Ларри Нивен
Мошка в зенице Господней

– Это точно?

Сэлли кивнула.

– Дьявольщина! Все-таки это произошло! Человеческая Лига жаждет получить мою голову на блюде с яблоком во рту, и я не осуждаю их за это. Ахххххх… – застонал он, как от боли.

– Перестаньте, – мягко сказала Сэлли.

– Простите. Чем мы займемся сейчас?

– Вскрытием. Это половина доклада, – она перевернула страницу, и Род вздрогнул. Желудок у Сэлли Фаулер был крепче, чем у большинства придворных дам.

Мясо мошкита было бледным, а кровь – розовой, похожей на смесь древесного сока с человеческой кровью. Хирурги глубоко вскрыли его спину, обнажая кости от черепа до того места, где у человека находится копчик.

– Ничего не понимаю. А где позвоночник?

– Его нет, – ответила Сэлли. – Эволюция не придумала позвоночных на Мошке-1.

В спине были три кости, каждая толщиной с кость ноги. Самая верхняя из них доходила до черепа, словно тот имел двадцатисантиметровую ручку. Сустав на ее нижнем конце находился на уровне плеча. Таким образом, существо могло кивать головой, но не поворачивать ее.

Главная спинная кость была более длинной и более толстой, и заканчивалась большим, тщательно сделанным соединением. Самая нижняя кость расширялась к бедрам и соединялась с ними.

Имелся и спинной столб, главная нервная линия, но она шла рядом с позвоночными костями, а не сквозь них.

– Оно не могло поворачивать голову, – вслух сказал Род, – и вращалось в талии. Потому-то большой сустав так тщательно сделан. Верно?

– Да. Я видела, как испытывали этот сустав. Торсом оно поворачивало лицо прямо назад. Впечатляет?

Род кивнул и перевернул страницу. На этом рисунке хирурги изобразили череп.

Удивительно маленькая голова была какой-то кривобокой. Не только левая сторона мозга была больше, контролируя сложно управляемые правые руки, но и массивные сухожилия левого плеча соединялись узлами с левой стороны черепа для большей подъемной силы.

– Все предназначено для рук, – сказала Сэлли. – Представьте, что мошкит – труженик, и вы поймете суть дела. Правые руки предназначены для тонкой работы вроде сборки часов, а левая поднимает и держит. Он мог, вероятно, поднять один конец аэрокара одной рукой и, пользуясь правыми, запаять его двигатели. А этот идиот Горовиц считает, что это мутация! – она перевернула еще страницы. – Смотрите!

– Верно, я и сам заметил это. Руки устроены слишком хорошо.

Фотографии показывали правые руки в разных положениях. Вытянутые, они имели примерно одинаковую длину, но у нижней руки было длинное предплечье и короткое плечо, у верхней они были одинаковы. Кончики пальцев верхней руки свисали, касаясь запястья нижней.

Род продолжил чтение. Химия чужаков отличалась от человеческой, но не так сильно, как можно было ожидать от внеземных живых существ. Всем известные формы жизни были достаточно просты, чтобы некоторые теоретики считали распространение спор через межзвездное пространство основой жизни вообще. Теория не была широко поддержана, но была достаточно защищена, и чужак не мог решить проблемы.

Еще долго после ухода Сэлли Род изучал доклад, а когда закончил, у него сформировались три вывода:

– мошкит был разумным тружеником;

– он проделал путь в тридцать пять световых лет, чтобы найти человеческую цивилизацию;

– и Род Блейн убил его.

ЕГО ВЫСОЧЕСТВО ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ

Вице-королевский дворец господствовал над единственным крупным городом Новой Шотландии. Сэлли восхищенно смотрела на огромное строение и возбужденно показывала на переливы цветов, изменявшихся с каждым поворотом фасада.

– Как достигается такой эффект? – спросила она. – Это не похоже на масляную пленку.

– Это вырезано из лучших пород Новой Шотландии. Вы никогда прежде не видели подобного. Здесь не было жизни, пока Первая Империя не заселила планету; дворец построен из камня, переливающегося всеми цветами по мере испарения его содержимого.

– Очень красиво, – сказала она.

Дворец был единственным зданием, вокруг которого имелось свободное пространство. Новая Шотландия теснилась на небольшом перенаселенном участке и с воздуха было хорошо видно кольцевой узор, похожий на кольца роста дерева, образованный большим генератором Поля, защищавшим город.

– А не проще было бы планировать город, используя прямые углы? – спросила Сэлли.

– Верно, проще, – ответил Синклер. – Но мы двести лет вели войну, и кое-кто не представляет жизни без генератора Поля… Впрочем, это не относится к Флоту и Империи, – торопливо добавил он. – Нелегко ломать такие старые традиции. Лучше мы будем жить в тесноте, зато сможем сражаться.

Флайер сел на испещренную шрамами лавовую крышу дворца. Улицы внизу были путаницей цветов, напоминая клетчатую материю пледов, и каждый прохожий то и дело толкал своего соседа. Сэлли очень удивилась, увидев, как мала столица Имперского сектора.

