Олег Николаевич Жилкин
Мальчик на качелях


– Считаешь меня озабоченным?

– Я еще не решила, но, похоже, что ты нуждаешься в допольнительном кормлении, раз пялишься на голые сиськи других баб.

– Такие формы как у тебя не часто встретишь.

– Я заметила, что ты возбудился. У тебя встал даже.

– Ты действительно красивая, умная женщина, и ты в моем вкусе.

– Про ум ты так же, как про мои ноги догадался? У меня вроде не было повода его демонстрировать.

– Ноги покажешь еще разок?

– Ты на ноги хочешь посмотреть или на что-то еще? Вряд ли тебя действительно интересует мой ум.

– Покажи пизду.

– Фу, как грубо! Почему бы не назвать ее как-то иначе?

– Влагалище?

– Ты какой-то грубиян, хотя с первого взгляда производишь впечатление интеллигентного человека: очки, шляпа.

– Поэтому я и хочу приобрести кепку, чтобы сменить имидж. По крайней мере, сделаешь хоть какую-то за день выручку. Покажи!

– Пожалуйста, называй ее киской.

Анна подняла сарафан и раздвинула бедра.

– Киска это пошло. Мне нравиться называть вещи своими именами.

– У меня даже влага выделилась.

Анна запустила пальцы внутрь.

– Покажи грудь.

– Пожалуйста. Я сейчас, кажется, кончу.

Женщина издала легкий стон и её бедра сжались в конвульсии. Тело Анны было практически полностью обнажено, я даже заметил пирсинг в ее пупке.

– У тебя красивое тело. Очень женственное.

– О, боже! – я кончила.

Анна извлекла пальцы, достала из-под прилавка гигиеническую салфетку и вытерла блестящую от влаги руку.

– Я вся теку. Это все из-за тебя. Мне даже подмыться негде. Я смотрю, что у тебя тоже встал. Как-то очень, уж, заметно.

– Это потому, что я тоже не ношу под шортами белья в жару.

– Как насчет вечера, мы идем с тобой в ресторан?

– Идем. Во сколько ты заканчиваешь?

– Обычно в восемь, но сегодня я хочу закрыться пораньше, все-равно покупателей нет и не будет. Давай встретимся около шести на площади?

– Договорились.

Анна привела одежду в порядок, ее дыхание постепенно выровнилось, но румянец возбуждения не торопился покидать её лица.

– Как ты пойдешь с таким стояком?

– Хочешь мне помочь?

– Нет, не здесь, сюда в любой момент могут войти. Я и так с тобой слегка потеряла голову.

– Возьми деньги. – Я передал Анне тысячу одной купюрой, снял с витрины кепку, надел ее на голову и направился к выходу.

– Кепка стоит полторы! – окликнула меня на выходе Анна в последний момент, опешив от моей наглости.

Я невольно усмехнулся. Выглядело все так, будто я хотел лихо надуть продавца.

Я вернулся к витрине и повесил кепку на место.

– Ладно, кепки не нужно. До вечера! Буду ждать тебя в шесть на площади.

– До встречи, Алик! Теперь я вижу, что это имя тебе подходит. – засмеялась Анна.

Я вышел из салона в несколько замутненном сознании. Я смотрел на улицу и не узнавал её, затрудняясь с выбором направления. Нет, это не сеанс магии, и я действительно стою у дверей обыкновенного шляпного салона, и все же этот странный город и его необыкновенные обитатели наводили меня на мысль, что со мной здесь происходят какие-то удивительные события.

Гостиница, в которой я проживал, находилась прямо в парке. Это, наверное, было её главным преимуществом, плюс невысокая цена за благоустроенный номер. В номере, правда, не было окна. Надо заметить, что и в других, более дорогих номерах отеля, не было окон, вернее они были, но в потолке. Совсем крохотная мини-гостиница на три номера с шикарной стойкой регистрации в греческом стиле и постоянно дежурившими двумя сменными администраторами, одна из которых была вдова, другая крепко выпивающая выпускница консерватории моих лет. Вдова меня мало интересовала, а вот с бывшей выпускницей консерватории мы легко сошлись на почве бескорыстной привязанности к дагестанскому коньяку, который мы периодически распивали вместе в ее смену. Дамой выпускница была солидной, и когда напивалась, то начинала разговаривать матом. Я с удовольствием поддерживал интеллектуальную беседу. Женщина вот уже два года как была в разводе, я был озабочен поиском партнерши и самой популярной темой наших разговоров был секса. Звали даму Антониной. У нее был низкий голос, напоминавший мне голос совы из мультика про Винни-пуха.

Несмотря на пышную грудь, которую я конечно же сразу оценил, я не рассматривал женщину в качестве потенциального сексуального партнера и поэтому со всей откровенностью делился своими впечатлениями от минувшего дня. Отсутствие реального успеха на сексуальной ниве компенсировало богатство впечатлений и нам было о чем поговорить. Тоня живо сопереживала моим поискам и, приходя на смену первым делом интересовалась, удалось ли мне на этот раз кого-то привести в свой номер или нет.

Антонина рекомендовала мне быть с женщинами более романтичным и не говорить им в лоб, что собираюсь с ними переспать. Я объяснял ей, что мне как раз нравиться быть честным и не плести сети, так как этот прием мне, во-первых, осточертел, а во-вторых, я сильно ограничен во времени, поскольку собирался через неделю вернуться в Москву. То, что из Москвы мне предстоит перелет в Штаты я ей не говорил, чтобы не будить женского любопытства и не множить лишних вопросов.

Тоня, впрочем, была не единственной поверенной в моих интрижках. Как-то так само-собой получилось, что параллельно я завел себе еще одну подружку-слушательницу и советчицу, торговавшей путевками прямо напротив павильона минерального источника. На контрасте с пышногрудой администраторшей, это была миниатюрная брюнетка чуть старше меня, с хорошей фигурой и миловидной, прекрасно сохранившейся внешностью. Звали ее Оксаной. В наших с ней разговорах присутствовал элемент флирта, что, однако, не мешало мне в любой момент прервать беседу и увязаться за приглянувшейся мне одинокой курортницей, пришедшей на водопой. Наташа была на работе, а я на охоте. Древняя тактика хищника в пересыхающих от зноя прериях хотя и не приносила ярких побед, но была довольно эффективным способом ненавязчивого, ни к чему не обязывающего знакомства.

Переполненный впечатлениями после посещения шляпного салона я остро нуждался в опытной слушательнице и трезвом взгляде со стороны.

Поскольку у Антонины был выходной, я пошел к источнику. Оксана была на своем рабочем месте и как всегда первым делом осведомилась о моих любовных успехах.

– Ноль. Пока ноль! – многозначительно произнес я и пошел к бювету наполнить свой стакан минералкой.

– Что значит пока? Ну-ка, колись, подцепил кого-то? – взяла меня с оборот Оксана, как только я неторопливой походкой вернулся к стойке с предложениями посетить красоты Северного Кавказа.

Я заметил, или мне показалось, что в глазах Оксаны блестнули ревнивые огоньки. Наши отношения находились на грани дружбы-флирта, у которой, впрочем, как уверяла меня сама Оксана, нет любовной перспективы.