Лариса Олеговна Шкатула
Приключения на вторые девяносто


Наверное, никто из молодоженов так не использовал свое новое жилище в первый день после свадьбы, как они.

Повсюду валялись футболки, кеды, разобранная, но не сложенная палатка, шезлонг, котелки, консервы…

Был понедельник, родители отправились на работу, – им-то дополнительного времени на свадьбу детей не давали, и теперь молодые могли заниматься подготовкой к путешествию без постороннего глаза. И без вопросов, зачем да почему.

Теперь они выбирали на карте район, где предполагалось поменьше населенных пунктов, а значит, и людей. Где-нибудь в верховьях самой быстрой речки, чтобы можно было сплавиться… По крайней мере, Эльвира об этом мечтала. Ей было страшновато. Но теперь-то она была с мужем. В случае чего, Вадик станет её оберегать, и ей нравилось думать, что как это здорово: находиться под защитой человека, на которого можно положиться, а сплав по реке в его обществе покажется разве что аттракционом «американские горки».

– Я знаю, ты у меня заводная, – шептал ей ночью Вадим, – один раз попробуешь сплавиться, ничего другого больше не захочешь. Адреналин в кровь просто льётся, как из водопровода!

Теперь Эльвира помогала мужу собираться с энтузиазмом – ей нравилось, когда ею восхищались. И при этом не анализировала, насколько восхищение соответствует истине. Молодой муж боялся, как бы она в последний момент не передумала.Всё-таки до конца в её упорство он не верил. Тем приятнее было убедиться в собственной неправоте.

Сборы происходили весело, Вадима заводили, так что через час сборов он в экстазе даже утащил Эльвиру обратно в спальню, чтобы вернувшись, продолжать собираться с удвоенной энергией.

Правда, их деловой настрой через некоторое времябыл нарушен. Приехал фургон с подаренной молодожёнам мебелью, и грузчики стали вносить её – на свадьбе Эльвире и Вадиму вручили только чек с обещанием, что в понедельник, в их новый коттедж, доставят всё заказанное, соберут и расставят, так что молодой жене нужно будет лишь сказать, куда.

Своё снаряжение пришлось срочно переносить в комнату для гостей на первом этаже, куда покупать мебель предполагалось позднее.

Вадим всё их снаряжение быстро перенёс, а, так как Эльвира завозилась с мебельщиками, молодой муж счёл за лучшее куда-нибудь слинять. Он для видупокрутился немного возле суетящейся жены и сказал:

– Ты не возражаешь, дорогая, если я на пять минут уйду? Меня Мишка возле института ждёт, я ему должен конспект отдать.

Какой конспект? Сессия давно кончилась. Не для Вадима, он уже три года как закончил университет, а для его вернувшегося из армии друга детства. Тот служил на флоте и потому поступил в университет на три года позднее, и факультеты у них с Вадимом были разные.

Вадим учился на строительном, а Мишка поступил на архитектурный. Она отчетливо видела, что если муж и хочет повидать Михаила, то уж никак не из-за конспекта, а похвастаться своим новым семейным положением. И, наверное, выпить пивка с водочкой, как говаривал обычно сам Вадим.

Ладно, она ещё успеет мягкой лапкой закрутить гайки своему привыкшему к свободе мужу, а сейчас пусть ещё немного порезвится.

Эльвира училась в университете, на юридическом факультете, и ей оставался последний, пятый курс. В августе девушке предстояла преддипломная практика, но сейчас, в начале июля она могла вполне располагать своим временем.

Вадим взял отпуск в компании отца, в которой работал прорабом. Виктор Алексеевич считал, что настоящий строитель получится лишь из человека, который прошёл через самые разные руководящие должности, от бригадира до прораба, и далее к руководству фирмой....

Вадим с Эльвирой нарочно так свадьбу подгадали, чтобы будущая невеста могла экзамены сдать, свадьбу отгулять, и на медовый месяц. На Урал. В смысле, так думали вначале, а теперь решили на Кавказ. В самом деле, своего края как следует не знают, чего уж непременно в дальние дали ехать.

Эльвире нравилась роль молодой хозяйки. И то, как слушались её сборщики мебели, как четко выполняли распоряжения грузчики.

Часа три прошло, пока наконец мебель оказалась собранной и расставленной. А в конце работы Эльвира попросила двоих из грузчиков принести из соседней комнаты огромный ковер и расстелить его посреди комнаты. Она заплатила им за работу из семейных денег по тысяче рублей и посмеялась удивленным взглядам, которыми оба мужчины обменялись. Наверное, это было много? Ничего, пусть порадуются. Купят что-нибудь своим жёнам. И те тоже порадуются так же, как сейчас радостно Эльвире.

Когда мебельщики ушли, Эльвира почувствовала себя уставшей, пошла на кухню и приготовила себе свежевыжатый апельсиновый сок.

Домработницу она отпустила погулять с собственной дочкой, и та должна была вернуться часа в четыре пополудни, чтобы успеть подать молодым ужин, и утром, перед отъездом – завтрак.

Эльвира окинула довольным взглядом свою большую гостиную. Кажется, сорок шесть квадратных метров. Она довольно улыбнулась. Это её первый опыт меблировки – в родительском доме всем обычно занималась мама, а Эльвиру такая работа и не слишком интересовала. Теперь она почувствовала удовольствие от того, что нечто сделала сама. Пусть и чужими руками.

Интересно, что в доме с продуктами? Вообще их доставкой должна была заниматься домработница. Для этого в гараже стояла даже старенькая – относительно, конечно, пятилетняя «десятка», «Жигули», которую ещё в родительском доме называли «хозяйкой».

Эльвира прошла на кухню и заглянула в огромный холодильник. Он был просто-таки завален продуктами. А морозилка вообще забита морожеными полуфабрикатами.

Она решила, что сделает свиные стейки – уж это молодая жена умела, просто запихнуть полуфабрикаты в микроволновку. Наверняка, Вадик придёт голодный. Эльвира наденет вот этот кружевной передничек и станет мужа кормить…

Кстати, а где наш сплавщик ошивается? На нынешний момент прошло уже раз двадцать по пять минут, а мужа всё нет. И, хотя скучать ей было некогда, Эльвира слегка обиделась на него: медовый месяц начался! Но тут же она себе сказала, что наверняка в её будущей жизни не все окажется медовым, и надо заранее к этому приготовиться, а когда появится Вадим, сделать вид, что она не заметила столь долгого его отсутствия. По крайней мере, чего она в своей семейной жизни делать не собиралась, так это скандалить. По возможности.

Но и с другой стороны вовсе не должна убиваться, работая по дому. И складывать, например, палатку, которая до сих пор валяется безобразной кучей в комнате для гостей.

По-хорошему собираться они должны были вдвоём, а если Вадик придёт домой подшофе, то завтрашнее выступление в путь придётся отложить.

Глава третья

Эльвира включила новый огромный телевизор, экран у которого по диагонали был метра полтора, и от нечего делать, решила что-нибудь посмотреть. Недолго. Она вообще не любила торчать у телевизора. Не для того ведь женщины выходят замуж, чтобы целыми днями в экран пялиться!

Она отчего-то вдруг вспомнила? что в новый доммолодые не пустили перед собой кошку, как делали далекие предки.

«Всё торопимся, всё куда-то бежим. Самое элементарное сделать забываем».

Если бы они жили в многоквартирном доме, то кошку было бы найти не в пример проще.

Эльвира вышла на улицу, по обе стороны которой стояли особняки один другого богаче и конечно же никакой кошки не нашла.

Тогда она решила зайти в элитную многоэтажку напротив, через дорогу от коттеджного поселка, такой небоскреб, где квартиры стоили бешеных денег, но в котором Эльвира не хотела бы жить. Улей, да и только. Иное дело, их прекрасный коттеджик!

Консьержку дома она знала, потому что её племянница как раз и работала в доме у Городецких-старших. Сегодня у той должна быть смена, и мама Эльвиры договорилась, что в случае чего, дочь сможет к ней обратиться.

– Анна Леопольдовна, – сказала девушка консьержке, проскользнув в подъезд с кем-то из жильцов. – А вы, случайно, не знаете, у кого в квартире кошка есть?

– Кошка? – наверное, женщина подумала, что она ослышалась.

– Ну, да, кошка. Мы с Вадиком собирались пустить её вперед, прежде чем заселимся в свой дом, да как-то забыли. Свадьба, то да сё. Теперь, наверное, уже поздно?

– Животное пустить в дом никогда не поздно. Для такого дела я могу вам дать свою Дашку. Только не насовсем, конечно.

– Да, насовсем я бы и не могла взять, ведь мы с Вадиком завтра уезжаем в свадебное путешествие. Пусть она побудет у нас часика два, хорошо? За это время вся негативная энергетика должна уйти.

– Не знаю, как насчет негативной, но старые люди не зря кошек держали, верили, что кошка защищает от нечистой силы. Ты, детка, пока посиди здесь, вместо меня, а я тебе сейчас Дашку принесу.

«Чего я заморачиваюсь с этой кошкой? – удивилась сама себе Эльвира. – Ночь ведь уже в доме переспали, теперь, вроде, поздно». Но и отказываться тоже было поздно.

Дашка оказалась большой и серьезной кошкой, серо-полосатой с белым брюшком. Очень опрятной и неторопливой.

«У тебя пахнет мышами», – сказала она Эльвире. На своем кошачьем языке, но та её почему-то поняла.

– И не говори! – согласилась девушка. – Это притом, что я ужасно боюсь мышей. Правда, я пока не видела ни одной. Но кто знает, может, они спрятались до поры, до времени. Ты мне поможешь с ними разобраться?

Кошка вроде безразлично посмотрела в сторону.

«Если бы мне поесть, совсем немножко: ну, там сметанки или молока, я бы, пожалуй, могла тебе помочь…»

– Элька, Эль! – услышала она в прихожей слегка нетрезвый голос Вадима.

Как она была права. Хорошо, к такому исходу себя настроила.
this