Ларри Нивен
Мошка в зенице Господней

С помощью камеры, укрепленной на шлеме Уайтбрида, Род видел чужака, сидевшего в пилотском кресле: его изображение увеличивалось по мере того, как гардемарин двигался к нему. Блейн повернулся к Реннеру.

– Вы видели, что он делал?

– Чужак пытался… Капитан, я готов поклясться, что он хотел нарушить управление катером.

– Мне тоже так показалось, – встревоженно они смотрели, как Уайтбрид ведет катер к «Мак-Артуру». Блейн не винил парня за то, что тот не поглядывал на своего пассажира, пока управлял лодкой, но… Они ждали, пока кабели поймали катер в захват, и лебедки втянули его в «Мак-Артур».

– Капитан! – это был Стели, вахтенный гардемарин, но Род и сам видел все. Несколько экранов и пара вспомогательных батарей были наведены на катер, но все остальные силы следили за чужим кораблем. А тот вдруг ожил.

Вымпел голубого огня вспыхнул вдруг за кормой чужого корабля. Огонь стекал параллельно гибкому серебряному шипу, торчавшему сзади, а потом за кораблем появилась яркая белая линия.

– Корабль уходит, капитан, – доложил Синклер.

– Черт возьми! – его собственные экраны показали то же самое: корабельные батареи отслеживали чужой корабль.

– Разрешите открыть огонь? – спросил офицер-артиллерист.

– Нет! – Но что же произошло? – недоумевал Род. Прошло уже какое-то время с тех пор, как Уайтбрид прибыл обратно. Чужой корабль не мог уйти, как не мог сделать этого чужак…

– Келли!

– Да, сэр?

– Отделение к воздушному шлюзу. Доставить Уайтбрида и этого… в комнату для отдыха. Но вежливо, канонир. Вежливо, но так, чтобы он не ушел куда-нибудь.

– Слушаюсь, капитан.

– Номер Первый, – позвал Блейн.

– Да, сэр, – ответил Каргилл.

– Вы вели наблюдение через камеру на шлеме Уайтбрида все время, пока он был на этом корабле?

– Да, сэр.

– Есть возможность того, что на борту имелся еще один чужак?

– Нет, сэр. Там не было места. Верно, Сэнди?

– Да, капитан, – ответил Синклер. – Кроме того, мы не видели дверей.

– Там не было никакой двери воздушного шлюза, пока она не открылась, – напомнил Блейн. – Было там что-нибудь вроде ванной?

– С правой стороны от воздушного шлюза было нечто вроде клозета.

– Что ж, значит, у этой штуки есть автопилот. Вы согласны? Но мы не видели, чтобы он программировал его.

– Мы видели, что он фактически перенастроил управление, капитан, – сказал Каргилл. – Боже мой! Вы думаете, что так они управляют…

– Но у этих бестий нет ничего, что могло бы быть программируемым автопилотом, – пробормотал Синклер. – И его торопливость при этом… Капитан, вы думаете, что он сделал автопилот?

– А голубая вспышка в воздушном шлюзе чужого корабля? Для чего это было нужно?

– Убить тех паразитов, – предположил Синклер.

– Вряд ли. Это мог сделать вакуум, – ответил Каргилл.

Уайтбрид вошел на мостик и стал по стойке «Смирно» перед креслом Блейна.

– Прибыл по вашему приказанию, сэр.

– Хорошо сработано, мистер Уайтбрид, – сказал Род. – Что вы думаете о тех двух паразитах, которых он принес на борт «Мак-Артура»? Зачем они здесь?

– Не знаю, сэр. Может… из вежливости? Мы могли бы захотеть анатомировать их.

– Возможно. Если бы знать, что они такое… А сейчас взгляните сюда, – Блейн указал на свои экраны.

Чужой корабль развернулся, и белое пламя его двигателей прочертило дугу по небу. Похоже было, что он направляется обратно к троянским точкам.

И Джонатан Уайтбрид был единственным живым человеком, побывавшим внутри него. Когда Блейн распустил экипаж с боевых постов, рыжеволосый гардемарин, вероятно, подумал, что тяжелое испытание позади.

РАБОТА

У Инженера был широкий и безгубый рот с поднятыми вверх уголками. Это походило на счастливую полуулыбку, хотя и не было ею. Это было постоянное выражение ее карикатурного лица.

И все же Инженер была счастлива.

Счастье ее становилось все больше и больше. Проход через Поле Лэнгстона оказался новым ощущением, похожим на изучение черного пузыря замедленного времени. Даже без приборов это кое-что сказало ей о Поле, и теперь ей хотелось взглянуть на генератор.

Корабль внутри пузыря выглядел излишне грубо, однако, был богат, очень богат! На ангарной палубе находились части, казалось, не прикрепленные к чему-то другому, механизмы настолько обильные, что их невозможно было использовать. Было и много такого, чего она не могла понять с первого взгляда.

Кое-что должно было быть структурными приспособлениями Поля или таинственного привода, работавшего в связи с Полем, но также были и явно новые изобретениям для выполнения знакомых функций. По крайней мере, новыми для наивного разума Инженера. Она узнала оружие: оружие на большом корабле, оружие на шлюпках, стоявших на ангарной палубе, личное оружие, которое носили чужаки, столпившиеся по ту сторону воздушного шлюза.

Это не было для нее сюрпризом. Она уже поняла, что этот новый класс отдает приказы, а не получает их. Естественно, у них должно быть оружие. У них должны быть даже воины.

Двойная дверь воздушного шлюза было слишком сложной, слишком легкой для сжатия, и на нее пошло слишком много металлов и материалов. Инженер знала, что нужна здесь, она видела это. Новому классу требовался Инженер, а на борту явно не было ни одного, раз они пользовались такими вещами, как эта. Она принялась разбирать механизм, но пришелец дернул ее за руку, и эту мысль пришлось оставить. У нее не было никаких инструментов, и она не знала, что можно использовать, чтобы сделать их. Впрочем, для всего этого еще будет время…

Большинство пришельцев, таких похожих на первого, толпились вокруг нее. Они носили странные одеяния, похожие друг на друга, и были вооружены, но приказов не отдавали. Один из них попробовал заговорить с ней.

Неужели они не видят, что она не Посредник? Они были не очень-то сообразительны, эти примитивные представители нового класса. Но они отдавали приказы. Первый из них выкрикнул явно команду.

И они не могли говорить на Языке.

Положение не требовало от нее принятия решений. Инженеру нужно было только идти, куда поведут, исправлять и переделывать, когда представится удобный случай, и ждать Посредника. Или Мастера. А здесь так много нужно сделать, так много…

Комнату отдыха для старшин превратили в приемную для посетителей-чужаков, а старшины заняли одну из кают-кампаний звездной пехоты. Были пущены в ход все приемы регулировки, чтобы разместить толпу гражданского персонала.

Для того, чтобы быть лабораторией, комнате отдыха явно чего-то не хватало, но она была спокойной, имела множество проточной воды, краны в стенах, горячие плиты, а также возможность доставки закусок и напитков. Во всяком случае, там не было ничего вроде стола для анатомирования.