Ларри Нивен
Мошка в зенице Господней

– Нет, сэр, я этого не понимаю! – воскликнул военный министр Армстронг.

– Но ведь этот корабль прошел тридцать пять световых лет. В обычном космосе! Более ста пятидесяти лет полета! Это достижение, с которым не могла сравниться даже Первая Империя! И для чего все это? Чтобы быть искалеченным на месте назначения, расстрелянным, затолканным в трюм крейсера и доставленным в… – на этом месте голос министра по науке сорвался.

– Блейн, вы расстреливали зонд? – спросил Армстронг.

– Нет, сэр. Это он стрелял в нас. Я приказал перехватить и осмотреть его. После того, как корабль чужаков атаковал мой корабль, я отсек его от солнечного паруса, используемого им как оружие.

– Похоже, вам приходилось выбирать из двух вариантов: взять его на борт или позволить ему сгореть, – добавил сэр Траффин. – Это хорошая работа.

– Но совершенно ненужная, если бы зонд не был поврежден, – настаивал Хорват. – Когда он стрелял в вас, почему вы не додумались зайти за парус и продолжать следовать за ним? Использовать парус, как прикрытие? Вам не требовалось убивать его!

– Эта штука стреляла по имперскому военному кораблю! – взорвался Кренстон. – И вы думаете, что один из моих офицеров мог…

Меррилл поднял вверх руку.

– Интересно, капитан, почему вы не сделали так, как сказал сейчас доктор Хорват?

– Я… – Блейн выпрямился, мысли его путались. – Понимаете, сэр, у нас кончалось топливо, и мы были слишком близко к Калу. Если бы мы сохраняли скорость зонда, это кончилось бы потерей контроля над ситуацией. Нам требовалась скорость, чтобы уйти от гравитации Кала, и… И я приказал идти на перехват, – он на мгновение замолчал, коснувшись пальцами сломанного носа.

Меррилл кивнул.

– Еще один вопрос, Блейн. Что вы думали, когда были назначены для исследования чужого корабля?

– Я был возбужден возможностью встречи с ним, сэр.

– Джентльмены, по-моему, он говорит не как безрассудный ксенофоб. Но когда его корабль атаковали, он сумел защитить его. Доктор Хорват, если бы он действительно расстрелял зонд – а это было проще всего, после того, как стало ясно, что он не может повредить его корабля, – я первым потребовал бы, чтобы его отстранили от службы Его Величеству в каком бы то ни было качестве. Вместо этого он осторожно лишает зонд его оружия и с риском для своего корабля берет его на борт. Мне нравится эта комбинация, джентльмены, – он повернулся к Армстронгу. – Дикки, объявите им, что мы решили относительно экспедиции.

– Да, Ваше Высочество, – военный министр откашлялся. – Пойдут два

корабля. Имперский линкор «Ленин» и линейный крейсер «Мак-Артур». «Мак-Артур» будет переоборудован в соответствии с требованиями доктора Хорвата и понесет гражданский персонал экспедиции, который будет включать ученых, торговцев, людей из министерства иностранных дел и контингент миссионеров, которых требует Его Преосвященство, в дополнение к военному экипажу корабля. Всеми контактами с чужой цивилизацией будет управлять «Мак-Артур».

Меррилл многозначительно кивнул.

– Ни при каких обстоятельствах «Ленин» не берет на борт чужаков и не подвергает себя опасности захвата. Я хочу быть уверен, что мы получим информацию от этой экспедиции.

– А не слишком ли это? – спросил Хорват.

– Нет, сэр, – выразительно ответил сэр Траффин. – Ричард исходит из того, что чужаки не должны получить удобного случая завладеть ни Полем Лэнгстона, ни Олдерсон Драйв, и я полностью согласен с ним.

– Но если они… допустим, они захватят «Мак-Артур»? – спросил Хорват.

– Тогда «Ленин» уничтожит «Мак-Артур».

Блейн кивнул. Он уже понял это.

– Подберите хорошего человека для принятия такого решения, – заметил сэр Траффин. – Кого вы посылаете на «Ленине»?

– Адмирала Лаврентия Кутузова. Вчера мы отправили за ним курьерский корабль.

