Лариса Олеговна Шкатула
Брачные танцы на пепелище

Брачные танцы на пепелище
Лариса Олеговна Шкатула

Лариса Шкатула – автор 29 романов, опубликованных издательствами "Эксмо" и "АСТ" в жанрах историко-приключенческий и любовный роман. Новая книга автора "Брачные танцы на пепелище" о молодых медиках в современной провинции. В романе две героини – условные "Принцесса " и "Золушка", но переоценка ценностей в водовороте событий: распад семьи, нечаянная любовь и стихийное бедствие делают их совсем другими. Лучше ли? Счастливее ли?

Глава первая

– У него, у Людвига, веришь, глаза совершенно пустые. Ну, ничего не выражающие. Так-то он очень красив, все им моментально очаровываются, но глаза… Должно же в них что-то присутствовать! А ещё говорят, глаза – зеркало души. Выходит, у него души совсем нет?

– Маргарита Сергеевна, что же вы хотите от кота?

В стоматологическом кабинете две молодые женщины. Одна – зубной врач, Маргарита Сергеевна Колесникова, стройная красавица-блондинка с яркими голубыми глазами и белой с розовым кожей. Волосы у неё длинные, блестящие, но во время работы она вынуждена закалывать их большой черепаховой заколкой, купленной во время путешествия с мужем на Сейшельские Острова. И закрывать – такую-то красоту! – медицинской шапочкой, в тон фирменному костюму.

Точно в таком же костюме и её медсестра, Юлия Валерьевна Василевская, тоже привлекательная девушка, но совсем в другом роде. Она шатенка, с каштановыми волосами. Кареглазая. Любитель женской красоты сказал бы, что она по сравнению с Маргаритой простовата.

Но имиджмейкер, возможно, с ним бы не согласился, а заметил, что девушка всего лишь не осознает своей прелести, не умеет ею пользоваться и элементарно наносить макияж.

Если у Маргариты волосы длиной до лопаток, то у Юлии чуть ниже плеч. Раньше девушка их стригла то покороче, то подлиннее, не слишком задумываясь, для чего это делает – все стригутся. А теперь хочет отрастить. Как у Маргариты Сергеевны. Она и не замечает, что всё больше увлекается подражанием своей шефине. Во всём.

– Я ведь ничего не перепутала, Людвиг – кот? – посмеивается медсестра.

В минуты задушевных разговоров с Маргаритой она может позволить себе несколько фривольный тон.

Врач на мгновение задумывается, постукивая себя по руке скальпелем – она с его помощью готовит смесь для пломбирования зуба – и продолжает настойчиво.

– Кот! – фыркает Маргарита.

Тема беседы у них серьёзная, вот стоматолог и старается не смеяться.

– Но как же тогда реинкарнация? Всё это неспроста!

На лице Юли проступает изумление. Мысли её не такие подвижные, как у Маргариты, и привыкли течь не спеша, без всплесков и водоворотов, но от подобных скачков они словно вздрагивают и путаются. Поспеть им за мыслями врача нет никакой возможности.

– Что – реинкарнация?

Юля знает, что когда она очень удивляется, глаза её при этом округляются. Генка всегда потешается над тем, каким манером на лице подруги высвечивается удивление.

– Гы-ы, в натуре, глаза как два пятака! Ну, ты потешно удивляешься.

Чтобы вызвать это их округление, он порой что-нибудь придумывает, от фонаря, нарочно «пургу гонит», чтобы Юлю сбить с толку и заставить столбенеть, соображая: это у него шутка такая или на самом деле правду говорит?

– Что ж ты такая лоховитая! – обидно хмыкает Генка. – Всему веришь. Ведь уже не маленькая, должна быть настороже…

– Почему мне быть настороже с близким человеком? – не может понять Юлия.

– Дурочка, вот ты на мне и тренируйся, пользуйся моментом! И запомни: нет на земле такого человека, который что-нибудь бы делал без пользы для себя. Или не хотел бы какую-нибудь пользу с тебя поиметь.

– И какая же тебе от меня польза?

Юлю забавляет Генкина самоуверенность. Он считает себя намного умнее девушки, потому частенько учит её «жизни», не замечая, что она над ним посмеивается.

– Большая. Во-первых, я могу заниматься сексом, не боясь чего-нибудь от тебя прихватить. Ты девушка чистая, проверено. В этом смысле хорошо дружить с медиками, если что, они же и вылечат.

Но потом он замечает, что Юле это неприятно – ему всегда не хватает чуткости, чтобы не говорить ей гадости – и со вздохом её обнимает.

– Вот, опять ты шуток не понимаешь. Учись, что ли. Парни всегда рисково шутят. Привыкай. Не всегда же я буду рядом с тобой…

Другая бы обиделась. Нет, он простой, как бельё на веревке. Живёт с нею и вот так, в глаза, легко говорить обидное. Даже об их совместном будущем. Точнее, несовместное. Юлия догадывается, что у Генки нет планов на их общее будущее. А если бы у неё были какие-то планы на него?

Наверняка Маргарита не стала бы с Генкой и разговаривать. Пожалуй, это слишком мягко сказано. Она бы только разобралась в Генкиных мотивах, так бы наладила, что он летел и радовался, что мало получил.

Маргарита, между прочим, иной раз ничуть в выражениях не стесняется, несмотря на свой вполне интеллигентный вид. Она как-то говорила о своем бывшем однокурснике:

– Да я бы с ним на одном гектаре с…ь не села!

Вот так она и о Генке бы сказала.

А Юля уже больше года живет с ним гражданским браком. И успокаивает себя, что у них всё не хуже, чем у других.

Смотря, каких других иметь в виду.

Если разобраться, то и эти другие – такие же, как сама Юля, из её среды. А если она всё время себя с ними сравнивает, и её это не царапает, то значит Юлю устраивают нравы и принципы этой самой среды, она из их рядов не выбивается…

– Ну, ты разве не читала об этом? – тормошит её Рита.

Хорошего же она мнения о своей медсестре. Наверное, как вообще обо всех медсёстрах: что они ничего не читают, мало чего знают и сомневается, можно ли с ними говорить о каких-нибудь серьезных вещах?!

– Читала. Кажется, это из индийской религии… Что-то типа переселения душ.

– Вот именно! Чья же душа тогда могла переселиться в Людвига?

– Чья-нибудь.

Впрочем, как выясняется, Маргарита спрашивала об этом просто так. Не ожидая ответа. Потому и отвечает она на свой собственный вопрос.

– Интересно, а может быть так, что на всех живых существ душ не хватило, и кто-то остался без души? Вот скажи, про кого говорят – бездушный человек? Наверное, это выражение родилось не на пустом месте…

– Ну-у… Это про людей, которые безжалостные, никого не любят…

И так каждый день! Вообще, если разобраться Юля – медсестра, а не слушатель академии. В трудовой книжке у неё записано позаковыристей: ассистент стоматолога. Но медсестра как-то привычнее. По этой специальности она и получила диплом.

Так вот, Юля почему-то всё время как будто держит экзамен на знание жизни. Перед зубным врачом. И каждый раз должна доказывать, что она тоже не лаптем щи хлебает, а кое-что знает, и кое-чему самоуверенную врачиху могла бы даже поучить!

Между прочим, она тоже умеет смешивать составляющие для пломбы. И вполне представляет, как Маргарита сказала бы ей:

– Сестра, подготовьте лечебную прокладку!

И Юля всё сделает ничуть не хуже неё самой!

Но Ритка ей не доверяет. Можно подумать, она сама не окончила мединститут каких-нибудь три года назад… Или ей не нравится слово – прокладка? Ха-ха!
this