Ларри Нивен
Мошка в зенице Господней

– Сэр Ричард Макдональд Армстронг, сектор военного министра.

По сравнению с тушей сэра Траффина военный министр был почти крохотным. Его мелкие черты соответствовали телу, а на лице застыло выражение кротости. Однако, глаза его были жесткими, а взгляд мог поспорить с портретом над ним.

– Я отлично понимаю точку зрения сэра Траффина, – начал Армстронг.

– Для нас очень удобно знать, что на Спарте самые умные люди расы поставят заслон нашим ошибкам и промахам.

В его речи почти нет акцента Новой Шотландии, подумал Род. Только слабый намек, хотя лорд явно был местным уроженцем.

– Однако, у нас может не оказаться времени, – мягко продолжал Армстронг. – Рассмотрим этот вопрос. Как показывают наши записи, сто тридцать лет тому назад Мошка вспыхнула так ярко, что затмила Глаз Мурчисона. Затем однажды все пришло в норму. Этого не повторилось, когда зонд был готов повернуться другим концом и начать торможение в нашей системе. Таким образом, лазеры, которые запустили его, имелись у них уже долгое время. Его строители имели по меньшей мере сто пятьдесят лет для развития новой технологии. Подумайте об этом, лорды. За сто пятьдесят лет люди Земли прошли путь от парусных военных кораблей до высадки на Луну. От пороха к водородному синтезу. При уровне технологии, которым могут обладать создатели этого зонда – и не более, чем через сто пятьдесят лет после этого – мы имели Олдерсон Драйв, Поле Лэнгстона, десять межзвездных колоний и СоВладение. Еще через пятьдесят лет Флот покинул Землю, образовав Первую Империю. Вот что значат сто пятьдесят лет для растущей расы, лорды. И вот с чем оказались бы мы лицом к лицу, появись они здесь раньше.

– А я говорю, что мы не можем позволить себе ждать! – выкрикнул мужской голос из глубины зала. – Ждать указаний со Спарты? При всем уважении к советникам Его Величества, что могут они сказать такого, чего мы не знали бы лучше их? За время, пока они смогут ответить, мы можем послать им еще отчеты. Если же положение дел изменится, их инструкции не будут иметь смысла. Клянусь зубами Господа, да уж лучше делать свои собственные ошибки!

– Ваши предложения? – холодно спросил Председатель Совета.

– Я бы приказал адмиралу Кренстону собрать все военные корабли, которые мы можем освободить от оккупационных и патрульных обязанностей. Кроме того, я послал бы Его Величеству настоятельное требование направить в этот сектор дополнительные силы. Сейчас я предлагаю, чтобы военная экспедиция отправилась к Мошке и выяснила, что там происходит, пока Верфи переоборудуют достаточное количество кораблей, чтобы быть уверенными, что мы сможем уничтожить мир чужаков, если это понадобится.

И снова по залу прокатился вздох. Один из членов Совета быстро поднялся, требуя провести разведку.

– Доктор Энтони Хорват, министр по науке, – объявил Председатель.

– Ваше высочество, лорды и джентльмены, я говорю очень плохо, – начал Хорват.

– Дай-то Бог, чтобы так оно и было, – пробормотал адмирал Кренстон, сидевший слева от Рода.

Хорват был пожилым, тщательно одетым человеком с точными жестами, произносившим каждое слово так, как если бы собирался сказать только его и ничего больше. Он говорил тихо, но каждое его слово разносилось по всему залу.

– Этот зонд ничем не угрожал нам, лорды. На нем находился всего один пассажир, и у него не было случая послать отчет тем, кто направил его сюда, – Хорват многозначительно посмотрел на адмирала Кренстона. – Мы не нашли абсолютно никаких признаков того, что чужаки обладают сверхсветовой технологией, и ни малейшего намека на опасность, однако, лорд Армстронг призывает собирать Флот. Он действует так, словно всему человечеству может угрожать один мертвый чужак и солнечный парус! Но есть ли тому доказательства?

– Что вы предлагаете, доктор Хорват? – спросил Председатель.

– Конечно, послать экспедицию. Я согласен с военным министром, что из-за большого разрыва во времени без толку надеяться, что Трон пришлет детальные инструкции. Нужно послать военный корабль, если это может успокоить вас, но отправить на нем ученых, персонал министерства внешних дел и представителей торгового класса. Лететь с миром, как они прибыли к нам, и не угрожать чужакам, словно они какие-нибудь пираты! Другого удобного случая может не представиться, лорды. Первый контакт между человечеством и разумными чужаками! Конечно, мы можем встретить и другие разумные виды, но и этого первого могли бы никогда не обнаружить. Все, что мы сейчас сделаем, навсегда войдет в нашу историю, и нельзя сажать кляксу на этой странице!

– Спасибо, доктор Хорват, – сказал Председатель. – Кто-нибудь еще?

Заговорили все разом, и прошло некоторое время, пока установился порядок.

– Джентльмены, мы должны принять решение, – сказал Герцог Бонин. – Какой совет мы дадим Его Величеству? Пошлем экспедицию к Мошке или нет?

Это решили быстро. Группировки военных и ученых легко перевесили сторонников сэра Траффина. Корабли нужно посылать так быстро, как только возможно.

– Превосходно, – кивнул Бонин. – А возможный характер экспедиции? Будет она военной или гражданской?

