Александр Валерьевич Волков
Кулак Бога войны


Ник: Антон Степанов

Уровень: 184

Класс: Уличный боец, мастер боевых искусств.

Ступень развития: Бессмертный.

Сила: 112000

Ловкость: 56000

Интеллект: 80333

Увидев собственные характеристики, Антон застыл на месте с отвисшей челюстью. Это как так? Неужели можно было иметь такие заоблачные данные? Даже у топовых бойцов, известных Антону, сила, например, была прокачана максимум до тысячи, а тут сотни тысяч очков. Вот он, получается, какой был масштаб у существ, сражавшихся на Вселенском смертельном турнире? Невероятно. Ожидаемо, конечно, было, что они очень сильно превосходили простых игроков из подполья, но столь колоссальная разница в мощности не могла не удивить. Это что же, с такими показателями, можно было вытворять? А сколько урона наносить? А насколько быстро двигаться? Воображая сцены битв противников с такими цифрами в характеристиках, Антон поражался. В ветке навыков, кстати, тоже произошли изменения, появились новые активные и пассивные скилы, Антон хотел изучить и их, но вдруг в логе всплыло оповещение.

Внимание! Случайное событие.

«Семейные проблемы»

Тип: Спасение.

На Сашу в подпольном госпитале было совершено нападение, и она нуждается в вашей помощи! Поспешите, пока не слишком поздно!

Награда: Спасенная жизнь, опыт.

Принять?

Принять!

Антон весь напрягся, на спине проступил холодный пот, он вообразил Сашу, напуганную и брошенную в сыром подвале, с пятнами засохшей крови на лице, забитую до полусмерти и с трудом хватавшую ослабшим ртом предсмертные вдохи. Кто, а главное, зачем осмелился на нее напасть? Злоба завладевала Антоном, он нахмурился, посмотрел на маркер миникарты, нависший, как раз, над госпиталем, решил, что кого-бы там не встретил – разорвет его на части. Самое время было протестировать новые возможности, он ой как надеялся, что сможет полностью проверить данную Евгением силу.

Сначала Антон хотел побежать по улицам, но потом подумал, что с подобной силой ему уже можно было двигаться иначе. Попытка просто прыгнуть привела к не совсем ожидаемому результату. Антон попытался запрыгнуть на крышу первого попавшегося дома, но попытка его обвенчалась провалом: он прыгнул на высоту примерно этажа в два, но до края крыши так и не долетел, врезавшись в стену и воткнув в нее пальцы, как ножи в масло. Пальцы с легкостью пронзили металл, покрывшийся трещинами. «Что за черт? – думал Антон, недоумевая. – С такими показателями я должен прыгать, как кузнечик!» Но видимо, игровая система ограничивала его возможности, не позволяя ему в полной мере применять арсенал нового тела. Ладно, можно было и так. Он карабкался по стене, втыкая в нее пальцы, и взобрался на крышу, а затем разбежался и попробовал перепрыгнуть на соседнее здание, что, уже, к счастью, получилось. Застройка была плотная, вполне позволяя перемещаться, так сказать, над улицами, что значительно экономило время.

Антон мчался к госпиталю, ловко прыгая с крыши на крышу на фоне затянутого ядовитым смогом ночного неба. Металлическая поверхность била ему в стопы, крыши мелькали под ним, сменяясь одна другой, он приземлялся и вновь взмывал вверх, не позволяя себе даже секундного промедления.

Было неизвестно, сколько Саша могла протянуть, потому не было времени осматриваться и пытаться быть скрытным. Однако, на одной из крыш он все-таки задержался, найдя на ней убежище какого-то бездомного. Убежище было сооружено из неумело сколоченных друг с другом досок, на стене его висел серый драный плащ с капюшоном. Рядом с плащом висела серая повязка на лицо. Антон взял и повязку, завязав ее на шее, плащ накинул на плечи и натянул капюшон на голову, мысленно извиняясь перед владельцем. Не хотелось лишний раз светить лицом в таком облике, ведь Антон, пока что, весьма его смущался. Торопливо открыв инвентарь, Антон оставил у убежища тысячу кредитов в качестве компенсации – на них можно было не только новую одежду купить, но и еды с водой.

