Лариса Олеговна Шкатула
Приключения на вторые девяносто


Эльвира, посмеивалась про себя тому, что Вадикхвастался ею, как ребёнок. Но это же всё мелочи. Надо прощать небольшие слабости мужа. Недаром, говорят, что мужчины до старости дети.

И когда зашла речь о подарках, он тоже держал паузу,по-взрослому, напустил на лицо некоторую брезгливость: мол, подумаешь, тряпки, подумаешь, деньги – гости и конверты с деньгами дарили, их тоже прилично накопилось. И во всех конвертах доллары. Не станешь же дочери вице-мэра города дарить рубли!

– Денег много надарили? – спросила подружка невесты, все та же Наташка.

– Не знаю, я не считала, – сказала ей Эльвира.

А ее молодой муж пошутил:

– Любопытство – не порок, а…

Он нарочно не договорил, хотя каждому было ясно продолжение: а большое свинство. Ему нравилось дразнить Наталью. Надо же, сама – голь перекатная, а уж гонору… Если ты хочешь удержаться в высшем обществе, умей держать удар. Больше-то у тебя ничего нету!

Эльвира ему сделала замечание:

– Вадик!

И строго посмотрела.

Он приобнял её за плечи:

– Да, ладно, я же шучу.

Подруга всё равно обиделась. С тех пор, как Эльвира готовилась к свадьбе, а потом и на самой свадьбе она сидела с каменным выражением лица. Можно подумать, что жениха увели у неё.

Познакомились подруги с Вадимом в один день. На дискотеке. Причем, сначала тот пошел танцевать с Наташей, а потом пригласил Эльвиру. Кажется, этого оказалось достаточно, чтобы Наталья затаила злость на подругу. Чего греха таить, так было не в первый раз: парни больше интересовались Эльвирой, чем ею. Кому такое понравится? Почему Эльке всё: и деньги, и красота, и внимание мужчин?!

Но если бы спросили Вадима, кто ему больше понравился с первого взгляда, он бы все равно назвал Эльвиру. Такой восторг она у него вызвала, что он даже не сразу решился её пригласить. Сунулся поначалу к Наташке. Вроде для разминки. А сам всё на Эльвиру посматривал.

Высокая, метр семьдесят пять, красавица с обалденными волосами – густая копна волос до самой попы, белокурая – несмотря ни на что, Вадиму нравились блондинки, особенно такие натуральные и… породистые, что ли. Наташка выглядела обыденно. Шатенка с короткой стрижкой, с карими глазами, не без шарма, конечно, но таких – сотни, а у Эльвиры одни глаза – как тормоза! Так грубовато он сразу пошутил.

Когда на следующий день молодые люди втроём ходили в кино, Вадим после просмотра фильма пригласил их и в ресторан, хотел поразить своим шиком. Но Эльвира отказалась, сославшись на то, что обещала матери быть дома в одиннадцать часов, а был как раз одиннадцатый час вечера.

– Неужели тебе не хочется отвиснуть вместе со мной? – удивился Вадим. – Выполню любой твой каприз – закажешь всё, что захочешь.

– А я ничего такого и не хочу, – пожала плечами Эльвира.

Наташка не удержалась и произнесла:

– Кого ты хочешь удивить, Вадик, Элечка у нас дочь вице-мэра, у неё не бывает материальных проблем!

– Ты – дочка Городецкого? – изумился Вадик.

– Можно подумать, ты не знал! – опять вмешалась Наташка.

– Не знал! – вполне чистосердечно заверил он. – У меня и самого родители – не последние люди в городе, так что я не подбираю себе девушек по статусу их родителей!

Эльвире, между прочим, это было приятно. А то до последнего времени Наташка уверяла её, что парни клюют на то, что она именно дочь богатого человека, а вовсе не на её внешность. Она знала, что Наташка за глаза называет её «Глянцевой Бэби», но не обижалась. Считала, что если человек растет в атмосфере нищеты, это здорово портит его характер. И прощала подруге все её вспышки, думая, что со временем у Наташки это пройдёт.

Вообще-то совсем недавно молодые не собирались жениться. Эльвира находила, что годика два-три в запасе у неё ещё имеется, куда ей торопиться?

