Ларри Нивен
Мошка в зенице Господней

ПЕРЕДАТЬ КЗИЛЛЕРУ ТОЧКА ХОТЕЛ БЫ Я БЫТЬ ПОДАЛЬШЕ ОТСЮДА ТОЧКА ЖЕЛАЮ УДАЧИ ТОЧКА КРЕНСТОН КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ. Вот и все, сэр, – Уайтбрид замер, переводя дыхание.

– Этого вполне достаточно, Уайтбрид, – Блейн тронул пальцем переключатель интеркома. – Кают-кампанию.

– Кают-кампания слушает, капитан, – ответил гардемарин Стели.

– Дайте мне Каргилла.

Первый лейтенант что-то обиженно буркнул, когда его вызвали: Блейн вмешался в его званый обед. Род испытал внутреннее удовлетворение, делая это.

– Джек, придите на мостик. Я хочу, чтобы эта птичка задвигалась. У нас минимум времени, чтобы сесть на Бригит. Можете подталкивать нас сзади, но мы должны быть там как можно скорее.

– Слушаюсь, сэр. Пассажирам это вряд ли понравится…

– Плевал я… впрочем, передайте им привет и скажите, что Флот в опасности. Мне жаль вашего званого обеда, Джек, но отправьте наших пассажиров в гидравлические постели и разгоняйте корабль. Я буду на мостике через минуту.

– Да, сэр.

Интерком на минуту замолчал, затем по всему кораблю загремел голос Стели:

– ВНИМАНИЕ ВСЕМ! ВНИМАНИЕ ВСЕМ! СОСТОЯНИЕ ДЛИТЕЛЬНОГО УСКОРЕНИЯ БОЛЬШЕ ДВУХ "G". РУКОВОДИТЕЛЯМ ОТДЕЛОВ ВКЛЮЧИТЬ РЕЖИМ УВЕЛИЧЕНИЯ УСКОРЕНИЯ.

– Хорошо, – Блейн встал и повернулся к Уайтбриду. – Отправьте это проклятое векторное обозначение в компьютер и посмотрите, где находится преисподняя, из которой появились наши пришельцы, – он вдруг понял, что ругается и сделал попытку успокоиться. Пришельцы – чужаки? О, боже, вот это номер! Быть в команде первого корабля, установившего контакт с чужаками… «Дайте мне только посмотреть, откуда они!»

Уайтбрид подошел к вводной консоли, находившейся за столом Блейна. Экран замигал, потом взорвался цифрами.

– Лопни твои глаза, Уайтбрид! Я же не математик! Переведите это в графики!

– Простите, сэр, – гардемарин еще повозился с вводной консолью, и экран превратился в черное поле, заполненное кружочками и линиями разного цвета. Большие кружки были звездами разных типов, векторы скорости были тонкими зелеными линиями, векторы ускорения – бледно-лиловыми, предполагаемые траектории – тускло-красными. А длинная зеленая линия…

Блейн недоверчиво посмотрел на экран, затем погладил пальцами нарост на своем носу.

– Они идут из района Мошки. Ну и пусть катятся к черту! От Мошки в обычном пространстве… – трэм-линия к звезде пришельцев была неизвестна – она находилась в изоляции, желтое пятно возле супергиганта Глаза Мурчисона. Перед мысленным взором Блейна затанцевали осьминоги.

Допустим, у них враждебные намерения, подумал вдруг он. Если старине «Маку» придется драться с чужаками, нужно кое-что доделать. Они не брались за эту работу, потому что ее следовало делать на орбите или на темной стороне, а теперь придется заняться этим при ускорении в два g. Но ничего, они как-нибудь справятся.

ЛИЦО БОГА

Блейн быстро добрался до мостика, сел в свое кресло и застегнул ремни. Сразу после этого он потянулся к интеркому. Испуганный гардемарин Уайтбрид взглянул на него с экрана из капитанской каюты.

Блейн рискнул:

– Прочтите-ка мне то что там написано, Уайтбрид.

– Сэр?

– У вас там устав, открытый на положении о контакте с чужаками, не так ли? Пожалуйста, прочтите мне его, – Блейн помнил, что когда-то давно читал его ради забавы. Большинство кадетов делали именно так.

– Да, сэр, – Уайтбрид был удивлен так, словно капитан прочел его мысли, затем, видимо, решил, что это его исключительное право. Этот случай может положить начало легендам. – Статья 4500. Первый контакт с негуманоидными мыслящими существами. Примечание 1. Мыслящие существа, определяются как создания, пользующиеся орудиями труда и характеризующиеся целеустремленными. Примечание 2. Необходимо использовать здравый смысл, применяя это определение. Ульевые крысы Макассара, например, пользуются орудиями труда при сооружении своих гнезд, но не являются мыслящими.

Параграф один. При встрече с мыслящими негуманоидными существами старший начальник должен сообщить о случившемся ближайшему штабу Флота. Все прочие объекты подлежат изучению во вторую очередь, после завершения контакта. Параграф два. После объективного описания необходимо попытаться установить связь с чужаками, не подвергая при этом риску свою команду, если того не прикажет высшее начальство. Хотя нельзя начинать военные действия, следует помнить, что чужаки могут быть настроены враждебно. Параграф третий…

Уайтбрида прервало последнее предупреждение об ускорении. Блейн признательно кивнул гардемарину и вновь опустился на свое ложе. Не похоже, чтобы эти правила пригодились сейчас. Они имели дело с первичным контактом, без предшествующих предупреждений, и при этом командование Флота отлично знало, что «Мак-Артур» отправился на перехват корабля чужаков.

