Денис Борисович Савостькин
Нарисуй мою смерть


Глава 2.

От того, что ты засунул в жопу перо, ты ещё не стал павлином.

На следующий день молодые люди проснулись значительно позже обычного. Стрелки часов приближались к полуденной отметке.

Максим встал с постели чуть раньше своей девушки, оставив ту нежиться в теплых объятиях одеяла. Он принял душ и отправился на кухню готовить яичницу с беконом.

Из окна на него смотрело пасмурное небо. Но тучи сегодня выглядели вполне мирно и не предвещали серьёзных осадков.

Через некоторое время, когда вкусный запах распространился по квартире, на кухню, манимая ароматом, пришла Вика.

– Доброе утро, Ви. Отлично выглядишь. – Улыбнулся Максим.

Вид его девушки знавал и лучшие времена – волосы на голове были взъерошены, походя на птичье гнездо, а лицо после выпитого накануне алкоголя серьёзно припухло.

– Издеваешься, да?

– Немножечко. Прими в знак извинения эту пищу богов. – Максим ловко перекинул яичницу со сковороды на тарелку и поставил её на столик перед Викторией. – Рецептом этого блюда поделился со мной шеф-повар лучшего французского ресторана. Десять мишленовских звёзд из десяти. Ля Бурда.

Вика рассмеялась. Она заметила, что яичница вся расплылась и слиплась, и внешний вид её напоминал какое-то месиво.

Несмотря на кулинарную неудачу, настроение ребят было приподнятое. Они завтракали, пили кофе и болтали. Атмосфера продолжала быть как будто праздничной. Прошедший день вселил в них новые надежды.

Внезапно беседу прервал звонок в дверь. Максим прошёл в прихожую и посмотрел в дверной глазок. На лестничной площадке стоял большой, даже огромный мужик в черном строгом костюме и в солнцезащитных очках.

– Я от Бориса Аркадьевича, – не дожидаясь вопроса сказал он. Макс открыл дверь и впустил гостя.

Максим точно помнил, что не давал своего адреса, но быстро сообразил, что у такой крупной рыбы, как Борис, достаточно ресурсов, чтобы навести справки и узнать, где живёт человек. Здоровяк представился Кириллом и достал из своего портфеля несколько конвертов. В первом были деньги за портрет Вики, а также договор о его продаже. Максим подписал и сообщил, что позвонит в дом культуры, в котором осталась картина, чтобы её без проблем передали.

В следующем конверте было небольшое письмо, в котором Борис Аркадьевич сообщал, что хотел бы заказать ещё три картины, которые нужны ему в максимально короткие сроки. Далее следовало описание того, что должно быть изображено на холстах.

Под первым пунктом шло изображение утопленника, лежащего на поверхности воды, очертания которой должны были состоять из денежных купюр. Следом было описание горящего дворца, сделанного будто из золота, которое оплавляется под напором огня. Стены этого дворца должны быть охвачены пламенем, а в дверном проёме должен стоять обнаженный мужчина, также горящий золотым огнём. Последним пунктом был пейзаж, показывающий цветущую долину, с расположенным в центре неё холмом и единственным деревом на этой возвышенности, на котором повешен человек в рясе, а под ногами у него рассыпаны серебряные монеты.

Также к письму была прикреплена фотография с лицом неизвестного мужчины. Борис Аркадьевич просил изобразить это лицо на персонаже каждой из картин. Он не пояснил кто это и зачем ему это нужно, но сообщал в письме, что платит вперёд за каждую ещё по пятьсот тысяч. Деньги находились в третьем, самом толстом конверте.

Максим, прочитав письмо, впал в некоторый ступор. С одной стороны, заказы Бориса Аркадьевича вызывали некоторое отвращение и отдавали какой-то извращенностью и садизмом. Писать столь мрачные картины совсем не хотелось. Да и эта фотография… Очевидно, что на ней какой-то неприятель бизнесмена, может быть его конкурент или что-то типа того. Но с другой стороны – полтора миллиона, и к тому же сразу на руки… Естественно, что Макс только в самых смелых фантазиях мог представить, что будет обладать такой суммой денег.

Родители при жизни говорили ему, что не важно живёт ли человек в бедности или богатстве. Не важно, какой у него дом, машина, одежда. Главное – это всегда оставаться людьми, оказывать помощь нуждающимся, поступать по совести.

«Но разве изобразить кого-то мертвым – это плохо?» – думал Максим. «Это ведь не тоже самое, что убить человека. Даже не тоже самое, что говорить о нём дурное. Просто картинка, просто краски на холсте». Борьба Максима с самим собой длилась совсем не долго. Ему было просто убедить себя дать положительный ответ, глядя на толстый бумажный пакет.

– Кирилл, передайте Борису Аркадьевичу, что я постараюсь как можно скорее закончить работу. Я берусь.

– Хорошо, будет сделано. – Поручный выложил пухлый конверт на столик и по-английски покинул квартиру.

Переговоры, если можно их так назвать, проходили в гостиной, и Вика при этом не присутствовала. Поэтому, когда гость ушёл, и Макс сообщил о произошедшем, у неё буквально отвисла челюсть.

Максим смотрел на свою девушку, глаза которой вот-вот готовы были выпрыгнуть из орбит.

– Да, я тоже офигел.

– Но…Но… – никак не могла сформулировать Вика. Её руки не находили себе места, исполняя в воздухе непонятный танец. – Но как такое возможно!? Обалдеть. Я не верю своим ушам.

– В это действительно тяжело поверить, но факт налицо. – Макс кинул два конверта с деньгами на стол и похлопал по ним ладонью. – Думаю, нужно перестать удивляться тому, что происходит что-то хорошее. Мы так долго этого ждали, так давай наслаждаться!

Недолго пообсуждав богатства, которые как с неба свалились, ребята собрались в прогулку, прихватив с собой несколько только что заработанных купюр, чтобы их с удовольствием потратить, отметив столь удивительное событие. На улице, несмотря на пасмурную погоду, было достаточно тепло и безветренно. Добравшись пешком в центральную часть города, пара зашла в приличный ресторан пообедать. Никогда раньше они не могли себе позволить питаться в подобных заведениях. Местную публику составляли богачи, успешные предприниматели, музыканты, кинозвёзды и селебрити.

Максим и Вика чувствовали себя достаточно неуютно среди ресторанной роскоши: дорогих обоев, шикарной деревянной мебели, огромных подвесных люстр, переливающихся солнечными зайчиками. Они проходили мимо столиков, за которыми сидели яркие, богато наряженные люди, абсолютно не обращающие внимания на происходящее вокруг. Их столы были дорого сервированы шикарными блюдами, от вида и запаха которых начинали течь слюнки.

Ребята пробрались вглубь ресторана, сели как можно дальше от занятых столов и начали изучать меню. От непривычных названий разбегались глаза и, чтобы не угодить впросак, они заказали по классическому говяжьему стейку и бутылку красного вина. Потихоньку освоившись в непривычной обстановке, молодые люди стали обсуждать – что же делать им с так внезапно упавшим на голову богатством.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу