Лариса Олеговна Шкатула
Брачные танцы на пепелище


– Может, вы не за того мужчину замуж вышли? – осторожно высказывает предположение Юля.

– Вполне возможно, – пожимает плечами Маргарита. – Только я вот вспоминаю и не могу решить, случался ли у меня мужчина, который был бы «тот». И, знаешь, к какому выводу прихожу? Как ты говоришь, ТОГО мужчину в своей жизни я не встречала. Знать бы, где он ходит.

– Некоторые влюбляются ещё в школе.

– В школе… Как-то я не особенно увлекалась мальчиками в школе… Вообще-то был у меня один, с которым мы дружили. Я знала, что он меня любит, но он был такой нерешительный, всё ко мне прикоснуться боялся…

– Может, надо было взять инициативу в свои руки?

– Именно, однажды я и попыталась это сделать. Как-то в одиннадцатом классе я взяла и позвала его на свидание. А потом сама поцеловала…

– А он – что? – торопит Юля, потому что рассказ Маргариты вдруг прерывается, словно женщина сама удивляется тому, что с нею когда-то случилось.

– Представляешь, – фыркает та, – он вдруг отшатнулся от меня, сказал: до завтра. И ушёл. Почти убежал… Я обиделась и больше в его сторону и не смотрела. Ты можешь такое себе представить? Испугаться поцелуя любимой девушки. Как я думала…

– А кроме него – другие парни были?

– Пока то да сё, мы как раз школу окончили. Вот и получилось, что постоянного парня в школе у меня не было. Пару раз я в кино сходила. Пару раз на свидания сбегала. И ничем это не кончилось…

Вот это да! Как гром среди ясного неба. А Юля Маргарите завидовала. Глядя на Колесникову можно было бы предположить, что за такой красоткой полшколы бегало, а у неё всего один парень был, да и то… беглец!

Но всё равно, что в этом особенного? Не было в школе парня, ну и что? Зато потом она такого Льва себе оторвала. И с целью, и с деньгами, а ей, видите ли, скучно! Может, всё дело в самой Маргарите? Может, она себе такую цель задает, такой идеал мужчины рисует, какого просто и в природе не существует?

Пожила бы на съемной квартире, с таким мужиком, как Геночка, который не только за квартиру не платит, но и на продукты денег не даёт. То есть, он конечно частенько у родителей питается, но ведь и у Юли живёт! Ей вроде неудобно ему об этом говорить, а сам он не догадывается.

Да просто не задумывается!

Да просто её ни в грош не ставит!

Скорее всего, считает, что жить с таким парнем, как он, уже большое счастье и капитал.

Гена, видите ли, теперь другую иномарку хочет, ещё более навороченную, на которую у него денег не хватает. Пока. Вот он и копит. Это же цель! Выходит, о нём нельзя сказать, что он шатается по жизни без цели. Правда, цель какая-то дешёвая, несмотря на дороговизну… Вот Юля придумала, самой смешно!

Но в самом деле, – копить деньги на машину за счёт своей девушки… Чего это сегодня Юля всё о деньгах?

Наверное, всю жизнь Геночка так и будет менять одну машину на другую, но более крутую… Так что, насчёт него Юля не права. Есть у парня цель, чего уж там: с каждой новой машиной как бы подниматься на более высокую ступень общественной лестницы, опираясь на обычную простецкую деваху, которой ничего не надо…

– У вас, Маргарита Сергеевна, может быть ещё столько всего интересного. Жизнь ведь только началась.

Маргарита смотрит перед собой, словно вглядывается в это самое будущее.

– Как-то получилось… на втором курсе института я познакомилась с Лёвой, а через месяц он сделал мне предложение. Вот с той поры у меня есть семья, муж, ребенок, а прошлого, такого, о чем хотелось бы вспоминать, как раз и нету…

Бедненькая! Ей, выходит, и вспомнить нечего? Вот тут Юля вполне может дать фору своей шефине. Сто очков! Потому что… не в школе, нет, в медицинском колледже, после девятого класса у нее была такая любовь… Может, даже посильнее, чем у Ромео и Джульетты!

Они ходили с Игорем, взявшись за руки, не могли друг на друга наглядеться, так что их обоих едва из колледжа не выперли за пропуски занятий и плохую успеваемость.

Потом Игоря в армию забрали, откуда он вернулся с женой.

Правда, Юля не очень переживала, потому что к тому времени её влюблённость в однокурсника как-то сама собой испарилась… У неё появился мужчина совсем другого типа. Старше почти на двадцать лет, женатый. С ним Юля даже в Италию съездила – хорошо родители ни о чём не подозревали. Доченька наплела им, будто её посылали в Италию на месяц по обмену студентами…

Юля хочет на эту тему что-то сказать, в смысле о любви. Немного успокоить Риту, мол, первая любовь, как легкая корь, сыпь от которой проходит бесследно, но в эту минуту кабинет… да что там, наверняка весь дом сотрясает такой удар, что Маргарита вздрагивает.