Их, как ни странно, поторопила будущая свекровь.

– Живёте вместе сколько?

– Три месяца, – пролепетала Эльвира.

– А если залетишь?

– У меня стоит спираль, – сказала она несколько высокомерно.

Спираль ей поставила главный гинеколог города. Лично. Какую-то новую немецкую разработку. А сомневаться в квалификации главной ей и не приходило в голову.

– Подумаешь, спираль! – обидно расхохоталась будущая свекровь. – У меня Вадька, знаешь, почему родился? Как раз из-за спирали!

Она продолжала смеяться утробно, с похрюкиванием, вызывая удивление Эльвиры. Девушка не видела ещё ни одного человека преклонного возраста, который бы по всякому поводу так хохотал. А ей, между прочим, скоро сорок пять лет!

Вера Дмитриевна и в самом деле смеялась охотно и громко, но Эльвира выказать своего раздражения не смела: так уж её воспитали – она признавала авторитет взрослых людей просто в силу их возраста.

Только удивлялась про себя, что после такого смеха Вера Дмитриевна могла вдруг замолчать и сидеть, уставившись в одну точку, с мрачным выражением лица. В ней всё было чересчур, на грани. Так и казалось, что ещё чуть-чуть, и с этой самой грани она ухнет куда-то вниз, и связь с нею прервется. Навсегда.

Может, Эльвира просто домысливала себе, чего на самом деле не было. Но мать Вадима стоило уважать уже за то, что она относилась к Эльвире по-доброму, особо в дела молодых не лезла. А то, что она настаивала на свадьбе… Другие свекрови наоборот своих сыновей от женитьбы отговаривают.

Эльвира, в отличие от многих молодых людей, привыкла взрослым доверять. Например, мама Эльвиры всегда готова была ответить на любой её вопрос, а папа – решить её любую проблему.

И даже не в том дело. Выходила она замуж если и не по любви, то по большой симпатии, к тому же, как ей казалось, свекровь была на её стороне, а это дорогого стоило.

– Короче, – сказала та, – я и Вадиму пригрозила: мол, хватит баловаться. Мы – не какие-то там новые русские, у нас всё, как у порядочных людей. Хотите жить половой жизнью, женитесь!

Эльвира едва сдержалась, чтобы не прыснуть. Надо же, как брякнула: жить половой жизнью. Кажется, будущая свекровь будущей свекрови, и мысли не допускала, что Эльвира не откажется выходить замуж за её прекрасного сыночка. Наверняка считает, что Эльвира, как все другие девушки, только спит и видит, как бы замуж выскочить.

А ей, между прочим, замуж вовсе не хотелось, но родители юной пары, собравшись, решили всё за них. Как же так, живут без регистрации, а вдруг чего-нибудь? Их родители слишком известны, чтобы такое дело пустить на самотек. Отец с матерью будущей невесты не хотели, чтобы говорили, будто их дочь «нагуляла», а родители жениха – что он бросил девушку с ребенком.

Ещё никакого ребенка и в проекте не было, а они уже принимали меры.

– Можно подумать, в наше время такая уж проблема сделать аборт! – пожала хрупкими плечиками Эльвира.

– Аборт?! – в ужасе вскричали родители с обеих сторон. – Изничтожать будущего внука? Ни за что!.. В крайнем случае, потом пусть разведутся, но вначале чтобы всё, как у людей.

– Какие они у нас дремучие, – снисходительно заметила Эльвира.

– Да пусть старики порадуются, – решил за обоих Вадим. – Поженимся, а там посмотрим.

Эльвира окинула взглядом будущего мужа: какой он высокий, статный. Она знала, сильный. И ничего не боится. Чем он только ни занимался, чтобы испытать драйв, как сам признавался, от которого, случалось, даже сжималось всё, ну там, ты понимаешь, где, зато потом наступало такое опьянение – ни с каким алкоголем не сравнить!

– Впрыск адреналина, бэби, это надо прочувствовать.

Он в шутку стал называть её бэби, когда узнал про кличку. Надо же, Глянцевая Бэби! Сказал:
this