Мажордом ударил жезлом по сцене, и все головы повернулись в сторону высокого трона, на котором сидел Меррилл, бесстрастно следивший за дебатами.

– Благодарю Совет, но я не нуждаюсь в подсказке при решении этого последнего вопроса, – сказал Вице-король. – Поскольку дело касается безопасности Королевства, оно не может быть прерогативой Сектора, – величественное выступление слегка испортило то, что Меррилл провел пальцами по волосам. Впрочем, поняв, что делает, он торопливо опустил руку на колени. Слабая улыбка появилась на его лице. – Впрочем, я полагаю, что ваш совет мог быть таким же, как мое решение. Сэр Траффин, ваша группа согласна с чисто научной экспедицией?

– Нет, Ваше Высочество.

– Я думаю, что можно не спрашивать мнение и у Лорда военного министра. Группа доктора Хорвата в любом случае имеет перевес голосов. При планировании экспедиции такого рода требуется круг лиц, меньший, чем полный Совет. Поэтому я приглашаю сейчас доктора Хорвата, сэра Траффина, лорда Армстронга и адмирала Кренстона в мой офис. Адмирал, офицер, о котором мы говорили, здесь?

– Да, Ваше Высочество.

– Пусть он придет с вами, – Меррилл встал и, широко шагая, сошел с трона так быстро, что у мажордома не было возможности соблюсти все формальности. Он запоздало стукнул жезлом по сцене и повернулся к портрету Его Величества.

– Волею Его Высочества Совет распускается. Да наградит Господь мудростью Его Высочество. Боже, храни Императора.

Когда все покинули зал, адмирал Кренстон взял Рода за руку и провел через маленькую дверь в стене.

– Что вы думаете обо всем этом? – спросил Кренстон.

– Все очень аккуратно. Когда я присутствовал на Совете на Спарте, то думал, что они передерутся. Старый Бонин знает, как вести собрание.

– Да. Вы поняли эту политическую чепуху, не так ли? Во всяком случае, лучше меня. Вы можете оказаться лучшим выбором, чем я думал.

– Выбором для чего, сэр?

– А разве это не очевидно, капитан? Его Светлость и я приняли решение прошлой ночью. Вы пойдете на «Мак-Артуре» к Мошке.

УБИЙЦА ПЛАНЕТ

У Вице-короля Меррилла было два офиса. Один был огромный, витиевато украшенный подарками и подношениями со множества миров. На стене, позади тисового стола, инкрустированного слоновой костью и золотом, было трехмерное изображение Императора, цветущие ковры из живых трав Тэйблтопа обеспечивали бесшумное хождение и очистку воздуха, и тривизионные камеры были незаметно вделаны в каменные стены для удобства репортеров, описывающих церемониальные торжества.

Род едва успел взглянуть на роскошное место Его Высочества, как его провели через этот зал в гораздо меньшую комнату, обставленную почти с монашеской простотой. Вице-король сидел за огромным дюралепластовым столом. Волосы его были в беспорядке, воротник форменной туники расстегнут, а ботинки стояли у стены.

– Ага. Входите, адмирал. Я вижу, вы привели младшего Блейна. Как дела, парень? Ты, конечно, не помнишь меня. В нашу единственную встречу тебе было года два. Или три? Будь я проклят, если помню это. Как поживает маркиз?

– Хорошо, Ваше Высочество. Я уверен, что он послал…

– Конечно, конечно. Хороший человек твой отец. Бар находится справа от тебя, – Меррилл схватил пачку бумаг и пролистал страницы, делая это так быстро, что очертания их расплывались. – Так я и думал,

– он поставил свою подпись на последнем листе, корзина кашлянула, и бумаги исчезли.

– Возможно, я должен представить капитана Блейна… – начал адмирал Кренстон.

– Конечно, конечно. Как это я забыл? Доктор Хорват, мистер Армстронг, сэр Траффин – капитан Блейн, «Мак-Артур». Он сын маркиза Круциса.

– "Мак-Артур"? – презрительно сказал доктор Хорват. – Я вижу. Простите, Ваше Высочество, но я не понимаю, зачем ОН нужен вам здесь.

– Зачем? – переспросил Меррилл. – Пользуйтесь логикой, доктор. Вы знаете, о чем было наше совещание, правда?

– Я не говорю, что не уверен в выводе, сделанном мной, Ваше Высочество, и все же не вижу причин, почему этот… милитаристский фанатик должен стать частью планируемой экспедиции такого огромного значения.

– Вы жалуетесь на одного из моих офицеров, сэр? – огрызнулся адмирал Кренстон. – Если да, то могу я спросить у вас…

– Это и так будет сделано, – сказал Меррилл, растягивая слова. Он бросил другую пачку бумаг в корзину и задумчиво смотрел, как она исчезала. – Доктор Хорват, полагаю, вы выскажете свои возражения, и мы посмотрим, что с ними сделать, – трудно было понять, кому предназначалась улыбка Вице-короля.

– Мои возражения довольно очевидны. Этот молодой человек может вовлечь человечество в войну с первой нечеловеческой цивилизацией, которую мы встретили. Адмиралтейство не сочло возможным уволить его, но я решительно возражаю против его участия в дальнейшем контакте с чужаками. Сэр, неужели вы не понимаете гнусности того, что он сделал?