Юрий Иванович
Невменяемый колдун

– А сейчас! – Хлеби взглядом остановил своего ученика. – Кто хочет прокатиться с нами вместе?

Его вопрос еще не отзвучал до конца, как на помост вскочили двое и подбежали к тележке. Первым успел молодой парнишка лет шестнадцати. Хоть губы его дрожали от переживаний, но лицо стало почти белым от явной решительности. Вот только вперед он сесть не осмелился, а сразу стал пристраиваться на задней скамье. Протектор ему помогал, с улыбкой глядя на растерявшегося Кремона. Возле того усаживалась бойкая и невероятно красивая девушка, которая, видимо, ничего в жизни бы не испугалась. Ко всему прочему она заговорила с молодым Эль-Митоланом, словно старая знакомая:

– Господин Кремон! Мне повезло с вами не только первый танец станцевать, но и на чудодейственной тележке прокатиться!

Только сейчас, присмотревшись, Кремон узнал в шустрой красавице хуторянку Лирну, и у него вырвалось восклицание:

– Как ты изменилась!

– Конечно! – согласилась та с веселым озорством. – На несколько часов постарела!

Но как она ни хорохорилась, после того как тележка стала подниматься резко в гору, закушенная губа выдала панический ужас, который, видимо, стал разрастаться в душе с каждым метром высоты. Поэтому молодой Эль-Митолан похлопал ладонью по побелевшим костяшкам пальцев девушки и беззаботно посоветовал:

– Расслабься! Ты же видела, как нам было здорово. Здесь – почти одно сплошное удовольствие. А маленькая ложка страха лишь усиливает его.

Во время сумасшедшего спуска к радостным крикам Эль-Митоланов присоединился неожиданный басок юноши. Но всех перекрывал восторженный вопль Лирны. Причем могло показаться, что она визжит беспрерывно, но косящий на нее глазом Кремон видел, как вздымается грудь девушки от резких вдохов.

Когда все четверо выходили из тележки под восхищенный ропот зрителей, Хлеби все-таки высказался себе под нос:

– Нет. Так выражать свои восторги – уже слишком! – Но когда увидел выстроившуюся очередь на краю помоста, а в ней – большинство девушек, засмеялся: – Видимо, слабый пол намного сильней ощущает радости жизни! А вы, господин староста, не хотите получить удовольствие?

– Успею! Пусть молодежь насладится вначале. – При этом Берки как-то слишком строго и неприязненно взглянул на Лирну, но затем поспешил придать лицу самое радостное и счастливое выражение. – А сейчас, дорогие гости, приглашаем вас за праздничный стол. Вон там, возле самых больших окон управы. Эй! Народ! Расступитесь немного и дайте пройти к нашему столу!

Стоящие вокруг помоста люди благодушно ответили шутками и напоминаниями о диете, но расступились охотно и с уважением. А на протектора очень многие вообще смотрели чуть ли не с обожанием и с восторгом. Видимо, авторитет и народная любовь были заслужены Хлеби не на пустом месте или простым почитанием должности и способностей к волшебству.

За гостевым столом каждый нашел себе любимое угощение. Тетушка Анна с фанатичностью профессионала стала с самым сосредоточенным видом пробовать каждое блюдо, а потом с не меньшей дотошностью выспрашивать у женушки старосты и ее помощниц рецепты и мелкие секреты приготовления.

Господин дворецкий, похоже, первый раз в жизни увидел на одном столе сразу четырнадцать различных блюд из грибов, с грибами и в грибах. Особенно Коперрульфу понравились запеченные в духовке большие шляпки шампиньонов. Внутри шляпки начинялись нарезанной кубиками ветчиной, кусочками лука и вареного яйца, и все это поливалось острой приправой из томатов и растительного масла, а сверху щедро посыпалось тертым сыром. И вид, и запах у блюда были просто потрясающие. Каждый из гостей высказался о печеном чуде с восторгом.

Главный протектор Агвана за поглощением пищи завяз в бесконечном споре со старостой, главным кузнецом и старшим мастером печей обжига. Насущные проблемы всегда, каждый день, на первом плане у любого хозяйственника. И даже выходной, совпавший с праздником, не явился исключением.

А вот Кремона совершенно неожиданно потянуло на пробу всевозможных спиртных напитков. Больше четырех лет он не позволял себе чего-либо подобного. Начинал он с самых слабых вин, но постепенно добрался до таких крепких и в таких дозах, что даже наставник покосился на него неодобрительно. Как ни странно, чувствовал себя молодой гость превосходно и совершенно трезвым, находя объяснение этому в том, что последнюю неделю ел так много, что теперь энергия переполняла его, несмотря на сумасшедшие нагрузки на тренировках. Сейчас же выпивка снимала накопившееся напряжение, и мир виделся начинающему Эль-Митолану вообще в радужном и эфемерном свете. Вот только поговорить было не с кем. К сожалению.

И вдруг.

– Господин Кремон! Сейчас начнется первый танец праздника. – Лирна стояла рядом с гостевым столом и вызывающе смотрела на парня. – Пора выполнять обещание и пригласить меня.

