Денис Борисович Савостькин
Нарисуй мою смерть


На одном из диванов уже сидела подруга Влада. Вальяжно откинувшись на спинку и закинув ногу на ногу, она смотрела на ровную поверхность воды и посасывала какой-то яркий напиток через краешек коктейльной рюмки. Её большие, привлекательные губы жадно прилегали к стеклу, оставляя на нём следы алой помады. Когда в помещение появились новые люди, девушка даже не обернулась в их сторону, словно она была загипнотизирована водной гладью.

Влад провел гостей к диванчикам и рукой предложил им присесть.

– Алиса, сегодня это наши гости: Вика и Максим. Ты их видел. Друзья, это Алиса – моя спутница.

Ребята нечетко пробурчали что-то типа привычного «приятно познакомиться», на что Алиса лишь слегка кивнула, давая понять, что заметила их присутствие.

– Вам чего-нибудь налить? Скотч, шампанское, вино? Я долго собирал свою коллекцию. Что-то пришлось привозить из Европы. Всё самое лучшее! – Пробасил Влад прямо в ухо Максиму, особо делая акцент на последней фразе.

– Я бы не отказалась от холодненького шампанского. – Вика устроилась на диванчике, находившемся напротив того, на котором сидела девушка Влада. Теперь их разделял низкий стеклянный стол, на котором в ведре со льдом охлаждался стальной шейкер.

– Окей. А тебе, Максыч?

– А есть джин?

– Да. Бомбей Сапфир подойдет? Это синенький такой.

– Да… – Макс слегка замялся, он впервые слышал это название. – Да, думаю, что подойдет.

Влад удалился к барной стойке, а Максим неловко уселся рядом со своей девушкой. Напротив них всё так же сидела безучастная, холодная скульптура Алисы, смотрящая в сторону воды. Вдруг девушка встала, произнесла словно в воздух: «Хочу плавать», скинула с себя халат и нырнула в бассейн. Под халатом на ней не было ни единого предмета одежды. Перед взором Максима пронеслось прекрасное, стройное девичье тело, разрезающее воду. Потоки сверкающих брызг огибали аппетитные выпуклости юной нимфы. Из приятной задумчивости Макса вывел неприятный тычок в ребра.

– Эу, ты чего это? – На него смотрела свирепая пара глаз любимой девушки.

– Ничего. Абсолютно ничего. Просто задумался.

Ситуацию спас подошедший Влад. Он поставил перед Викой такое же ведерко с уже открытым шампанским, как и у Алисы, а перед Максимом бокал голубоватого напитка, в котором плавал кусочек лимона и два кубика льда в форме черепков.

– Я тебе сделал с тоником и лимоном. Угощайтесь, друзья. Макс, ещё раз с победой тебя. – Влад торжественно поднял вверх свой бокал, и молодые люди выпили. Через мгновение к ним присоединилась Алиса, которая, не смущаясь посторонних, в абсолютном неглиже проследовала к столику и только там облачилась в халат. В компании завязался разговор о прошедшей выставке. Обсуждались работы молодых художников, их стили, ошибки и удачные моменты. В определенный момент речь зашла о картине, занявшей третье место. Оказалось, что она очень понравилась обеим присутствовавшим девушкам. Алиса заметно оживилась и, пожалуй, впервые за вечер проявила искреннюю заинтересованность. Она похвасталась, что у неё в комнате висит несколько похожих пейзажей, изображавших восточную природу. На этой волне она увлекла Вику с собой на мини экскурсию, чтобы продемонстрировать их ей лично. Парни остались вдвоем.

– Ну, как она тебе? – спросил Влад, откинувшись на спинку диванчика и сделав добрый глоток в половину стакана.

– Кто?

– Да Алиска. Кто же ещё?

– Симпатичная.

– Симпатичная? Чистый секс! Тигрица. Хоть и немного сумасшедшая. Зато в постели… – Влад мечтательно закатил глаза и облизал губы языком. – Ты такого точно не встречал.

– Тебе лучше знать. – Максим опустил взгляд в свой стакан, словно увидел там целую вселенную и пытался соединиться с ней.

– Ну ладно, Макс. Скажи мне, какие у тебя дальнейшие планы? Конкурсы? Выставки? Я мог бы помочь с организацией, если материал есть. Ну там позвать шишек нужных, ты знаешь.

Максим задумался. Особых планов у него никогда и не было. Большую часть своей жизни он прожил на грани с нищенством. Отец умер давно, оставив о себе лишь теплые детские воспоминания, механические часы без ремешка да старую черно-белую фотографию, на которой он и маленький Максим были запечатлены на фоне пошарпанной стены их старенького домика. Мама ушла, когда художник заканчивал старшие классы. Она быстро зачахла, словно какой-то вампир присосался к ней и выпил всю жизненную силу одним глотком. Макс связывал столь раннюю кончину родителей с их тяжелым физическим трудом, который ещё и оплачивался сущими копейками. После смерти матери он пообещал сам себе, что сможет выбраться из бедности, добиться чего-то, обрести успех, забраться на ту вершину, которая, казалось, была совсем ему не под стать. И вот сегодня, по его мнению, этот день настал – ему наконец-то улыбнулась фортуна. Он смог заработать своим творчеством, своим трудом первые сколько-нибудь значимые денежные средства.

Мысли о деньгах напомнили ему о Борисе Аркадьевиче и их сделке. Он рассказал Владу о странном богаче – любителе изобразительного искусства. Влада заинтересовала эта персона, он выпытал все детали внешнего вида бизнесмена, после чего, основательно покопавшись в мозгах, заключил, что никогда не слышал об этом человеке, хотя и знает всех ключевых игроков в коллекционном бизнесе.

