Наталья Викторовна Косухина
Мужчина из научной фантастики

Упав в кресла напротив нее, мы с удивлением наблюдали ее столь интересное состояние.

– Пригласишь на свадьбу? – поинтересовалась я.

– А он, видимо, хорош, – с завистью в голосе пробормотал Джим.

После чего хорошего настроения у соседки как не бывало, и она набросилась на Крофта с намерением повыдергивать у него все волосенки. Вот тут я поняла, почему нам необходимо заниматься карате, а Джиму – нет. Мгновенно скрутив Киру, он прижал ее коленом к креслу, даже не запыхавшись, и спросил:

– Ну что ты так завелась? Я же только озвучил мысли, пришедшие в голову тем хищницам, которые толпились в конце коридора.

Услышав новую и интересную для себя информацию, Громова перестала дергаться и просипела:

– А ну слезь! Кабан!

Отпустив ее, Джим поправил на себе форму и сказал с достоинством:

– Я в прекрасной физической форме.

– Ты мне чуть ребра не сломал!

– Так врач же в комнате.

Кира опять начала зло сопеть, а я, чтобы предотвратить очередную потасовку, спросила:

– Ты какими судьбами здесь? Мимо проходил или к нам в гости?

– Тебе никто не говорил, какая ты язва? И как Ремарк тебя терпит?

– Ты знаешь, каково это быть старшей группы с таким куратором?! Лучше б мне посочувствовал!

– Ну, я не то имел…

– Вот и молчи!

– Что-то вы из-за адмиралов разнервничались.

– Ты уходишь от темы, Джим, – напомнила я ему.

– В общем, я пришел извиниться перед тобой. В тот день я разговаривал с братом и сильно с ним повздорил. И во время теста подумал, что, может, я зря сюда поступил…

Мы в изумлении посмотрели на него.

– Послушай, тебе не кажется, что ты сам виноват в том, что семья тебя контролирует? – предположила я.

– Что?!

– Даже вырвавшись и поступив сюда, ты продолжаешь совершать поступки под их давлением. Даже здесь позволяешь им себя провоцировать. Ты пробовал забыть про них и подумать, чего хочется именно тебе? В принципе, еще не поздно поменять специализацию. Пусть это не поощряется, но все-таки…

Джим задумался, а я полезла под стол, дабы поискать соскочивший вчера с коммуникатора чип.

– Кира, а ты не хочешь ничего нам рассказать? – продолжила любопытствовать я.

– А мне особенно нечего вам сказать. Мы обговорили возникшую между нами ситуацию, объяснили друг другу свою точку зрения и поговорили о том, какой линии поведения будем придерживаться. Его нервировала неизвестность, меня тоже. Теперь все прекрасно.

– Краткость – сестра таланта. И какой же линии поведения вы будете придерживаться?

– Не жениться и не общаться с родственниками, по крайней мере до окончания мной Звездной Академии.

Подняв нос от ковра, я воскликнула:

– Но ведь это десять лет! Ты уверена?

– А что мне остается? Знаешь, Фиса, ты по крайней мере уверена, что твои родители любят тебя. А мне вот сложно поверить, что мои испытывают похожие эмоции, когда они принуждают меня сломать себе жизнь.

– Ну, раз ты решила…

– Теперь моя очередь спрашивать. Почему преподаватели так странно на тебя сегодня смотрели, да и группа тоже?

– Понятия не имею, – пробормотала я. В этот момент мне показалось, что я все-таки нашла эту штуковину и протянула к ней руку.

– Потому, что они думают, что ты спишь с Ремарком, – вклинился в наш диалог Джим.

Услышав такое, я попыталась резко встать, и моя голова встретилась с уплотненным стеклом стола. Раздался звон, после чего мне показалось, что я осыпалась осколками на ковер. Перед глазами поплыли круги.

Тут же две пары рук вытащили меня из-под коварной мебели и положили на диван. Пять минут суеты, и вот я уже сижу с обезболивающим пластырем на голове и кружкой чая в руках.

– Этот напиток похож на отвар с опилками.

– Не ворчи, – сказала Кира.

– Я не сплю с Ремарком!!!

Джим поднял руки вверх и проговорил:

– Ты пойми: наша группа так не думает. Это все грымзы с гражданского отделения. Они вчера увидели, что вы были наедине и он, выходя от тебя, давал какие-то обещания.

– И что, теперь все думают, что я подстилка адмирала?

– Нет. Преподы, судя по их поведению, думают, что куратор просто тобой увлекся или это сплетни. Но любопытство проявляют. Ребята думают, что это все бред. Даже Пайк. Большинство из них не понаслышке знают, как ракши относятся к своим женщинам, а у тебя с адмиралом все не так.

Я чувствовала, что Джим что-то недоговаривает.

– И?

– Что?

– О чем ты умолчал?

– Ну…

this