Александр Дмитриевич Прозоров
Судьба княгини

– Не понимаю, откуда у тебя к Юре такое предубеждение? – развел руками великий князь. – Вроде как ничего, кроме добра, мы от него не видим. Нашего сына он любит и балует. В Москве появляется всего пару раз в году и долее чем на полмесяца не задерживается, так что компанией своей не надоедает. На охоту съездит, на пиру посидит и быстренько к себе, в Заволочье[5 - Читая истории о седой древности, следует помнить, что примерно до XVIII века центром обитаемого мира считался Славянский волок возле Вологды. Соответственно, все земли делились относительно него: Русские, Низовские и Заволочье. Заволочье – это все земли, каковые находятся выше Камы и восточнее Волги/Онежского озера.], прячется. Что тебя в нем так раздражает? Ну ведь никакого повода для недовольства не дает.

– О мой возлюбленный супруг… – почти вплотную, лицо в лицо придвинулась женщина. – Скажи мне, отчего ты избегаешь моих ласк и моей постели? Вот уже скоро месяц, как ты не показывался в моей опочивальне. Отчего?

– Понимаешь… – сразу потух великий князь. – Последние недели слишком много хлопот навалилось. К мельнице новой на Яхрому мотаться пришлось, потом сразу в Клин, спор земельный разрешать. Сверх того челобитные нанесли… Замотался сильно, устал. Да еще гуся по пути сбить попытался и с луком силу не рассчитал, спину потянул… Болит…

– Вот видишь, милый. Тебе никак… – И Софья Витовтовна прошептала мужу в самое ухо: – А бабы, они такие. Мы без мужской ласки звереем. Даже безо всякого повода!

Великая княгиня изобразила кривую, но широкую ухмылку, похлопала мужа ладонью по груди и отступила:

– Теперь извини, мой дорогой, но, если тебе надобен достойный пир, мне следует поспешить. Пусть свита ищет меня в покоях. Хочу поскорее избавиться от сих дорогих одеяний. Уж больно тяжелы. Эй, стража! – повысила голос Софья Витовтовна. – Найдите ключницу и стряпух! Пришлите их в мою светелку!

– Стража охранять тебя должна, а не с поручениями бегать! – оглянувшись на близкую дверь, укорил супругу великий князь.

– От кого? – округлив глаза, широко развела руками женщина. – Я же у себя дома!

Она рассмеялась, снова торопливо чмокнула мужа в губы и быстро зашагала по обитому зеленой кошмой коридору. Княгиня более не сдерживала радости – но каждый, кто ее видел, полагал, что в столь прекрасное настроение правительницу привел случившийся с мужем разговор.

Да, действительно, Софье Витовтовне хотелось петь и танцевать, кружиться и хохотать – и она едва сдерживала пылающий в душе жар, что явственно, словно горячее вино, растекался по жилам. Сердце ее стучало, а воздуха не хватало, чтобы наполнить легкие, она не ощущала ни своего веса, ни тяжести минувших годов, и наполняющее ее счастье вырывалось наружу тем невидимым глазу, но заразительным светом, каковой заставлял встречных слуг удивленно приоткрывать рот, вскидывать брови, растягивать губы в улыбке – прежде чем торопливо поклониться московской правительнице.

Комната перед опочивальней княгини была очень светлой, настоящей светелкой – в толстой бревенчатой стене имелись аж два окна высотой в рост человека и в полтора шага шириной. Слюдяные пластинки разбивали падающие на них солнечные лучи на радужные отблески, наполняющие помещение веселыми разноцветными переливами. Толстый персидский ковер на полу, кошма на стенах, расписной потолок из перекрывающих друг друга огромных ромашек. Всю мебель, кроме кресла перед левым окном, здесь заменяли сундуки разного размера. Даже перед овальным зеркалом из полированного серебра вместо табурета или кресла стоял высокий сундук из темно-красной вишни, окованный медью и с медными же заклепками на боках. Вестимо – великая княгиня не особо доверяла просторным кладовым и все самое ценное предпочитала держать рядом с собою, под личным приглядом и под рукой.

Софья Витовтовна, негромко напевая, начала раздеваться, не дожидаясь слуг: расстегнула плащ и скинула его прямо на пол, развязала платок, расстегнула жемчужную налобную подвеску с височными кольцами, развернула самоцветное оплечье…

– Как можно, княгиня?! – даже испугались, увидев сие, боярыни из свиты. Едва открыв дверь, они тут же кинулись к госпоже: – Что же ты сама-то утруждаешься?! Дозволь помочь, дозволь услужить!

