Лариса Олеговна Шкатула
Брачные танцы на пепелище


– А если ты прогоришь?

К такому вопросу она не была готова. То есть, она думала, что само собой разумеется, в таком случае ей поможет муж, а выясняется, что он вовсе так не считает.

Наверное, кто-то из подруг, подслушав её мысли, сказал бы:

– Ты просто злишься на то, что он не стал потворствовать твоим капризам.

Никакие это не капризы. Она не могла смириться с тем, что Лев как бы отодвигал Маргариту от себя, не хотел вникать в её проблемы. Ему было всё равно, что станет с её бизнесом, и даже как она станет расплачиваться в результате проигрыша. Главное, он в неё не верил!

– То есть, ты хочешь сказать…

– Да, дорогая, ты должна хорошо понимать, что можешь рассчитывать только на себя.

Вот вам и здрасьте!

Маргарита поняла. И хорошо подумала. И закусила губу.

– Хорошо, я согласна.

Она решила, может и к лучшему, что кредит придётся выплачивать ей самой. По крайней мере, Лев ни в чём не сможет её упрекнуть. Типа того, что ему пришлось деньги вытаскивать из бизнеса. И что без него Маргарита ничего не стоит. А её так называемый бизнес не более чем каприз…

Пусть увидит: она всего добьется сама!

Конечно, дополнительный заработок – это уже перестраховка. Но Рита продолжала оставаться на пару часов в кабинете после шести при всякой возможности – всё равно Лев об этом не знал, а мама, войдя в её положение, сама забирала Артема из детского сада. Якобы временно, но Рита подозревала, что, привыкнув иметь в руках определенную сумму, не захочет и впредь уменьшить свои доходы.

Папа Маргариту предостерегал:

– Смотри, дочка, мужчины любят, чтобы в доме был уют, чтобы завтраки-ужины, а ты сама чуть ли не одновременно со Львом домой приходишь!

– Зато я рано встаю, – парировала она, посмеиваясь про себя, каким её родитель стал рассудительным. Она ещё помнила его выкрутасы, пьянки и скандалы, даже исчезновение из дома на пару суток. Легко нам учить других.

Но не будешь же отцу о том напоминать. И в самом деле, Маргарита «крутилась». Не валялась в постели по утрам. Вставала, кормила Лёву завтраком, отводила Артема в детсад, возвращалась домой, и мыла-убирала, готовила ужин на вечер. Лев не смог бы застать её врасплох.

А приходя домой с работы на полчаса-час раньше Льва, она успевала всё разогреть и подать. И до ухода на работу ещё оставалось время пообедать и нанести макияж.

Вообще-то Маргарита была согласна с отцом. Взялась за гуж – в смысле, вышла замуж – не говори, что не дюж. Супружеские обязанности, – а это не только постель! – конечно, никто не отменял.

При этом жене всегда нужно было хорошо выглядеть. Это уже не только для мужа, для родителей своих маленьких пациентов.

Единственно, вначале Рите было немного не по себе от того, что она оказывает детям платные услуги, но если государство позволяет себе внедрять платную медицину, то как быть не слишком обеспеченному стоматологу?

Со временем она привыкла. Единственно, старалась цены не слишком задирать. Может, поэтому пациентов у неё хватало.

В общем, если человек старается для своего блага, у него всё и получается. Даже не так: если человек не отходит в сторону от намеченной цели, упорно идёт вперед, у него всё получается.

Глава третья

Юля иной раз слышит, как Маргарита разговаривает по сотовому телефону со своими подругами. Те восхищаются, ахают, что у неё свой кабинет. И говорят:

– Хорошо это, работать не на чужого дядю.

Между прочим, и Юля тоже работает на чужого дядю. Вернее, на тетю, только непонятно, почему она постоянно сравнивает себя с Маргаритой. У неё никогда своего дела не будет. Такие, как Юля, рождаются на свет, чтобы работать на чужого дядю. А иначе на него просто некому было бы работать…

Она вспоминает, что Маргарита запрещает ей говорить о себе нелицеприятное. Типа, что у Юлии чего-то там не будет, или ей так никогда не жить.

– Никогда не говори никогда. Там, наверху, нас слышат. Если ты сомневаешься в себе, то ничего и не получишь!

– Но если это правда.

– Никто не может знать наверняка. А вот ты станешь говорить, не «если у меня будут деньги», а «когда у меня будут деньги» – чувствуешь разницу? – они таки и будут. Соответственно, если ты говоришь – я никогда так жить не буду, то и не будешь.

На самом деле Юля не совсем сложила лапки, она тоже не отказывается дополнительно подзаработать. Но всё это так мелко. Даже лишних две-три тысячи рублей не сделают погоды. Точнее сказать, это совсем не те деньги.