Кремон почувствовал на себе взгляды сотрапезников. Но если Хлеби смотрел с веселым любопытством, тетушка Анна с поощрением, а закоренелый холостяк Коперрульф с некоторой жалостью, то староста опять выглядел странно недовольным. Отметив это в памяти, парень легко вскочил, галантно подставил локоть девушке и с мыслью, что размяться никогда не помешает, поспешил с ней за здание поселковой управы. Там на большом внутреннем дворе уже настраивали свои музыкальные инструменты члены внушительного сборного оркестра. И лишь только пары замерли на площади, грянула слаженная музыка, и пары понеслись в разудалом танце.

Во всем королевстве Энормия на подобных праздниках всегда танцевали одно и то же. Особенно в самом начале. Партнеры кружили своих партнерш, одновременно двигаясь по большому кругу. Причем делалось это в быстром темпе, и чем большую скорость развивали танцоры, тем большим умением это считалось. При этом главным было не столкнуться встречным курсом с другой парой.

Немного запутавшись вначале, Кремон все-таки уловил ритм, нащупал амплитуду движения и девичью талию и закружил свою партнершу в бешеном вихре. Вот только очень часто наталкивался на другие пары. Поначалу он списывал это на свою неуклюжесть и потерянные навыки, но постепенно заметил, что его с Лирной постоянно блокируют одни и те же пары. А парни, ведущие своих девушек, так и буравили его тяжелыми и злобными взглядами. А уж Лирна недоброжелательность поселковых хулиганов заметила сразу. Но, упрямо сжав губы, старалась делать вид, что столкновения – вполне безобидное дело.

Но молодой Эль-Митолан так не считал. Тем более что удары становились все более ощутимыми и болезненными. Пару раз ему удалось весьма ловко увернуться от несущихся на них танцоров, но в конце танца сразу пять пар их просто-напросто прижали в углу. Удивленный подобной наглостью, а самое главное, бесстрашием парней, Кремон остановился и спросил:

– Вы чего, ребята, ослепли?

В то же мгновение все девушки скользнули за спины парней, и они как бы остались на уединенном пятачке. Лишь Лирна стояла рядом, высокомерно задирала подбородок и выставляла вперед свою весьма внушительную грудь. Музыканты на какой-то момент стихли, и один из парней с россыпью веснушек на лице ответил:

– Тоже мне, солнце нашлось!

Похоже, из всей компании он был самым отчаянным, хоть и не самым крупным. Тем не менее и его голос немного дрожал от тщательно скрываемого страха. Ведь не каждый день приходится нарываться на грубость с волшебниками. Видать, повод был солидный, и Кремон уже стал догадываться о его причине. Поэтому спросил со всепрощающей и снисходительной улыбкой:

– Вам что, партнерш для танца не хватило?

– Нам-то хватило! – с отчаянием смертника рыкнул веснушчатый. – А вот кое-кому хотелось бы с тобой пообщаться чисто по-мужски.

– Ладно! Когда у меня будет желание, я вам свистну! – еще раз ухмыльнулся молодой Эль-Митолан. – А теперь раздайтесь в стороны: музыка началась.

– Боишься? – дорогу ему резко заступил самый рослый из компании.

– Кого?! Тебя, что ли?

– Не меня! Если ты мужчина, то пройди туда! – Здоровяк кивнул головой на приоткрытые ворота огромного сарая, принадлежащего скорей всего управе.

– Даже интересно стало: кто тут такой отчаянный воду мутит!

С этими словами Кремон решительно двинулся к сараю. А веснушчатый попытался остановить девушку:

– Подожди здесь!

Но та так резко ударила его костяшками пальцев по вытянутой руке, что парень ойкнул и отпрянул в сторону. Лирна же опередила ехидно улыбающегося Эль-Митолана и первой проскользнула в сарай.

– Ах, вот кто здесь! – воскликнула она. – А ято думаю, куда ты подевался? Не захотел танцевать со мной второй танец?

В центре открытого пространства стоял нахмуренный и грозный, как скала, первый помощник старосты Бабу. Увидеть девушку он не ожидал и ответил с явным раздражением:

– Я хотел танцевать с тобой первый танец!

– Если хотел, то почему не пригласил? – продолжила Лирна с менторскими интонациями и уперлась кулачками в свои прелестные бока. – И если меня пригласили раньше, почему я должна отказываться?

Стало сразу понятно, почему приятели молодого гиганта так отчаянно пошли на конфронтацию. Видать, были лучшими друзьями обиженного Бабу. Да еще и красавица явно не спешила потушить разгорающийся костер ревности. Даже не вспомнила, что сама напросилась на первый танец. А ухажер об этом и не догадывался, поэтому разозлился еще больше:

– Я с самого утра не смог к тебе приехать…

– …И тут не спешил ко мне подойти!

– Не хотел мешать твоим развлечениям!..

– Все равно – помешал! Но если хочешь со мной поговорить, еще не поздно!

И рассерженная девушка, покачивая бедрами, стремительно вышла из сарая. Показалось, что Бабу готов броситься за ней со скоростью звука, но теперь он уже не хотел терять свое лицо на виду у друзей. Да и молодому волшебнику следовало указать правильное место. Поэтому он резко предложил:

– Выходи на бой!

– Шутишь? – удивился Кремон.

– Нисколько! Только если ты не побоишься драться честно, без всяких своих колдовских штучек.