– Этого палача? – Хорват поставил свой стакан на стол и в ярости повернулся к Вице-королю. – Ваше Высочество, я протестую! Из всех людей Империи вы сделали самый худший выбор! Вы должны знать, что Кутузов был тем человеком, который… который стерилизовал Иштван. Изо всех параноиков… Сэр, я умоляю вас пересмотреть ваше решение. Человек вроде него может… Неужели вы не понимаете? Там же цивилизация разумных существ! Это может оказаться величайшим моментом во всей истории, а вы хотите послать экспедицию под командой недочеловека, который повинуется только рефлексам! Это безумие.

– Еще большим безумием было бы послать экспедицию под командой человека вроде вас, – заметил Армстронг. – Не относитесь к этому, как к оскорблению, доктор, но вы смотрите на чужаков как на друзей, и не видите всей опасности. Возможно, я и мои друзья видим ее слишком много, но уж лучше пусть ошибемся мы, чем вы…

– Совет… – слабо запротестовал Хорват.

– Это вопрос не для Совета, – заявил Меррилл. – Это вопрос защиты Империи. Безопасности Королевства и всего того, что вы знаете. Остается только вопрос, что скажет обо всем этом Имперский Парламент на Спарте, но как Представитель Его Величества в этом Секторе я уже принял решение.

– Понимаю, – Хорват уныло сел, затем снова вскочил. – Но вы сказали, что «Мак-Артур» будет переделан для научных нужд. Что у нас будет полностью научная экспедиция.

Меррилл кивнул.

– Да. Надеюсь, вам не придется иметь дело с кораблем Кутузова. Он не должен вступать в какие-либо отношения и летит только для страховки.

Блейн осторожно откашлялся.

– Говори, парень, – сказал Армстронг.

– А что с моими пассажирами, сэр?

– Конечно, конечно, – ответил Меррилл. – Племянница сенатора Фаулера и этот торговец. Думаете, они захотят лететь с вами?

– Я знаю, что Сэлли… то есть, мисс Фаулер, захочет, – ответил Род. – Она отказалась от двух возможностей отправиться на Спарту и каждый день ходит в Адмиралтейство.

– Студентка-антрополог, – буркнул Меррилл. – Если она хочет лететь, пожалуйста. Не будет вреда, если мы покажем Человеческой Лиге, что посылаем не карательную экспедицию, и я не вижу лучшего способа сделать это очевидным для них. Это хорошая политика. А что с этим Бари?

– Я не знаю, сэр.

– Узнайте, хочет ли он лететь, – сказал Меррилл. – Адмирал, у вас есть подходящий корабль, отправляющийся в столицу?

– Никого, кому я мог бы доверить этого человека, – ответил Кренстон. – Вы видели рапорт Плеханова.

– Да. Что ж, доктор Хорват хочет взять с собой торговцев. Думаю, его превосходительство с радостью ухватится за удобный случай отправиться туда… Только скажите ему, что можете вместо него пригласить его конкурентов. Это можно сделать, а? Я никогда не видел торговца, который не согласился бы пройти сквозь ад, чтобы покончить с конкуренцией.

– Когда мы отправляемся, сэр? – спросил Род.

Меррилл пожал плечами.

– Все зависит от людей Хорвата. Полагаю, работы много. «Ленин» будет здесь через месяц. Кутузова он заберет по дороге. Почему бы вам не отправиться, как только будет готов «Мак-Артур»?

ЦЕРКОВЬ ЕГО ИМЕНИ

Монорельсовый вагон двигался с громким шипящим звуком со скоростью сто пятьдесят километров в час. Воскресная толпа пассажиров, казалось, тихо наслаждалась. Разговаривали мало. В одной группе в конце салона мужчины пустили по кругу фляжку, но даже и эта группа не была шумной: они только улыбались. Несколько примерных детишек сидело, вытянув шеи, и смотрело в окно, указывая на что-то, переговариваясь на непонятном диалекте.

Кевин Реннер вел себя точно так же. Он склонил голову в сторону и прильнул к чистому пластиковому окну, чтобы лучше видеть чужой мир. По лицу его блуждала улыбка.

Стели сидел у прохода, а Поттер расположился между ними.

Эти трое были не в увольнении: они были свободны от дежурства, и их могли вызвать через их карманные компьютеры. Военные техники на Верфях Новой Шотландии были заняты отскабливанием шлюпок «Мак-Артура» от стен ангарной палубы и заменой их другими под надзором Синклера. Синклеру в любой момент мог понадобиться Поттер, а он был их гидом. Возможно, Стели помнил это, но его напряженная поза не была признаком неудобства. Он был вполне доволен собой – просто он всегда сидел так.