Андрей Вишненко
Таблетка

Таблетка
Андрей Вишненко

Вы когда-нибудь пробовали наркотики? И не пытайтесь. Герой рассказа проглотил розовую таблетку. Читайте, чем все закончилось.

Майкл Ковальски по профессии был… Не важно, кем он был по профессии, важно, что последние двадцать лет он работал директором филиала. Главный офис фирмы, которой исполнилось двадцать пять лет, располагался во Львове. Майкла пригласили на корпоратив и он решил поехать во Львов своим ходом, на своей машине. Он собирался появиться там на день-два раньше, так как втайне надеялся стать полноценным хозяином одесского отделения. Дело было за малым: прикупить пакет акций. Коммерческий директор, владеющая шестьюдесятью процентами акций, никак не хотела продать ему небольшую часть. Но в последнем разговоре намекнула, что если он приедет пораньше, то вопрос можно решить в приватной обстановке в ее маленьком охотничьем домике. Вдалеке от глаз и ушей. Вот Майкл и решил убить двух зайцев. А пока зайцы отдыхали он, собрав походный чемоданчик, отправился в дальнюю дорогу.

…Она стояла на выезде из Умани. Стройная фигурка напоминала одинокий кипарис, выросший среди диких придорожных орехов. Она просто стояла глядя на серый асфальт. Печальная и бесконечно одинокая. Майкл никогда не брал попутчиков, но сейчас его будто черт дернул. Видимо, черт дернул не только за рукав пиджака, а и… В общем, что-то заставило его остановиться. Он опустил стекло и посмотрел на девушку. Волосы-кудряшки цвета вороньего крыла, карие глаза и кожа с оливковым оттенком. Выглядела она очень уставшей.

– Куда едете? – спросил Ковальски.

– Не знаю, – на ее лице было написано безразличие. Потом она собралась и сказала: – Все равно куда. Лучше ближе к границе.

– Садитесь, – он открыл дверцу и приглашающе махнул рукой.

Она устроилась на переднем сидении. На вид ей было лет двадцать пять. «Скромняга. Из нее, наверное, слова не вытянешь», – подумал Майкл.

Некоторое время они ехали молча.

– Имя у вас есть?

– Знакомые зовут просто Соня, – улыбнулась она, – зовите и вы меня так.

– Тогда будем знакомы. Майкл, Мойша, Михаил, Мики, Михо и еще очень длинный список. Но я предпочитаю Майкл. Так зовут меня друзья. И раз мы знакомы, то давай перейдем на «ты».

Она согласно улыбнулась.

– Не хочешь поговорить? – спросил он.

– О чем?

– Откуда едешь и куда направляешься?

Она посмотрела на него, вздохнула и заговорила:

– Я училась на мехмате в Одесском университете. Училась легко. Достаточно было послушать лекцию и все становилось понятным. Прорабатывать лекции после занятий мне не требовалось. Так прошел год. А на втором курсе я встретила Гочу – стройного и высокого красавчика из Гори. Гоча говорил, что учится на юридическом. Позже выяснилось, что он врал. Гоча снимал пентхаус с видом на море. Сначала я оставалась на ночь несколько раз, а потом перевезла вещи и осталась жить с ним.

По вечерам мы сидели на балконе, смотрели на море, курили марихуану (марихуана у него была всегда). А потом падали в постель, именно не ложились, а падали, и предавались любви. Однажды он принес розовые таблетки. После их приема было не до секса. Мир менялся. Небо становилось красным, а море черным. Черное море становилось черным, как нефть. Из черноты вытягивались щупальца и тянулись ко мне. Они были тонкие и лоснящиеся. И еще глаза. Глаза следили за мной из блестящей черноты. И спастись от этого взгляда было невозможно. Он проникал в мозг, ощупывал тело и, главное, не давал пошевелиться и закричать – было безумно страшно. Гоча говорил, что важен правильный настрой, тогда эффект будет такой, какой тебе приятен. Он оказался прав и мы продолжали развлекаться каждый вечер. Жизнь была хороша и беззаботна. Я чувствовала себя бабочкой, порхающей над яркими летними цветами. Но осень никто не отменял. Холод реальности отрезвил меня практически мгновенно. Меня отчислили из университета. Я даже не заметила, что зимняя сессия давно закончена, а я так и не сдала ни одного экзамена. И теперь я здесь. На улице.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу