Виктория Падалица
Замуж за рыцаря, или Как не получить прописку в аду

Замуж за рыцаря, или Как не получить прописку в аду
Виктория Падалица

К рисковой оптимистке с неправильными жизненными стандартами Эльвире заезжает погостить обыкновенный бес, рогатый и хитрый. Что делать с таким гостем, мечтающим забрать ее в ад? У предприимчивой Эли план таков: А) Накормить шашлыком и мылом; Б) Устроить очищающую спа-процедуру из водки и отборного мата; В) Отмутузить, клятвенно обещая испортить рога; В) Жить под одной крышей; Г)Требовать, чтобы он стал ее личным джинном; Г) Позвать на корпоратив в честь дня влюбленных, предложить пошалить; Д) Стать близкими друзьями, искупить свои грехи, получить заветную награду. Содержит нецензурную брань.

Пролог

– С Новым Годом меня. Пусть хотя бы этот год будет не таким пресным, как все остальные прожитые. За меня, любимую. Люблю только себя и никого больше.

Уныло проговорив пожелание самой себе, я подняла бокал, наполовину заполненный коньяком, и отрешённо посмотрела на президента, толкающего по телевизору новогоднее обращение.

– Пью за то, чтобы в моей жизни произошли грандиозные перемены. – продолжала я говорить сама с собой, пропуская речи президента мимо ушей. – Надеюсь, хорошие, и я не проведу весь год грязной, одинокой, на отходняках и в неубранной квартире.

На часах полночь, на календаре первое января, а я сижу в гордом одиночестве и праздную себе в одну неумытую харю. Воду как отключили три дня назад, так и до сих пор не дали. Само собой, я не была предупреждена о внезапной поломке, равно как и все остальные жители в моем районе, и никаких запасов воды не делала. И не закупалась водой, и не набрала себе ванну с тазиками и кастрюлями, чтобы хоть посуду и руки помыть можно было чем-то, кроме алкоголя.

Так что мой скромный новогодний стол, который был украшен праздничными свечами, окружающими мизерную пластмассовую елочку высотой ниже бутылки, обмотанную гирляндой, состоял из двухлитровой бутылки коньяка, сладкого детского подарка и пакета абхазских мандаринов. Не стала их раскладывать в мисочку, так и оставила немытыми и в пакете.

И такие пожую, ничего со мной не сделается. Как говорится, каждая пылинка – это витаминка. А мне витаминов вечно не хватает, да и употребляю я их в катастрофически малых количествах. В-основном, балуюсь всякими вредностями типа шоколадок, сигарет, алкоголя и земляничного мыла. Да, мыло я тоже ем, причём куда с большей охотой, чем шоколадки и крепкий черный кофе без сахара. Кофе я люблю такой, чтобы аж до слёз пробирало от горечи. И, разумеется, вприкуску с ароматным земляничным мылом. Но чтобы кофе с пенкой был, терпеть ненавижу. Обожала когда-то кусать мыло, запивать кофе и потом пускать ртом пузыри на потеху своему коту, покинувшему меня летом. А теперь кота нет, он вылетел в окно за птичкой, и не вернулся, и пузыри пускать не хочется. Не для кого это делать, и самой неинтересно стало.

Как только начали бить куранты по телевизору, и я почти загадала заветное желание стать не собой, превратившись в кого угодно другого, потому что однообразное существование меня более не прельщало, в квартире погас свет.

– Только этого не хватало. Еще и в темноте Новый год отмечать придётся. Неужто в ад попаду? Очень хочется верить, что проведу год не так, как встречаю его. Как это работает вообще? Что за странные суеверные понятия? – я осушила бокал и неаккуратно поместила на стол. Буквально, швырнула его. Благо, стекло попалось крепкое. – Да уж, вот так всегда! Хочется и рыбку съесть, и на коня сесть одновременно. И на елку залезть, и попку при этом не уколоть. Слишком многого ты хочешь, Эльвира… И свет тебе подавай, и воду, и музыку с баяном, медведями, пляшущих в шапках деда Мороза, и весёлыми цыганами. Как тебе нынешний вариант празднования? Не устраивает? Слишком тихо и удрученно? Да, но ты это заслужила. Как вела себя, теперь уже, в прошлом году, так и дед Мороз тебя не поздравил, и водоканал подлянку подстроил вместе с электросетями. Такая вот ты плохая девочка, Эльвира, тебе даже шутки Панина не светят сегодня для полного счастья в обнимку со слезами горести, ибо вай-фай у тебя не работает, а в телефоне поселился минусовой баланс вот уж как с неделю. Вот сиди и скучай теперь, раз пожадничала оплатить связь. Развлекайся, как сможешь, жадина-говядина.

Я развалилась на диване и, чтобы было поудобнее, положила на стол свои ножки в красных шерстяных носочках с оленями и зелёными еловыми веточками и подвинула ими ёлку, сместив ее и другие украшения на самый край стола. Закрыв глаза, я запрокинула голову и громко вздохнула, слушая, как бабахают фейерверки за окном. Прежде меня завораживало глядеть на них, а сейчас надоело. Ничего уже не создаст мне нужное настроение, ибо все и так безнадежно испорчено.

