Оксана Петровна Панкеева
Пересекая границы

– Провел ночь за возлияниями! – объяснила Азиль, обернулась, посмотрела на Элмара и добавила: – И еще не проспался.

– Элмар! – рявкнул граф. – Извини! Все ждут тебя!

Принц-бастард со стоном сполз с кровати и подошел к окну.

– Срочно? – хмуро спросил он, высовываясь на улицу. Осенний холод слегка освежил похмельную голову, но зато мгновенно заморозил все остальное.

Граф Орри в полной походной форме гарцевал под окном, ожидая проспавшего командира.

– Как можно скорее, – ответил он. – Почти все уже собрались, ждем только тебя, Лавриса и Мэнсора.

– А что там?

– Говорят, выводок диких троллей, но точно неизвестно.

– Выводок? Ну ни хрена себе… Тханкварра… Там что, ни одного героя поблизости нет? Ради такой ерунды поднимать нас! Пара магов справилась бы… Сейчас оденусь и приеду, ждите.

Он закрыл окно, распахнул дверь и закричал в пространство коридора:

– Илас! Походные доспехи и оружие! – Потом обернулся к Азиль и попросил: – Спустись, пожалуйста, на кухню, прикажи подать мне кувшин сока и большой бутерброд.

В ванной он облился несколько раз холодной водой, постоял, прислушался к своим ощущениям и решительно сунул голову прямо в лохань. Холодная вода помогла, но ненадолго. Сон удалось разогнать, а похмелье, как Элмар уже знал по собственному богатому опыту, столь радикальному и быстрому лечению не поддается. Он представил себе, как будет еще полдня трястись в седле в таком состоянии, и подумал, что насчет большого бутерброда, пожалуй, погорячился.

Возвращаясь в спальню, чтобы одеться, принц-бастард налетел на какую-то полуодетую девицу, стоявшую посреди коридора и таращившую на него глаза в немом восхищении.

– Чего стоишь на дороге? – проворчал он, отодвигая ее в сторону. – Оденься и делом займись…

Он попытался вспомнить, когда это его дворецкий нанимал новую служанку, но через несколько секунд вопрос вылетел у него из головы, поскольку забот и так хватало.

Еще минут двадцать весь дом стоял вверх дном: слуги носились, как подстреленные гоблины, разыскивая то потерянный хозяином второй сапог, то чистую рубашку требуемого цвета; сам хозяин ругался по-варварски и прыгал на одной ноге, пытаясь одновременно надеть штаны и причесаться; заспанный Илас метался по оружейной, разыскивая запропастившийся хозяйский шлем и наспех натирая тряпочкой панцирь, чтобы тот хоть чуть-чуть блестел.

В конце концов все было найдено, надето и пристегнуто, и первый паладин королевства тяжело взгромоздился на лошадь, все еще пытаясь прийти в себя.

– Ну что, готов? – усмехнулся граф Орри. – Поехали?

Они отдали честь несравненной Азиль, махавшей с крыльца платочком, и припустили галопом в сторону штаб-квартиры корпуса паладинов.

– Слушай, Келдон, – спросил Элмар, когда они проехали уже полдороги, – а где это у нас могли вывестись дикие тролли, так, чтобы никто их до сих пор не заметил? Может, они оседлые, а кто-то просто перепутал?

– Не знаю, – пожал плечами граф. – Но они нападают на людей. Значит, дикие.

– Большой выводок?

– Два взрослых самца, три самки, трое молодых и один детеныш.

– Полная чушь! Как могло быть, что никто их не видел, если у них уже молодняк подрос? Где это произошло?

– А сам как думаешь? Конечно, в предгорьях, в Сорелло.

– Тогда понятно. Там что сам барон Сорелло, что его шериф – два сапога валенки… И драконы заведутся, не заметят. А заметят, так полгода будут думать: сообщать в столицу или так обойдется?

– Ну да… – хмыкнул граф. – Само рассосется… А уж когда додумаются сообщить, то в такой панике, что в столице поднимут по тревоге корпус паладинов, хотя ты прав, пара хороших боевых магов тут больше подошла бы. Да не переживай, мы быстро управимся, может, сегодня же и вернемся.

– Тебе хорошо… – вздохнул Элмар. – А я вчера здорово перебрал и теперь как подумаю, что мне предстоит изысканное удовольствие гоняться за троллями и вдыхать их неповторимый аромат…

– Мы тебя поставим в задних рядах, около кухни, – засмеялся Келдон Орри, весело хлопая товарища по плечу. – Все мы это дело любим и твое состояние отлично понимаем. Кстати, слушай новый анекдот!

Элмар слушал вполуха и пытался понять, что с ним не так. Его не покидало чувство, что что-то не так. Он осмотрел доспехи и оружие – все было на месте, в порядке, а все равно такое чувство, словно что-то забыл.

