Лариса Олеговна Шкатула
Брачные танцы на пепелище


– Давайте, я с удовольствием прочту.

Главное сделать первый шаг…

Недавно у Юлиного папы был юбилей. Пятьдесят лет. И гости говорили о нем, что Валерий Михайлович – человек со своими принципами. Кто-то даже сказал, со стержнем.

А есть у Юлии принципы? Скажем так, у неё есть свои пристрастия. И если она читает дамские романы, то потому, что получает от этого удовольствие. А удовольствие от чтения с подачи Маргариты она может получать?

На самом деле удовольствие её ждало ещё то! В смысле, от чтения «Парфюмера». Сначала даже бросить хотела. Но потом просто взяла себя за шкирку и заставила дочитать. Чем она хуже Колесниковой Маргариты?

Это же надо, жуть какая! Неужели Маргарита всё время читает такую гадость?

Юля уже сколько раз убеждалась, что модное чтиво вовсе не значит, приличное, что ли. По крайней мере, такое, что согласуется с придуманными людьми же принципами. Читают о всяческих извращениях и ахают, как глубоко писатель проник в мозг преступника.

Она даже подумала, что интеллигенция нарочно избирает для себя ориентиры. Особенные, чтобы не как у других людей. Зато презрительно фыркает, например, на романы Барбары Картленд. А у Барбары в книгах, между прочим, любовь всегда чистая и красивая, романтическая. И мужчины ведут себя по-рыцарски, и женщины слабые, нежные, не курящие махорку и не стреляющие из пулемета …

Но что-то в книжке Зюскинда Юлю таки зацепило. Какой-то холодок, как от пропасти, в которую одним глазом заглядываешь. Страшно, но смотришь.

Вдруг она представила себя… нет, не в роли Парфюмера, а тех девушек, которых он убивал. Они кричали? Плакали? Молили о пощаде? Или до последнего момента не догадывались, что за ними смерть пришла? То есть Зюскинд конечно намекнул, но Юле почему-то хотелось додумывать это самой.

Надо, кстати, в книжных магазинах поискать ещё что-нибудь из книг этого Зюскинда. Может, найдется что-то, кроме «Парфюмера»? Тоже что-нибудь такое, от чего опять мурашки по коже!

Глава четвертая

– Знаешь, – начинает сегодня разговор Маргарита, – бывают такие люди… ну, как бы это правильнее сказать, словно брак матери-природы. Они не идут по жизни, а шатаются по ней неприкаянные… И толку от них никакого. Зато вреда хватает. Себе ладу не дадут и другим жизнь портят. Особенно если людей этих бог внешностью не обделил…

Сегодня у них что-то новенькое. В смысле, Юля об этом прежде не слыхала, и сама не задумывалась. Но удивилась странным мыслям, которые посещают молодого врача. Надо же, человек-брак. То есть, конечно, Юля знала и про уродов, и про отморозков всяких, но Маргарита ведь сейчас о чём-то глобальном рассуждает.

Хотя, если подумать, Юлин приятель Генка как раз такой и есть. Неприкаянный. И не поймешь, чего вообще Юля за него уцепилась? Лестно ей, видите ли, что у дружка не какие-нибудь «Жигули», а навороченный джип. Знакомые девчонки ей завидуют. Мол, такой у Василевской парень денежный.

Знали бы они!

Если кто подумает, что Генка сам на свой джип заработал, очень ошибётся, потому что ему наследство отломилось. Везёт дуракам.

Какой-то бездетный дядька оставил племяннику свой домишко на окраине города. И Генка его быстренько продал, чтобы купить вот эту машину.

Ни о чём другом даже не подумал, сразу: джип! Самый крутой. Теперь ездит, воображает. Девчонок катает, а они, дуры, думают, будто он такой богатый, что им только остаётся, что выйти за него замуж и горя не знать.

Генка, между прочим, с родителями живет. Он и не подумал, что можно было бы на этом дядькином участке, например, дом построить. Конечно, на это деньги приличные нужны, но ему, по крайней мере, было бы с чего начать. Или мог бы себе однокомнатную квартиру купить. Юля видела объявления, что на окраине продаются квартиры по шестьсот пятьдесят тысяч. Правда, без полной отделки, но если бы Генка захотел, он бы эту отделку быстренько обеспечил. Юля бы ему помогла… Было бы у него своё жильё, купил бы машину подешевле…

Так это же надо было потрудиться. А у него и мыслей никаких о будущем нет. То есть, особо упираться для него Генка не собирается. Главное, в глаза пыль пустить. Он наверняка считает, что на этого своего джипа поймает какую-нибудь дуреху с жилплощадью. И богатым папочкой. А что, соберётся жениться, выкатит тестю с тещей условие: с моей стороны – престижная иномарка. С вашей – такое приданое, чтобы не стыдно было людям показать. Как мой джип!

Такие свои намерения Генка при ней не озвучивал, но Юля за это время узнала его достаточно, чтобы предположить, какие у него могут быть планы.

