманов, и добавила: – Сумка рабочая, не потеряй, когда будешь увольняться, сдашь мне.

Как оказалось, эта женщина является начальником почтового отделения.
this