В несколько рук на правительнице великой державы расстегнули оплечье, сняли с нее тяжелое парадное платье из густо расшитой золотой нитью парчи с собольей опушкой.

– Подайте домашнее, зеленое, – распорядилась Софья Витовтовна. – Пуховый платок и каракулевую душегрейку.

Свита засуетилась. Защелкали замки шкатулок, скрипнули петли тяжелых крышек на сундуках, зашелестело перекладываемое тряпье.

– Ты меня звала, великая госпожа? – В раскрывшейся двери появилась упитанная миловидная девица; ростом Софье Витовтовне едва под подбородок, с округлым лицом, пухлыми розовыми щеками и крохотными голубыми глазами, в платье явно с чужого плеча.

Судя по остаткам золотого шитья на малиновом сукне и подвытертому бобровому воротнику – наряд ранее принадлежал великой княгине, став для служанки наградой или просто знаком расположения. Вот только перешить платье у пухлой коротышки получилось плохо. Если юбка ровно скользила по полу, то корсет болтался на плечах, либо подпрыгивая, либо качаясь из стороны в сторону. Впрочем, сие неудобство драгоценного сарафана девицу явно не беспокоило.

– Наконец-то, Пелагея! – облегченно вздохнула правительница, стоя перед зеркалом с разведенными в стороны руками. – Сказывай, как оно там?

– Четырнадцать бочонков стоячего, да осьмнадцать вареного, да браги для челяди три десятка стоит, – быстро отчеканила служанка, – да три вина немецкого. Было семь по весне куплено, да все ушло понемногу.

– Четырнадцать мало! – резко повернула голову Софья Витовтовна. – На пир, мыслю, под две сотни мужчин соберется. Дружинники еще не разъехались, да служилые бояре, да дармоеды всякие обязательно примажутся…

– Я так помыслила, великая госпожа, – чуть склонила голову Пелагея, – надобно поперва на стол стоячий мед выкатить, дорогой да добротный. А как захмелеют слегка гости, так опустевшие бочонки вареным медом заменить. Да сверх того мальчишек прислуживающих девками ладными заменить. Дескать, рук на все хлопоты не хватает, пришлось на помощь призвать. Мужики, знамо дело, больше на косы да титьки коситься станут, нежели к ковшам приглядываться. Опять же, мысли их к сладким прелестям повернут, сие к спокойствию общему вельми полезно выйдет. Ратники ведь, известное дело, как напьются, так зараз начинают знатностью да лихостью своей похваляться, да подвигами. А там и до драки недалеко, ибо каждый силушку свою молодецкую превыше чужой ставить, да доказать сие норовит. Пусть лучше баб с девками тискают, нежели кулаки чешут!

– А ты хитра, ключница, – одобрительно кивнула великая княгиня. – Всегда придумаешь, как выкрутиться.

– К опричному столу тоже девок направить? – невинно поинтересовалась служанка.

– Нет, Пелагеюшка, для моего супруга мы добротного меда жалеть не станем, – добродушно рассмеялась шутке Софья Витовтовна. – Так что холопки пусть токмо внизу стола крутятся. Что еще?

Великая княгиня подняла руки, позволяя облачить себя в обычный полотняный зеленый сарафан с простенькой вышивкой красной и синей нитью. Одеяние, позволяющее выходить из дворца, не привлекая внимания. По крайней мере – дорогой одеждой.

– Два лебедя и трехпудовый осетр для красоты стола, шесть пудов убоины и буженины для сытости, два бочонка грибов и столько же капусты, да пироги всякие для разнообразия, яблоки, ревень и мед для вкуса, – загибая пальцы, перечислила ключница. – Да в погребе судаки припасены, щуки, белорыбица, и бараньих полтей[6 - Полть – половина туши, разрубленная вдоль хребта.] еще с полсотни будет. Посмотреть надобно, чего охотнее кушать станут, да опосля из припасов стол пополнять.

– Пожалуй что, ты сама со стряпухами разберись, Пелагея, – огладила вышивку на груди уже почти одетая великая княгиня. – Ты, как я поняла, все уже продумала. По своему плану и поступай, доверяю. Я же ныне должна сходить помолиться. Надобно возблагодарить Господа Бога за чудесное наше избавление от татарской напасти и победу над ханом Куидадатом. Господь должен знать, что мы ценим его милости и благодарны за помощь…

С этими словами Софья Витовтовна взяла из рук одной из женщин бурый плащ из мягкого войлока с горностаевой опушкой и сама накинула себе на плечи.

– Мы проводим тебя, княгиня… – без особой бодрости предложила женщина.

– Не надобно, – решительно отмахнулась московская правительница. – Для общения с Богом свита не нужна!

Боярыни послушно склонили головы.

Свита уже давно привыкла, что великая княгиня посвящала много сил строительству храма Вознесения, в котором часто молилась. Иногда – раз в неделю или две, а порою и ежедневно, уединяясь в специально возведенном приделе. Всегда – благонравная, тихая и скромно одетая.

Великокняжеская свита при сем воздержании и впрямь казалась чуждой. Кравчая, каковая должна пробовать угощения, прежде чем подать госпоже; конюшая, отвечающая за выезд правительницы, господские кареты, кибитки и лошадей; спальница, застилающая и расстилающая постель, облачающая госпожу ко сну, следящая за порядком в спальне; стольница, накрывающая княгине стол, когда та кушает в одиночестве; постельничья, отвечающая за наличие у госпожи постельного белья и вообще потребных для хозяйства тканей, следящая за фабриками и мастерскими государыни; ясельница, отвечающая за корм для скота; печатница, носящая печать и утверждающая одобренные Софьей Витовтовной бумаги… и еще с добрый десяток очень нужных для повседневной жизни знатных служанок – куда с этакой-то толпой да тихой молитве предаваться? С полной свитой токмо на торжественное богослужение приходить можно. Да и то не во всякой церкви поместится!

Посему служивые женщины безропотно остались в покоях, а их госпожа в одиночестве вышла из светелки, а затем и из дверей на женскую половину.

Разумеется, четверо воинов из дворцовой стражи тут же молча отправились вслед за Софьей Витовтовной, нисколько не интересуясь ее мнением.

Мало ли что? Знатной даме оставаться без телохранителей нельзя.

Следуя в нескольких шагах за государыней, рынды вышли через боковое крыльцо, пересекли площадь, шагнули в храм, над которым строители за долгие годы так и не возвели правильные купола – от осенних дождей его оберегала временная кровля, положенная поверх нескольких сосновых стволов, кинутых на края каменных стен. И, может быть, поэтому в церкви почти всегда было пусто.

За порогом великая княгиня поклонилась распятию, стоящему сразу за алтарем, дважды размашисто перекрестилась, после чего обошла церковь по кругу, придирчиво осматривая стены и кое-где ковыряя ногтем раствор. Несколько раз хмыкнула, подняла голову:

– Ладно. Будет крыша, закроем штукатуркой.

К алтарю быстренько выбежал священник – упитанный, растрепанный, в коричневой рясе и с большим золоченым крестом на груди. Остановился, кашлянул, торопливо отер рот, огладил рыжую бороду, снова кашлянул и замер, сложив руки на животе. Однако знатная прихожанка вовсе не обратила на него внимания.

– Подождите здесь… – приказала телохранителям Софья Витовтовна, повернула в правое крыло храма, перед одной из дверей остановилась. Сложила ладони на груди, опустив голову. Перекрестилась, вошла в часовню. Притворила дверь за собой.

Здесь, в крохотной сумрачной комнате с маленькими окнами, стены были ровно оштукатурены и выбелены, на полу лежал вязаный коврик, стояло два подсвечника, а на стене висело темно-красное распятие из мореного дуба, похожее на огромный отпечаток куриной лапы[7 - «Вилочковый крест», особо популярный на Руси вплоть до XVIII века.].

Великая княгиня остановилась перед ним, перекрестилась, склонила голову. Немного выждала и через левое плечо воровато покосилась на входную дверь…

* * *

Как раз в эти самые минуты князь Звенигородский, уже вернувшийся на свое подворье, избавлялся от доспехов. Сиречь – стоял перед полированным серебряным овалом, расставив руки в стороны, и дожидался, пока холопы расстегнут крючки на правом боку бахтерца.

Самостоятельно снять полуторапудовую броню из перекрывающих друг друга стальных пластинок воин, конечно же, мог. Однако сие занятие было не самым простым и не самым быстрым. Справляться с тяжелым железом втроем получалось куда как сподручнее.

Шлем стальной с бармицей да подшлемник. Опосля бахтерец, затем толстый стеганый поддоспешник. Сапоги, пухлые меховые штаны. Последней слуги сняли с хозяина длинную, до колен, серую полотняную рубаху.

– О-о, блаженство! – с явным облегчением выдохнул Юрий Дмитриевич, оставшийся в одном лишь шелковом исподнем. – Невесомым себя ощущаю, ровно пушинка тополиная. Так бы птичкой небесной к облакам и вспорхнул!

Князь Звенигородский слегка подпрыгнул, словно бы и вправду собирался оторваться от пола…