Она, увы, не из таких девушек, на чьё приданое какой-то парень мог бы рассчитывать. Юля не слишком страдает от этого, просто констатирует. Но где-то в глубине души обида остается. Что же это, материальная часть для человека – самое главное? А если своего жилья у него нет? И на наследство, в отличие от Генки, рассчитывать не приходится…

У Юли одна возможность заиметь квартиру: выиграть в «жилищную» лотерею, билеты которой она регулярно покупает. Правда, до сих пор выиграла только однажды. Сто пятьдесят пять рублей.

Нет, ну Юля не такая уж примитивная, чтобы верить в лотерейный выигрыш. Это просто она над собой так посмеивается.

И вот что странно, где-то в глубине её души прячется уверенность, что возникни необходимость в деньгах, она поднапряжется и сможет заработать столько, сколько нужно. Например, если деньги срочно понадобятся родителям. То есть, близким людям. Или ей самой для какой-нибудь особой нужды. А так… Пока нет смысла особо стараться. С голоду она не пухнет…

А ещё Генку осуждает, на себя бы посмотрела!

Генка обо всех Юлиных возможностях – или невозможностях – прекрасно осведомлён и, скорее всего, Юлю в качестве будущей матери своих детей в голове не держит. Ему удобно с нею, вот и всё. Девушка ничего от него не требует. А он сам, конечно, не думает о том, что ей можно было бы помочь материально, хотя бы за квартиру изредка платить.

Ради интереса Юля пару раз заговаривала, как трудно ей приходится, жить на такую маленькую зарплату, но Генка её разговоры пропустил мимо ушей. Всё, что ему неинтересно, он просто не слушает.

Может, имей на него виды сама Юля, она бы обижалась, а так… просто констатирует факт: они – два человека, которые никогда не создадут полноценную семью! По крайней мере, за такого обалдуя она ни за что замуж не выйдет. Казалось бы, чего тогда время на него тратить?

А вот так: плывут по течению, и всё. Оба. Два сапога – пара. Без высоких идеалов и устремлений…

Философствование Маргариты Сергеевны заставляет её слишком уж приземлиться. Надо сделать вид, что Юля в обсуждении вопроса участвует.

– И такого человека вы знаете среди своих знакомых? – спрашивает она. Не будешь же она признаваться в том, что разговор идет как раз о её парне.

– Никого конкретного. Просто знаю такую разновидность людей, которым собственная жизнь будто не интересна, зато они интересуются, что делается за соседским забором, и тянут туда шею, и заглядывают. Им кажется, что у соседа жизнь не в пример лучше, богаче, и тому просто повезло… Изо всех сил растравляют рану, нанесенную собственной завистью.

– Нет, вы как бы про кого-то конкретного рассказываете, – говорит Юля.

Сегодня наконец-то Маргарита поручила ей делать «цемент», а сама занимается тем, что готовит зуб к пломбированию. Сложный зуб попался, канал уже полчаса чистит, вот и вспомнила, что у неё есть медсестра. Ассистент, по-научному! И этот ассистент на радостях сегодня куда добрее к своему шефу, чем обычно.

– Ты права, – соглашается Маргарита. – Есть у моего мужа такой друг, Саша-каблучок.

Юля, не выдержав, прыскает. Надо же, кликуха у парня!

– Он что же, подкаблучник?

– Нет, он пока и не женат. Просто в начале их совместной коммерческой деятельности этот Саша развозил запчасти на машине, которая в простонародье так и зовется: каблучок… Ну вот, своей жизни у него будто и нет, зато нашей он всегда интересуется.

– Но в этом же ничего особенного нет. Многие люди интересуются жизнью других, если у них своя жизнь скучная.

– Думаешь, у нас она весёлая?

Да уж поинтереснее, чем у многих!.. Но Ритка… Что вообще с нею в последнее время происходит? Надо ценить то, что имеешь!

– У вас что-то случилось? – спрашивает Юля. Как бы она к Маргарите ни относилась, ничего плохого ей не желает.

– Ничего не случилось, – тут же отступает докторша, – у нас всё хорошо. Квартира, машина, дача – всё как у людей!

Но звучит это так, словно она жалуется. Или возмущается.

– Живем с мужем в любви и согласии… – тут она спотыкается. – Может, и не в любви, но в согласии – это точно. Никогда не ссоримся, в отпуск ездим вместе, – по крайней мере, пока, – с друзьями встречаемся… И так это всё гладко, благообразно и скучно, просто выть хочется!

– И вы этому Каблуку тоже на жизнь жаловались?

– Конечно же, нет. Он по виду пацан добрый, но про таких говорят, что вода в одном месте не держится. Он тут же Льву донесёт, да ещё со своими кривляньями, да прибауточками, что его жена недовольна семейной жизнью… Представляю, как Лев озвереет.

Конечно, кому ещё звереть, как не Льву! Это так Юля про себя шутит, чтобы разрядить собственное раздражение. Уж если кому на жизнь жаловаться, то никак не Маргарите!
this