Аэлита Ясина
Писатель для Босса

Писатель для Босса
Аэлита Ясина

Мне просто была нужна работа. Написать книгу на заказ, что может быть проще? Но хитрый Босс и наглый Кот имели на меня совсем другие планы…

От Автора

Дорогие читатели! Вашему вниманию предлагается рассказ. Рассказ короткий.

28 мая, или

C

чего все началось

Начало дня выдалось «многообещающим». Мировой кризис внес свои коррективы в работу нашей стабильной небольшой компании.

Меня уволили.

Без выходного пособия. И без отпускных!

«Сейчас у всех так», – мягко послало меня руководство и объявило себя банкротом. Так кресло главы PR-отдела пролетело мимо меня. А я там почти круглосуточно вкалывала полгода! И никаких сбережений на черный день не делала.

А кому сейчас вообще нужен пиарщик в свете всего происходящего?

Сонный Веник скользнул по мне равнодушным взглядом. Уже пять лет я главный добытчик корма в нашей маленькой семье, ровно с тех пор, как начала неплохо зарабатывать и смогла съехать от родителей. Печальным взором я обвела взглядом простенькую съемную однушку, а желанное кресло главного пиарщика, покачавшись перед глазами, помахало мне крылышками и улетело. Вожделенную должность с прекрасным окладом отделяли от меня всего пара месяцев. Я так хотела там работать! Все свою жизнь шла к этому! Я гневно стукнула ладонью по столу. Кот участливо, мол, что взять с болезненной, взглянул на меня и вновь мирно уснул.

И что теперь делать? Снова приехать к маме под подколки отчима, что, мол, «великовозрастная опять на шею присела»? Под комментарии, что пора уже своих детей заводить и вот эта полка в холодильнике только моя и не сметь трогать мои помидоры! Под издевательства над Веником, чьи давно вытравленные глисты котоненавистнику снятся в кошмарах, и он пьет сердечное, но «в случае чего, в голодное время кота можно сожрать». Да ни за что!

5 июня

Спустя неделю откликов на почти все имеющиеся вакансии и размещения своего резюме на всех порталах города, ответ пришел, откуда я совсем не ждала. В восемь тридцать утра меня ждали на собеседование. Похоже, потенциальный работодатель не в курсе, что творческие люди могут в это время только спать ложиться.

Классическое платье, шпильки – total office style. Каштановые волосы я убрала в высокую прическу, так как вздернутый носик и легкая россыпь веснушек на лице придавали мне немного наивный вид и сильно молодили, а вот взрослые прически лет накидывают неплохо. Завершали образ очки, за которыми я спрятала чуть раскосые карие глаза – наследство пра-пра-прадедушки бурята. Очки требовались для солидности и внушении уважения на подсознательном уровне, согласно учебнику по психологии поведения в стрессовых ситуациях. В таком образе страшно нервничающую меня провели в кабинет Босса одной строительной корпорации.

– Добрый день, Константин Викторович, – вежливо поздоровалась я, закрывая за собой дверь.

Упомянутый Константин Викторович развернулся от панорамного окна с видом на Неву и прочими достопримечательностями в своем огромном и, подозреваю, жутко удобном кресле и иронично прошелся по мне взглядом. Коленки предательски задрожали. Что это он, юбка ниже колена.

Привлекательный шатен лет тридцати пяти надел очки на свой породистый нос, не дав мне рассмотреть какого цвета у него глаза (то ли голубые, то ли серые, то ли я дальтоник).

– Присаживайтесь, Александра Владимировна, – произнес он, небрежно забросив на стол ноги в идеально начищенных ботинках.

Он серьезно так будет проводить собеседование?

Как-то иначе я представляла себе глав строительных корпораций.

– Не буду скрывать, было любопытно взглянуть на человека, вывесившего в сеть резюме на вакансию «Литературный раб», – держа в руках мое резюме, иронично изогнув бровь, выдал потенциальный работодатель и так посмотрел на меня. Как на десерт. Клянусь! Я точно так же смотрю на медовик.

– Я называю вещи своими именами.

– В оригинале это звучало иначе.

– Я против расизма.

– Юношеский максимализм?

– Мне тридцать один.

– Вы хорошо сохранились, что неудивительно в нашем холодном климате.

– Это собеседование или диспут о влиянии арктических циклонов и фонящих гранитных набережных на замедление естественного старения женского организма?

Он посмотрел, будто я ему комплимент сказала, потом хмыкнул и опять «завис» в моем резюме.

– Как я понял, опыт написания книг на заказ вы имеете неплохой.

– Подрабатывала в юности, там неплохо платят.

– Обещаю вас не обидеть, – ласково ответил он, вложив столько двусмысленности в эту простую фразу, что мне стало неловко.

– Меня сложно обидеть.

– Не буду проверять.

– Да, не стоит.

А у нас точно собеседование на работу?

– О чем писали?

– Это конфиденциальная информация.

– Я очень конфиденциально послушаю.

Это он сейчас облизнулся, или мне показалось? От его взгляда я примерно поняла, как чувствует себя плошка со сметаной под носом Веника.

– Похвальное умение, но я уважаю желания мои клиентов.

– Все-все желания?

Совершенно неожиданно мужчина поднялся, оказавшись приятно высоким, и медленной, ленивой походкой направился к моему креслу. Почему-то меня мелко перетряхнуло и захотелось исчезнуть или стать невидимкой, или что-нибудь еще, но что здесь вообще происходит?! В требованиях к вакансии ничего подобного не упоминалось. Внезапно потенциальный Босс остановился у меня за спиной, от чего я мысленно чертыхнулась и максимально равным голосом ответила:

– Все, отраженные в трудовом договоре.

– А если некоторые пункты обойдут своим вниманием этот документ? – произнес он искушающим шепотом, касаясь горячим дыханием моей шеи.

Но я кремень и держу себя в руках. У меня кот и перспектива жизни с отчимом.

– В своей работе я строго следую всем пунктам обязанностей, отраженным в трудовом договоре, – казенный язык госслужбы не раз выручал меня в сложных переговорах. За одним, как оказалось, настойчивым исключением.