Лариса Олеговна Шкатула
Брачные танцы на пепелище


Женщина кого-то передразнила, но потом спохватилась.

– Ой, простите, Маргарита Сергеевна! Сколько с меня?

Рита назвала сумму, и мама Егорки поспешно расплатилась. Но отчего-то задержалась, замялась.

– Маргарита Сергеевна, вы извините, что я к вам с таким вопросом… Можно, я к вам своего мужа приведу? Стыдно сказать, он так боится бормашины. По-моему, больше, чем Егорка!

– И мультики он тоже любит? – усмехнулась Маргарита.

– Любит! – проговорил вместо матери Егор, как раз досмотревший мультфильм и со знанием дела посоветовал. – Вы ему тоже «Человека-паука» поставьте. И не пикнет!

Женщины дружно рассмеялись.

– Хорошо, приводите, но не раньше шести. До этого у меня всё расписано – маленькие пациенты.

– Вот и хорошо, – оживилась Егоркина мама, – он все равно раньше и не освободится… Так мы придём?

– Приходите, – разрешила Рита.

Лев вроде не возражал, что она выйдет на работу. И против того, что она возьмет кредит на своё имя, тоже не возражал. Но условия всё-таки выкатил.

– Я не хочу, чтобы моя жена превратилась в стервозную бизнес-леди, для которой кроме работы ничего на свете не существует, – заявил Лев. – Я должен при всём при том иметь уютный обихоженный дом, присмотренного ребенка, внимательную и любящую жену…

– Ну, от количества работы количество любви не зависит, – ехидно возразила она.

– Но оно зависит от количества времени, которое женщина тратит на свою семью… А если она упахивается на работе, то ей уже не до мужа. Тут ты не права: количество работы обратно пропорционально времени, которое женщина может уделять семье. Потому я должен оговорить: ты занимаешься своей стоматологией, скажем… с четырнадцати часов до восемнадцати…

– …а всё остальное время оборудование будет простаивать?

– Ну зачем же, в остальное время ты будешь сдавать его в аренду и таким образом выплачивать кредит без особого напряжения.

– Главное, не обращаясь за помощью к тебе, – всё же не удержалась, чтобы не подколоть его Маргарита. Хотя мысль о сдаче кабинета в аренду ей в голову не приходила. Лёвка молодец, у него башка варит.

– Сказала бы спасибо за подсказку. Не успеешь оглянуться, как кредит у тебя будет погашен… Ну и у меня, естественно, не будет никакой головной боли, – согласился он. – Я мог бы тебе помочь, но ты ведь хочешь всё сделать сама, не так ли? Чтобы никаким боком от меня не зависеть.

Он подчеркнул последнее, и Рите нечего было возразить. Но всё же ей хотелось… большей заботы, что ли. А то у них получается общение на уровне деловых партнеров, а не любящих супругов.

В общем, до двух часов дня кабинет у Риты арендует другой стоматолог. Работает ли она только до шеста? Это уж как получится… А денег и в самом деле ей хватает на выплату кредита.

– Я хочу иметь дома нормальную жену, – примиряюще говорил Лев, – а не загнанную рабочую лошадь. Четыре часа и для дома не такой урон, и тебе достаточно для того, чтобы развеяться.

Маргарита, получив согласие мужа на её работу, вначале торговалась за каждый час, но сверх оговоренных четырех часов ничего не смогла вырвать. Потом она успокоилась: когда это женщина не могла обмануть мужчину? И двух месяцев не прошло, как он привык к тому, что жена работает, и уже не интересовался, когда она с работы возвращается домой, потому что всё равно сам приходил гораздо позже. Тут и Рита могла бы забастовать – что же это они с мужем почти не видятся, но не бастовала.

Теперь она ухитрялась-таки ещё два часа прихватывать. Приходилось крутиться, зато у неё появились «лишние» деньги, то есть никаким договором не предусмотренные и о которых муж пока не знал. И, как следствие, появился свой личный счет в банке. Кроме официального счета её предприятия.

Она вспомнила, как уговаривала мужа, дать деньги на стоматологию:

– До каких пор мне на чужого дядю работать?

Маргарита прежде устраивалась в частную клинику и получала весьма скромную зарплату. Хозяева не любят платить наемным работникам слишком большие оклады. Теперь она это знала по себе.

– Так ты и не работай! – ехидничал муж.

– Но, Лёвушка, мне бы хотелось иметь своё дело… Я могу отдавать тебе отдавать тебе половину своего заработка?

Он расхохотался.

Конечно, Лев и думать забыл, что отказал ей когда-то в дополнительной сумме на содержание дома. Что для него были эти три тысячи, сущие копейки, просто чего-то вздумалось её повоспитывать.

Он весь был в своём бизнесе. Работал директором собственной станции техобслуживания и при этом мечтал купить ещё одну.

Тогда мечтал, а теперь уже купил. Эту самую одну, чтобы тут же потянуться за другой. Он не собирался останавливаться на достигнутом.

Чем тогда она хуже? Разве как специалист Маргарита не могла реализоваться? Неужели женщина не может тоже стремиться, проявить себя в своём деле?

Хотя она не раз слышала, как подруги говорили:

– Если бы я могла не работать, я бы не работала.

Или повторяли:

– Где бы ни работать, лишь бы не работать.

Может, это от противного: хочу того, чего не имею?

Идею жены о своем деле Лев вначале считал прихотью, но в отличие от многих других мужей деспотом не был и, посмеиваясь, рассказывал своим приятелям.

– Моя-то решила бизнесвумен заделаться. А что, я не стал возражать. Пусть попытается. Женщина не должна дурью маяться, а то ещё свернёт мозги набекрень! Терпеть не могу этих избалованных дамочек, которые кроме шопинга да всяких массажистов-культуристов ничем не интересуются.

Он и не замечал, как сам себе противоречил. То работай, то не работай!

Правда, на желание Риты открыть свою детскую стоматологию, поначалу вскинулся.

– Нет у меня свободных денег, Марго, нет! Пойми, я только начал подниматься.

– Лёвушка, мне нужно такую небольшую стоматологию, всего на два кабинета… Я узнавала. Можно купить где-нибудь двух-трехкомнатную квартиру на первом этаже и перестроить её…

– Двух-трекомнатную! – передразнил он. – Ты представляешь, во что это обойдется? Ты наверняка хочешь купить где-нибудь в центре, а не на окраине, не так ли?

Маргарита злилась, потому что знала: с его амбициями она никогда не дождется того, что у мужа появятся свободные деньги. Он не остановится на достигнутом. Его мечтой вначале была одна станция техобслуживания, теперь уже третью дооборудывает. Не факт, что на примете у него нет четвертой. Это её предположение. Но с некоторых пор Лев не любил говорить с женой о своём бизнесе. Боялся, что жена сглазит?

Ссориться с мужем Рита пока не хотела, потому что к кому бы ещё она могла обратиться в случае чего?

Она усмехнулась собственным мыслям. Неужели чувства ко Льву, когда-то нежные и трепетные, стали насквозь материальными? С чего началось её стремительное охлаждение? С осознания, что, несмотря на семейные узы, они так и не стали по-настоящему близкими людьми. Рита не углублялась в свои размышления: не она ли сама тоже в этом виновата? Главное, Лев нисколько не стремился их отношения улучшать. Потому, как аукнется, так и откликнется.

– Представляю… Тогда я возьму кредит, а, Лёва?

Он почесал голову, покряхтел.
this