На плацу перед штаб-квартирой уже выстроился весь корпус – сто пятьдесят королевских паладинов, отборная гвардия, элитное войско. Почти половина – бывшие герои. Гордость короны, слава отечества… На хрена было собирать такое войско ради несчастного выводка троллей? Любой из них разметал бы такого противника в одиночку, если, конечно, вооружиться не мечом, а хорошей палицей, к примеру… Или послать парочку боевых магов, желательно элементалистов… И все было бы в порядке, и перепуганного барона Сорелло успокоили бы, и несчастный первый паладин мог бы нормально проспаться. Нет, он, конечно, не против поразмяться, но не в таком же состоянии!

Заспанного командира приветствовали почетным салютом.

– Доброе утро, доблестный герой! – дружным хором проорали они, и Элмар понял, что, по крайней мере, еще часа два ему придется выслушивать шуточки товарищей по поводу его способности спать, пить, а заодно есть и все прочее, хотя на самом деле «есть и прочее» не имеет никакого отношения к тому, что он проспал. Он ответил на приветствие и заметил слонявшихся поблизости четырех магов-телепортистов. Это обрадовало его несказанно – значит, дело срочное и трястись в седле трое суток не придется. Сейчас их телепортируют прямо в Сорелло и ехать останется совсем немного. Значит, большой бутерброд вполне можно было и съесть… При воспоминании об утраченном завтраке радость резко поубавилась. А когда они прибыли на место и начались те самые шуточки, которых он боялся, настроение у принца-бастарда вовсе испортилось.

Начал все, разумеется, кавалер Лаврис, который был знаменит не только тем, что портил девиц в непомерных количествах, а еще и склонностью насмехаться над всем на свете.

– Что-то долго ты спишь, – подколол он печального принца-бастарда. – В детство впадаешь или ночь была бурная?

– Ты сам явился еще позже, чем я, – недовольно проворчал Элмар, понимая, что этим бесстыжего Лавриса не проймешь.

– Да я-то понятно, – ничуть не смущаясь, согласился тот. – Я вчера удостоился чести ужинать с ослепительной Камиллой Трезон, так что уснул только в пять утра. А ты?

– Ах! – вздохнул граф Орри. – Разве можно спать, когда рядом несравненная Азиль!

Граф был неравнодушен к прекрасным глазам нимфы и давно безнадежно вздыхал, завидуя приятелю. Сама же Азиль, как нарочно, обошла его своим вниманием, объяснив это туманно и непонятно, как и все, что она пыталась объяснить: «Тебе это не нужно». Не иначе от зависти его светлость и присоединился к насмешнику Лаврису, потому что обычно он не имел склонности издеваться над несчастными товарищами, которых поднимали ни свет ни заря и отправляли в поход в состоянии жестокого похмелья.

– Отвяжитесь, – проворчал Элмар. – Без вас голова трещит…

– Ах, вот оно что! – дружным хором вскричали друзья-паладины и заржали так, что их кони испуганно шарахнулись.

– Действительно, – подмигнул Орри, – Азиль упоминала о каких-то ночных возлияниях… И где же это ты так набрался, дружище?

– Дома, – проворчал Элмар. – Азиль ушла гулять, а мы посидели, выпили… Стоп, а с кем это я вчера пил?

Последовал новый взрыв хохота, конь Элмара вздрогнул так, что принц-бастард едва не вылетел из седла.

– Вспоминай, вспоминай! – простонал кавалер Лаврис. – Может, даму привел? Может, она до сих пор у тебя дома спит и не понимает, куда ты делся?

– Какую еще даму? – сердито огрызнулся Элмар. У этого Лавриса все мысли только об одном, нет чтоб о предстоящей битве задуматься! Насовать бы его носом в тролля хоть раз, чтобы осознал… – Разве бы я с дамой всю ночь вино хлестал? Нет, а действительно, с кем же я пил?.. Тханкварра!!! – вдруг взвыл он и в отчаянии хлопнул себя ладонью по лбу. Пластинчатая перчатка звонко лязгнула о шлем, отчего в голове у героя зазвенело. – Я же совсем про нее забыл!

– Значит, все-таки дама, – сделал вывод кавалер Лаврис.

– Какая дама! – застонал Элмар, разобравшись наконец, что за «новая служанка» попалась ему сегодня в коридоре и почему его все утро преследовало чувство, будто он что-то не сделал. О боги, стыд-то какой! Что она подумает о мире, в котором даже принцы, получившие королевское воспитание, слоняются по дому в неподобающем виде и хамят дамам, спьяну забыв, кто перед ними?! – Ну вас всех в задницу с вашими дамами! Мне король переселенку поручил для адаптации, а я привел ее домой, напоил и забыл про нее! Ой, тханкварра… Это же я на нее наткнулся в коридоре… Еще подумал, что это новая служанка…

– И что ты ей сказал? – тут же поинтересовался Орри.

– Не помню… Да какая разница, что я ей сказал, достаточно того, что я был совершенно голый!..