Род оставил Сэлли и своих офицеров в уютной гостиной и последовал за накрахмаленным проводником из звездной пехоты. Зал Совета был смесью простоты и роскоши, его стены из ничем не прикрытого камня контрастировали с узорчатыми шерстяными коврами и гобеленами. С балок высоко вверху свисали боевые знамена.

Пехотинец проводил Рода к его месту. Сразу после этого перед ним поднялось возвышение для Совета и его обслуживающего персонала, а над ним – трон Вице-короля, доминирующий над всем залом. Однако, даже трон затмевало огромное трехмерное изображение Его Королевского и Императорского Высочества и Величества, Леонида IХ, милостью Божьей Императора Человечества. Когда приходило послание с Тронного Мира, изображение могло оживать, но сейчас оно показывало человека не более сорока лет, одетого в черный мундир адмирала Флота, безо всяких наград и знаков различия. Темные глаза смотрели на и сквозь каждого человека, присутствующего в зале.

Зал быстро заполнился. Здесь были Секторы членов Парламента, армейских и флотских офицеров, суетящихся гражданских, сопровождаемых клерками. Род понятия не имел, чего следует ждать, но замечал беглые ревнивые взгляды тех, кто был перед ним. Он был самым младшим офицером на первом ряду гостевых мест. Адмирал Кренстон занял место на два кресла левее Блейна и живо кивнул на его приветствие.

Прозвучал гонг. Угольно-черный дворцовый мажордом символически ударил хлыстом по своему подпоясанному белым поясом мундиру, вышел на платформу перед ними и стукнул о сцену жезлом. Тут же в комнату вошла вереница людей, занимая места на возвышении. Имперские советники производят более слабое впечатление, чем их звания, решил Род. Большинство из них казалось чем-то обеспокоены, но некоторые имели такой же вид, как портрет императора, способный видеть в этом зале такое, о чем остальные могли только догадываться. Пока они бесстрастно рассаживались, гонг ударил снова.

Мажордом встал в позу и трижды ударил о сцену своим жезлом.

– Его Превосходительное Высочество Стивен Юрий Александрович Меррилл, вице-король Его Императорского Величества королевства за Угольным Мешком. Да наградит Господь мудростью Его Величество и Его Высочество.

Все встали. Стоя, Род размышлял о том, что происходит. Оказывается, легко быть циником. В конце концов, Меррилл был просто человеком, да и Его Императорское Величество тоже только человек. Они сами натягивают свои штаны – по очереди на каждую ногу – но несут ответственность за судьбу человеческой расы. Совет может советовать им, Сенат может обсуждать, Ассамблея – кричать и требовать. И вот, когда все противоречивые требования выслушаны, когда все советы обдуманы, кто-то начинает действовать от имени человечества… Нет, церемониальное появление не было преувеличенным. Человек, обладающий такой властью, может позволить себе напомнить об этом.

Его Величество был высоким долговязым человеком с кустистыми бровями. Он был одет в мундир военного Флота со звездами и кометами на груди, полученными в прежние годы на службе Королевству. Добравшись до трона, он повернулся к трехмерному изображению над ним и хлопнул. Мажордом провел присягу на верность Короне. Меррилл сел и кивнул Совету.

Герцог Бонин, пожилой Лорд-председатель Совета, встал со своего места в центре стола.

– Лорды и джентльмены. По распоряжению Его Величества Совет собрался, чтобы обсудить вопрос о чужом корабле, прибывшем с Мошки. Заседание может оказаться долгим, – добавил он без тени сарказма.

– Все вы получили отчет о проведенном нами обследовании чужого корабля. Я могу суммировать его результаты в двух основных выводах: чужаки не имеют ни Олдерсон Драйв, ни Поля Лэнгстона. С другой стороны, они имеют другие технологии, значительно превосходящие все, чем когда-либо обладала Империя… в том числе и Первая Империя.

По залу пронесся вздох удивления. Первая Империя пользовалась почти мистическим поклонением многих имперских губернаторов и их подданных. Бонин многозначительно кивнул.

– Сейчас мы обсудим, что нам следует делать. Его Превосходительство, сэр Траффин Джерри, сектор министра внешних дел.

Сэр Траффин был почти так же высок, как вице-король, но на этом сходство кончалось. Вместо аккуратной и атлетической фигуры Его Высочества сэр Траффин напоминал по форме бочку.

– Ваше Высочество, лорды и джентльмены. Мы отправили курьера на Спарту и в течение недели пошлем еще одного. Этот зонд был запущен более ста лет назад и двигался со скоростью, меньшей скорости света. В ближайшие несколько месяцев мы можем только ждать. Пока не придут инструкции Его Величества, я предлагаю подготовить экспедицию к Мошке,

– Джерри свирепо выпятил вперед нижнюю губу и оглядел Зал Совета. – Я подозреваю, что это удивит многих, знающих мой темперамент, но, по моему, следует обдумать этот вопрос получше. Наше решение может повлиять на судьбу человеческой расы.

В зале одобрительно зашептались. Председатель кивнул человеку слева от себя.