– Ох, и весело. – надменно произнесла я, покачивая ногами. – Только бы живот не надорвать. Отличное начало года.

Немного погодя я учуяла запах гари и резко приняла сидячее положение. Когда я клала ноги на стол, нечаянно задела и толкнула одну свечку. И та, перевернувшись на салфетку и пакет с мандаринами, устроила на моем праздничном захудалом столе минипожар.

– Ах ты ж, елкин дрын!

Зачем мне фейерверки, когда тут такое файер-шоу прямиком в моей квартире творится. С огоньком повсюду. Не отходя от кассы.

Ну точно в ад попаду. Туда мне и дорога. От такой жизни, как моя, можно ожидать только такое логичное ее завершение.

Потушив огонь силой мысли и взмахами волшебного тапка сорок шестого размера – этот незаменимый помощник достался мне в наследство от бывшего парня – который не выбрасывала из-за удобства убивать непрошенных крылатых и членистоногих гостей, я убрала со стола все, что могло невзначай воспламениться. Даже гирлянду отключила.

– Ладно. Лучше уж посижу в темноте. Не буду испытывать судьбу.

Задув оставшиеся свечи, я налила себе коньяка и подошла к окну. Я жила на девятом этаже высотки в центре города, напротив сквера, где стояла городская ёлка, и это местоположение меня порой очень спасало от тоски.

Но только не сегодня. Сегодня мне хочется пострадать. Просто сесть и поплакать втихаря, чтобы никто не присутствовал при этом и не знал, что я способна расчувствоваться.

За окном, несмотря на моросящий ледяной дождь и сильный ветер, вовсю шло торжество: популярные песни, фейерверки, голоса ведущих с освещаемой сцены новогоднего представления, толпы дедов Морозов, разодетых как подобает в красный халат с белым пушком и в шапках, выделяющихся из толпы горожан. Вся площадь была освещена как днем, а потому с моей высоты было видно, что там и как происходит.

Однако, все равно что-то не то чувствуется. Вместо обещанного волшебства, должного витать в воздухе в праздник, на улице тоскливо, зябко, промозгло, и снегом даже не пахнет, если верить прогнозу погоды, и на месяц вперед. Но я, несмотря на столь ущербное начало, всё равно надеюсь, что этот год круто изменит мою жизнь в лучшую сторону.

– Чтобы у меня все было, и ничего за это мне не было. – провозгласила я и снова осушила бокал до дна, не закусывая ничем. Меня хоть и корежило от вкуса коньяка, я делала то сознательно, чтобы окосеть поскорее и не видеть всего этого, что меня окружает.

Кстати, очень удачный тост для меня. Надеюсь, что он найдет в себе силы и сбудется. Ведь скоро мне удача очень пригодится. Всю неделю, начиная с сегодняшнего дня, я буду безотрывно потчевать свою лень, не поднимая попу с дивана. А через неделю, на Рождество, я пойду на крупное дело и стану после этого богатой и счастливой.

Может быть, в теории счастливой и буду после обогащения, но на самом деле это не так работает. С мешком денег не поболтаешь о сокровенном, он не согреет тебя холодными и скучными ночами, как к примеру, эта. Не хватает мне кого-то, которого все ещё не нашла, но не кота. Хочу кого-то кожаного и теплого, высокого и мускулистого, желательно, кареглазого брюнета. Но я всё понимаю и не стремлюсь подбирать, что попало. Не нужно торопить события, всему свое время – вот те главные формирования принципов, на которые я стала полагаться после неудачных попыток обрести любовь и семью.

Да и что такое любовь? Взрыв гормонов самый банальный, но только с высокопарной маскировкой.

– И чтобы меня, одинокую принцессу, отыскал, как это говорится, принц на белом коне, который бессовестно запаздывает и никак не прискачет. Небось, конь его блюдит фигуру, тщательно и долго пережевывая овес на привалах. – вслух произнесла я свое заветное желание, глядя на разноцветное от фейерверков небо. А затем поправила себя. – Нет, на коне мне не надо, пусть лучше принц прилетит ко мне на байке. Лети ко мне, мой милый, лети на всех порах! Выпьем же за нашу большую будущую любовь, мой принц! Припрись ко мне сегодня хотя бы во сне и сделай меня счастливой и удовлетворённой женщиной. – сказала я своему отражению в стекле, а затем поцеловала его, оставив на окне следы ядреной вишнёвой помады. – Будь любима и желанна, моя золотая. Ты у меня самая лучшая. Боюсь, принцев для тебя на земле уж точно не сыскать. Недостойны все они тебя. А абы на кого размениваться ты не станешь. Больше! Обещай себе это, что не будешь падка на всяких там смазливых проходимцев снаружи, а на деле, так "цирк уехал – клоуны остались". Обещаешь, Эльвира? Смотри, не прообещайся. А то получится, как с твоим придурком-бывшим, от которого ты всё не можешь отделаться.