У Юли, наверное, нервы покрепче, так что она только навостряет уши, прислушивается, не последует за этим ударом ещё какой-то звук, а когда ничего больше не слышит, бежит к выходу, и за ней спешит Маргарита. Хорошо, у них как раз случается небольшое окошко – одна из мамаш записала своего ребенка на прием к Маргарите, а привести по какой-то причине не смогла.

Снаружи что-то случилось. Им этого не видно, окна не на ту сторону, но посмотреть надо.

Каждая думает о своём. Юля о том, что в дом таки врезалась машина, а Маргарита считает, что это скорее всего террористический акт, к которому все давно готовятся, включая мэра города и президента страны.

Казалось бы, чего тогда бежать, ну и сидели бы в своем кабинете, ждали, когда всё утихнет, но Рита, как и положено медику, считает себя обязанной поспешить: вдруг кому-то нужно оказать помощь. Тут она, конечно, как медик более высокого ранга обладает и большей сознательностью.

А Юля бежит скорее из любопытства, ни о чём таком не думая: чего гадать раньше времени!

Глава пятая

Юлия с самого начала говорила:

– Не люблю, когда дом или офис расположены на самом углу улицы. Прямо впритык на углу. Нельзя было здание хоть немного вглубь «утопить»? Рядом шоссе, кто-то из водителей руль не удержит, и машина впилится прямо в здание.

– Что за странная у тебя фантазия, – удивилась тогда Маргарита.

Однако же, сбылось. Как накаркала. Хорошо, что это не машина… Тоесть, по большому счету, машина, а так – всего лишь мотоцикл. Но покорёжен настолько, что можно предположить: вряд ли его седок остался в живых. То, что это не машина, как раз плохо для мотоциклиста.

У Юли порой не к месту такие слова вырываются. Как будто радуется, что погиб всего один человек. Но это же человек!

Мотоциклист, кажется, молодой парень… Жалко, если его не удастся спасти… Собственно, пока не видно, что он именно молодой, на нем закрытый шлем, забрызган изнутри красным… конечно, не краской… но кто ещё на такой скорости может гонять по перегруженным городским улицам? Человек в возрасте сто раз бы подумал, прежде чем сесть на эту никак не защищенную от столкновения технику…

Рука у парня явно сломана, потому что согнута под неестественным углом… и в самом деле, это рука молодого человека. Мысли Маргариты, как злобные назойливые насекомые скачут в голове, пока глаза перебегают от этой неестественно вывернутой руки к шлему, так что к горлу подкатывает тошнота. Сколько проучилась в мединституте, а к виду крови так и не привыкла.

Юлия только взглянула на неё, сразу поняла, что доктор не в себе и потому взяла «управление» в свои руки.

– Маргарита Сергеевна, идите в офис, вызовите «скорую помощь», а я пока с парнем побуду. И принесите перевязочные материалы…

Рита и не удивилась, что медсестра командует, поспешила обратно. У неё запоздалая реакция. Она обычно не сразу приходит в себя, а столбенеет и ждёт какого-нибудь толчка извне.

Для врача в этом ничего хорошего нет. Это скорее порок, после которого – профнепригодность. Но пока ей не приходилось принимать молниеносные решения. Не было такой необходимости. Может, потому она пошла в стоматологи, а не, к примеру, в хирурги. Хорошо, что у неё медсестра такая «быстродействующая». Вот же, взяла управление на себя, не стала ждать, пока шефиня от столбняка отойдет.

Диспетчер «скорой» пообещала, что машина приедет в течение десяти минут. В том районе, где случилась авария, несколько улиц перекопаны из-за реконструкции города, так что придется объезжать, давать приличный крюк.

Где десять минут, там и двадцать. И тут, к бабке не ходи, первую помощь придется оказывать им с Юлей.

Маргарита быстро собрала лекарства, бинты… вот только что взять в качестве шины, чтобы зафиксировать руку? Она не нашла ничего лучше, как раскромсать обложку новой импортной папки, такой толстенной, что едва удалось перепилить ее столовым ножом. И поспешила обратно.

Юля успела снять с парня шлем и положила голову мотоциклиста к себе на колени – весь ее новенький фирменный костюмчик моментально оказался в крови, придется дать ей запасной халат, чисто белый, который Рита принесла на работу, наверное, для такого вот случая. Он из её студенческих времен. Странно, что Маргарита думает сейчас о такой ерунде.

– Черепно-мозговая, – говорит между тем Юля, теперь осторожно касаясь грудной клетки пострадавшего. – Рука сломана, и ребра… Как минимум три…

Она села прямо на землю – хорошо, на дворе ранняя осень, земля еще достаточно прогрета, а иначе голову парня было не приподнять.
this