– И сколько, говоришь, этот кекс тебе предложил? Сотку?

– Нет, пятьсот.

Влад присвистнул и отхлебнул виски из бокала. Парни были уже весьма пьяны, а девушки до сих пор не вернулись.

– Максыч, что-то мы скучно сидим. У меня тут есть кое-что.

Влад неровной походкой прошёл за барную стойку и пару мгновений что-то искал в тумбочке под ней.

– Опа! Вот и он. – Вскрикнул он, победно подняв над головой маленький пакетик с белым порошком.

– Что это? – Удивленно спросил Максим, щурясь и пытаясь разглядеть в приглушенном свете, что же тащит к их столу Синкевич.

– Это, дорогой мой друг, самый лучший кокс в городе. И сейчас мы его снюхаем.

Максим вытаращил глаза, полные испуга и недоверия. Но этот взгляд буквально через мгновение сменил оттенки на жадное любопытство. Он никогда до сегодняшнего дня не сталкивался с наркотиками, но его всегда манила и интересовала неизвестность. Что же они могут дать, отчего столь внушительное количество людей не могут устоять перед губительным волшебством? Радость? Эйфорию? Чувство всемогущества? Избавление от боли и страданий?

Пока все эти мысли проносились в голове молодого художника, его коллега уже опытными движениями расчерчивал на столе четыре ровные белые дорожки ангельской пыли.

– Влад, а это не опасно? – Голос Макса был тихим, но в пустом помещение он звучал отчётливо и ясно. Этот вопрос был риторическим, так как для себя Максим всё уже решил.

– Обижаешь, дружище. Для тебя всё самое лучшее. Вот держи. – Влад протянул гостю маленькую, тонкую медную трубочку. – Втягивай через одну ноздрю, вторую зажимай. Затем наоборот. Тебе, кстати вот эти маленькие на первый раз. – Он показал на тоненькие полосочки, которые были раза в три уже других.

Максим наклонился к столику и торопливыми, резкими движениями выполнил процедуру, которую множество раз наблюдал в фильмах.

– Ай, молодца. – Пробасил Влад и выхватил трубочку из уже расслабленной руки Макса. – Иди-ка к папочке. – Добавил он и внюхал в себя две оставшиеся полоски порошка.

Парни откинулись на спинки диванов друг напротив друга. Влад смотрел на Максима, а Максим на Влада. В первые несколько секунд Макс ощутил легкое головокружение и онемение в носу и на языке. Затем постепенно краски вокруг стали становиться ярче и интереснее. Звук переливающейся воды в бассейне казался чем-то воистину прекрасным. По телу разливалось чувство расслабленности, граничащей с непередаваемой энергией. Небывалая доселе эйфория овладела телом и разумом молодого человека. На лице растянулась блаженная улыбка, а из горла так и стремился вырваться дикий, первобытный рык.

Влад беззвучно встал с дивана, скинул с себя халат и резким движением нырнул в бассейн. Его могучие плечи мощными рывками разрезали зеркальную гладь и толкали тело по поверхности воды. Максим тоже встал со своего места. Ему захотелось следом за хозяином дома нырнуть и плыть, испытать на деле всю ту силу и энергию, которую он чувствовал в себе в ту минуту.

Но только он начал расстегивать первую пуговицу на рубашке, как дверь отворилась и вошли девушки. Появление Вики как рукой сняло остатки дурмана. Макс вернул пуговицу на место и присел на диванчик. Девушка была в полном восторге от увиденных картин. Она весело щебетала, пересказывая их сюжеты и тонкости выполненных работ. Но Максим её практически не слушал. Эффект наркотика внезапно испарился, забрав не только данные им новые ощущения, но и все остальные силы, оставил после себя прожжённую дыру пустоты. В какой-то момент он перебил Вику и поставил перед фактом, что им нужно возвращаться домой. На прощание Синкевич в очередной раз поздравил с триумфом и вручил бутылку вина в подарок.

Большая часть пути до дома проходила в молчании. Максима охватили опустошённость и меланхолия, Вика же просто устала за столь насыщенный день и задремала у него на плече. За окном такси мелькали огни ночного города, свет редких низких фонарей заглядывал в машину, освещая лицо пассажира, безучастно смотревшего на проносившиеся мимо улочки.

Но чем больше они приближались к дому, тем слабее становилась хватка этого невидимого спрута. Вот уже наш герой переместил взгляд на возлюбленную, чьё милое спящее личико пробудило в нем нотки нежности и вызвало легкую, тёплую улыбку. Он осторожно, стараясь не разбудить, приобнял её за плечи и тихонько поцеловал в макушку. Эти действия всё-таки прервали чуткий сон Вики. Она посмотрела на Максима и улыбнулась ему в ответ.

Дома молодые люди открыли бутылку вина, уселись на кухне, как уже тысячу раз до этого и принялись тихо разговаривать. Они были счастливы. Они любили друг друга и говорили друг другу об этом. Им обоим казалось, что это счастье навсегда, они заслужили его и никогда не отпустят, будут беречь, чего бы это ни стоило.

– Макс, я чертовски рада!

– Как же я рад. До последнего не верилось. Да и сейчас кажется, что это либо сон, либо чья-то шутка.

– Так шутить могут только боги! – Вика рассмеялась.

– Да уж… Если бы людскими судьбами управляли боги, то с уверенностью можно было бы сказать, что они те ещё шутники. Или садисты, тут уж как посмотреть!

– Сегодня садисты были на твоей стороне.

Максим сидел на своем привычном месте у кухонного столика, не в силах удержать улыбки. Вика сидела напротив и смотрела на него своими огромными, прекрасными и полными любви глазами. А за окном разгорался самый красивый, самый вдохновляющий рассвет, который только может представить человеческое воображение.