И ещё. Маргарита остается каждый день на два часа, принимает взрослых пациентов, а Юле работать не предлагает. Её медсестра, между прочим, тоже с удовольствием бы поработала, лишними деньги не бывают. Но нет, Ритка думает только о себе! Чего ещё от неё ждать? Сытый голодного не разумеет. Или это… гусь свинье не кто-то там!

Хотя на самом деле Маргарита вовсе не обязана о Юлии заботиться. И если Юлечке что-то не нравится, она может пойти и поискать себе другого работодателя. Но она предпочитает пыхтеть от обиды в уголке, вот и всё.

А дополнительный заработок могла бы себе сама изыскивать. На работу ведь к двум часам приходит, а до того? Узнала бы у Анастасии Георгиевны – той, что арендует кабинет с восьми часов до половины второго – не нужна ли ей медсестра? Она частенько одна работает. Медсестра Елизавета у неё то ли болеет, то ли работать не хочет…

Но это только разговорчики. Юле нравится, что на работу нужно приходить после обеда. Она может спать утром, сколько хочет. И все эти разговорчики насчет лишнего заработка – ерунда. Юля – лентяйка, и напрасно удивляется, что ей мало платят. За четыре-то часа работы! Да большинство медсестёр ей бы позавидовали!

Всю историю приобретения Маргаритой своего дела Юля хорошо знает. И слегка недоумевает, чего уж той вдруг так независимости захотелось. Муж обеспечивает тебя, как другим и не снилось. Тридцать тысяч в месяц дает только на хозяйственные расходы! Крупные покупки не в счёт. Иному грузчику за месяц столько не заработать… Некоторые однокурсницы Юли, можно сказать, спят и видят, чтобы найти такого обеспеченного мужа, как Лев. Они мечтают сидеть дома! Это же такие как они придумали: где бы ни работать, лишь бы не работать.

– Дело в том, – иной раз поясняет Маргарита, – что теперь я могу покупать себе всё, что захочу, не отчитываясь перед Львом за каждую копейку. Я приобрету, например, путевку в турфирме и поеду за границу. На юг Франции, к примеру. Или в Пакистан.

И ведь поедет. Она не просто сидит и мечтает, как Юля, а воплощает свои мечты в жизнь. То, что она остается после работы – это одно, а другое – то, что благодаря заработанным деньгам она расцветит свою жизнь яркими красками… Дополнительными красками. Полутонами.

От обиды что ли на своего Льва, все планы у Маргариты его присутствия рядом не учитывают. А ведь они вдвоем где только не были, Ритка рассказывала. На всяких там разных элитных островах. Юля не запомнила, где женщины ходят без верха, в одних коротких юбочках.

– Лев больше не хочет за границу ездить? – на всякий случай интересуется она.

– Да, ему всё некогда. А я думаю, уж если не зависеть от мужа, так во всём. Неужели у него повернется язык упрекнуть жену в том, что она ездит отдыхать одна? Так ведь на свои деньги!

Вот это и странно. Юля наоборот хотела бы выйти замуж, и во всём зависеть от мужа. И не вредничать, не делать ничего поперёк, а наоборот:

– Как скажешь, дорогой! Хорошо, дорогой! Только с тобой, дорогой!

Она думает, что это даже приятно: вот так беспрекословно подчиняться любимому человеку.

– У меня срок загранпаспорта кончается, – между тем говорит Маргарита, – надо новый заказывать… Подруга говорила, у нас есть фирма горящих турпутевок. Вдруг у них будет что-то интересное… Я вчера сходила в милицию узнать, какие документы для паспорта нужны? А то пять лет назад паспорт мне заказывала туристическая фирма. Лев заплатил деньги, там сами всё и сделали.

– Наверное, справку от управдома нужно, – предполагает Юля.

– «Управдом-дом-дом, управдом!» – хохочет Маргарита, и в этот момент она совсем не похожа на серьезного врача, а скорее выглядит как девчушка-веселушка, забывшая повзрослеть. – А ещё, говорят, нужна трудовая книжка… Представляешь? И даже мне сказали: нам нужны сведения за последние десять лет работы, не хило? Потом инспектор посмотрела в мои документы и говорит: простите, весь день барабанишь одно и то же, вот и заговариваться начинаешь… Ну, в смысле, я же только два года восемь месяцев как после диплома работаю… Молодая ещё, чтобы иметь десятилетний стаж работы.

– Может, документы на загранпаспорт обычно подают люди постарше? – предполагает Юля. На самом деле просто ехидничает. Мол, только самостоятельно работать начала, а уже за границу ей хочется, на свои деньги!

– Не говори глупости! – безапелляционно отмахивается Маргарита. – Причем здесь возраст? Прикинь, пять лет назад мне сколько было?
this