Такой Новый год у меня первый и, смею надеяться, что последний. То ли судьба посмеялась надо мной снова, и уже ничего не стоит ждать от жизни, то ли черная полоса наконец-то сменится белой. Посмотрим, что будет на этот раз. Но предчувствие мое твердит, что точно что-то произойдет. А вот хорошее или плохое, предчувствие предательски умалчивает. Оно предоставляет мне право узнать все самой, приоткрывая завесу будущего, за которой прокладываются километры кромешной тьмы, и говорит при этом "Иди ты первая. Ну тебя нафиг."

Глава 1

Неделю спустя…

– Ник, не отставай! Где ты там застрял? – крикнула я своему подельнику и с награбленным добром в рюкзаке помчалась по коридору.

Мы находились в элитном особняке известного в городе богача, который уехал вместе с семьей на зимние каникулы.

И правильно сделал, что уехал, ведь беднякам вроде нас с Ником тоже надо чем-нибудь поживиться в праздники. А у богача этого добра оказалось даже больше, чем ожидали. Логически понимая, что не унесем все с собой, мы с Ником все же рискнули, и нас подвела наша же жадность. Надеюсь, что не сгубит она нас, как того фраера…До сего момента все шло по чётко выкроенному плану. Ни одного стёжка не упустили, ни одной зацепочки, как вдруг что-то пошло не так. Сработала охранная сигнализация, хотя мы отключили ее заранее. Я точно знаю это, так как сама занималась выведением ее из строя. И теперь эта сигнализация восстала из мертвых и громко визжала, испортив нам малину.

– Ник, сейчас сюда приедет полиция! Хорош там тормозить!

– Я следом за тобой, Моника! Беги.

Ник остановился, чтобы застегнуть молнию своей спортивной сумки, которая, как знала, когда нужно выбрать самый ответственный момент из всех моментов и сломаться, треснув пополам и зажевав его перчатку. Эта сумка никогда не подводила Ника и была своего рода талисманом, притягивающим удачу. Но только не сегодня. Кажись, сегодня волшебное действие кончилось, и эта сумка, как и аттракцион неслыханной щедрости, прежде любивший нас, решили сплотить совместные усилия и нас для разнообразия подвести под решетку.

Ник, а до захода солнца Никита, мой давний знакомый еще со времен школы. А вернее, ее прогулов. Сколько себя помню, никогда не была примерной девочкой. Училась на тройки, и это в лучшем случае, если преподы были добрыми, и завышали оценки в дневнике. В-основном, в школу я не ходила, праздно шатаясь в школьное время по улицам в поисках приключений. И приключения меня однажды нашли. Я встретила Ника, и он позвал меня в свою банду и открыл для меня мир воровской романтики. Этот мир мне пришелся по нраву, и вот я здесь, на очередном деле, снова отбираю богатство у жиробасов и отдаю. Нет, не бедным, а банде, ведь я не Робин Гуд. Там мы уже делим добычу поровну.

А я, собственно, Эльвира Залесова, а среди своих получила прозвище Барби Моника. Как Харли Квин или Госпожа Удача, только Барби Моника.

Днем я веду обыкновенную жизнь, работаю в пиццерии на доставке, а после захода солнца превращаюсь… Нет, не в монстра, хоть и мало чем от него, среднестатистического, отличаюсь. Я становлюсь преступницей, делая свое дело с большим удовольствием.

– Через крышу, Моника! Чёртова сумка… Там ход есть, Моника! Беги туда!

– Да бросай ты эту сумку!

Вот же глупая молния! Ну точно попадёмся!

– Не могу, меня вычислят по отпечаткам! А ты дуй туда, куда сказал! Спрыгнешь с крыши, там внизу машина ждать будет! Только синяя, Моника! Запомни: си-ня-я! Поняла, что надо делать? Так действуй, если поняла!

– Ладно! И ты давай скорее!

Когда я выбралась на крышу особняка, то увидела, как внизу полицейские вовсю уже пчелиным роем вились, окружая здание по всем его фронтам.

Оцепили нас, сволочи-гады! Как надо, так не дозовешься их, а как не надо, так все и сразу прибудут. Неужто и впрямь со всех участков послетались, черти?

Хотя, чему тут удивляться, мы с Ником ведь в дом прокурора пришли, отчаянные и дурные.

Вот же быстрые эти красноперые тараканы! Но я быстрее, чем они. За себя я не беспокоюсь. Спасусь в любом случае. Только бы Ник успел выбраться из дома. Буду надеяться, что он сделает это.

Осмотрев крышу на предмет чего-нибудь вспомогательного для побега, я достала из рюкзака верёвку и привязала один ее конец к кирпичной трубе. А после, надев за спину рюкзак, полезла вниз по самой тёмной стене особняка, скрытой от ненужных глаз раскидистыми елями.
this