Гравитация на корабле возрастала постепенно, давая команде время подготовиться, и минуту спустя достигла трех g. Блейн чувствовал двести шестьдесят килограммов, вдавивших его в противоперегрузочное ложе. Люди по всему кораблю двигались с осторожностью, которой требовал увеличившийся вес, но все-таки это ускорение не было калечащим. Впрочем, для Бари оно могло оказаться великоватым, но с торговцем все будет в норме, если он останется в своей постели.

Блейн чувствовал себя довольно свободно в своем противоперегрузочном кресле. Оно имело головной упор и управлялось кончиками пальцев, поворачиваясь во все стороны, так что весь мостик был виден без особых усилий. Военные корабли создавались для долгих периодов высокой гравитации.

Некоторое время Блейн следил за своим контрольным экраном, по которому бежали три графика. Вокруг него офицеры занимались своими делами, Каргилл и парусный мастер Реннер стояли возле астронавигационного поста, гардемарин Стели уселся за рулевым, готовый помочь в случае необходимости, но главным образом перенимая навыки управления кораблем. Длинные пальцы Блейна блуждали над контрольным экраном.

Длинная зеленая линия скорости, короткий лиловый вектор, указывающий противоположное направление… а между ними небольшой белый шарик. Итак, пришелец явился сюда прямо из системы Мошки и затормозился, войдя в систему Новой Каледонии. И он был побольше, чем земная Луна. Объект размером с корабль выглядел бы на экране просто точкой.

Хорошо, что Уайтбрид не заметил этого. По кораблю пошли бы сплетни, рассказы… началась бы паника среди новых рекрутов… Блейн ощутил металлический привкус собственного страха. Боже мой, до чего же он большой!

– Но как они могут иметь корабль таких размеров? – пробормотал Род. Тридцать пять световых лет в обычном космосе! Никогда не было человеческой цивилизации, которая могла бы создать такую штуку. И вообще, как Адмиралтейство предполагает «исследовать» это? И как «перехватить»? Высадить на него звездную пехоту?

– Курс на Бригит, сэр, – доложил парусный мастер Реннер.

Блейн отогнал прочь посторонние мысли и снова коснулся контрольного экрана. На нем курс корабля выглядел живописной диаграммой под столбиками цифр. Род с усилием произнес:

– Согласен, – и снова вернулся к невероятно огромному объекту, видневшемуся на визуальном экране. Затем торопливо достал из кармана компьютер и стал писать на его табло. В ответ по экрану побежали слова и цифры, и Блейн кивнул…

Разумеется, световое давление можно использовать для передвижения. Фактически «Мак-Артур» делал именно это, используя реакцию соединения водорода для получения фотонов, которые затем собирались в огромный конус света. Отражающее зеркало могло использовать для движения и внешний свет, тем самым удваивая свою эффективность. Разумеется, зеркало должно быть максимально большим и отражать весь падающий на него свет.

Блейн что-то проворчал себе под нос. Ему вовсе не хотелось атаковать путешествующую по космосу планету на своем наполовину отремонтированном после сражения крейсере. Впрочем… Ну, конечно: компьютер показывал, что объект имеет размеры планеты, а на самом деле это, вероятно, полотнище серебряной ткани, имеющее несколько тысяч километров в поперечнике и прикрепленное к чему-то, что должно быть собственно кораблем.

Имея такое альбедо… Блейн торопливо прикинул на бумаге: солнечный парус должен иметь площадь более восьми миллионов квадратных километров. Если он круглый, то имеет диаметр более трех тысяч километров.

Они использовали давление света, поэтому… Блейн запросил данные о торможении пришельца, соотношении этого с общим отраженным светом, разделил и… Парус вместе с полезным грузом составляли около 450 тысяч килограммов.

Это уже вовсе не казалось опасным.

Вообще-то это совсем не тянуло на настоящий космический корабль, по крайней мере, не на такой, который мог преодолеть тридцать пять световых лет в обычном пространстве. Пилоты чужаков должны были сойти с ума от недостатка места, конечно, если они не были крошечными или любили замкнутое пространство, а, может, провели прошедшие несколько сотен лет в надувных баллонах с туманными, светонепроницаемыми стенами… Впрочем, пока об этом было известно слишком мало, и оставалось слишком много места для домыслов. Но ничего лучшего он сделать не мог. Блейн снова погладил нарост на носу.

Он хотел было выключить экраны, но передумал и усилил увеличение. Довольно долго он смотрел на результат, затем выругался.

Пришелец направлялся прямо к солнцу.

Затормозив, «Мак-Артур» оказался на орбите вокруг Бригита, а затем опустился в защитное Поле Лэнгстона базы, расположенной на залитой светом поверхности спутника. Маленькая черная стрела опустилась на огромную черную подушку. Без поля, поглощавшего энергию удара, на поверхности снежного шара Луны остались бы огромные кратеры.

Персонал заправочной станции тут же занялся своим делом. Жидкий водород, получаемый электролизом из пористого льда Бригита и очищаемый после сжижения, полился в емкости «Мак-Артура». Одновременно с этим Синклер вывел своих людей наружу. Они кишели вокруг корабля, пользуясь выгодами низкой гравитации и теневой стороны. Боцманы пронзительно кричали на снабженцев, и постепенно станция освобождалась от запасных частей.

– Командор Френзи просит разрешения подняться на борт, сэр, – доложил вахтенный офицер.

Род скорчил гримасу.

– Пусть поднимается, – сказал он и повернулся к Сэлли Фаулер, скромно сидевшей на месте вахтенного гардемарина. – Вы никак не поймете, что весь путь мы проделаем с большим ускорением, а вам известно, что испытываешь при этом. Кроме того, это опасная миссия!

– Фу! Вам было приказано доставить меня на Новую Шотландию, – обиженно напомнила она, – и ничего не говорилось о высадке на этом снежном шаре.