Внимание! Изменения в шкале наркозависимости пациента:

70/100.

Внимание! Процедура лечения была прервана. Рекомендуем ее возобновить!

Ну, хотя бы до семидесяти сбили, уже хорошо. Антон рванул дальше, и совсем скоро добрался до госпиталя, увидев в сумраке темного переулка подсвеченный старым фонарем вход в подвальное помещение, возле которого стояли двое мужчин, одетых в бандитскую одежду, прям как у дилера, которого он ударил в женской раздевалке после боя. «Черти, – с презрением подумал Антон, догадываясь, зачем и по какому поводу они сюда пришла. – Отыграться решили? Ну, я вам устрою!» Когда Антон приземлился, спрыгнув с крыши, перед бандитами, лица их удивленно вытянулись. Они с недоумением глядели на Антона, спокойно пережившего прыжок с четвертого этажа.

– Закрыто, – проговорил один из бандитов, глядя на Антона с сомнением, еще не понимая, кто перед ним стоял. – Приди в другой раз.

– Уйдите с дороги, – сурово приказал Антон. Он стоял в тусклом свете фонаря, в плаще и капюшоне, отбрасывавшими на лицо и тело мрачные тени. Фонарь над дверью тревожно поскрипывал под порывами холодного ветра, пронизывавшего до костей. – Если не хотите пострадать.

– Слышь, клоун, – сказал второй бандит с дерзостью, его удивление прошло быстро, сменившись наглостью. Он агрессивно посмотрел на Антона, достав из-под куртки пистолет. – Катись отсюда давай. Ты тут никому не нужен.

Антон без разговоров бросился на противников, бандит успел выстрелить раз, даже попал в плечо, но пуля со свистом срикошетила, попав в стену и не нанеся Антону никакого урона. Удар Антона оказался страшнее пули – он отшвырнул бандита в стену, поразив его мощным хуком в скулу, и здоровье того обнулилось моментально. Второй от удивления пошатнулся, нападать уже не хотел, выставил перед собой руки в примиряющем жесте, но мириться было поздно. Антон впечатал стопу бандиту в щеку хлестким пинком с разворота, бандита швырнуло вглубь переулка, он кувыркался по асфальту еще метров десять, затем потеряв сознание.

Пинком Антон вынес дверь подвала, сорвавшуюся с петель и с грохотом повалившуюся в длинный коридор. Свет внутри был слабым, мерцал от перепадов напряжения. Из глубин помещения доносились многочисленные и беспомощные стоны, издаваемые наркоманами, лежавшими на грязных койках, рядом с которыми стояли капельницы. Запах в воздухе вился отвратительный, источаемый гнилыми жерлами ран на руках наркоманов, страдавших от некроза. Антон зашагал вперед, оглядывая грязные пластиковые ширмы и заглядывая за них, видя там то одиноких валявшихся на дырявых матрацах наркоманов, то наркоманов, над которыми застыли испуганные сотрудники госпиталя. Сотрудник смотрел на Антона напуганными, как у ребенка, увидевшего огромную злую собаку, глазами, и трясся.

– Саша, – коротко сказал Антон, глядя на сотрудника сурово. – Где?

– Т-там, – сотрудник дрожащей рукой указал влево. – Там. Последняя ширма. Только там….

– Что там?

– Там друзья Игоря, ну, они требовали их не беспокоить.

Проигнорировав предупреждение сотрудника, Антон зашагал дальше, и увидел нужную ширму, за которой виднелось четыре человеческих мужских силуэта. У Сашиной койки стояло четверо бандитов, на вид более прожженных чем те, с которыми Антон сталкивался ранее. Куртки на них были более новые, более чистые, в руках автоматы, все они хладнокровно смотрели на Сашу, ожидая команды главы, коротко стриженного, со шрамом на щеке.

– Ну что, сука, – пробасил бандит со шрамом на щеке. – Твой хахаль нашего дилера на Арене накрыл, и тебе теперь за это платить. Несправедливо, да, но в мире справедливости нет. За все приходится отдавать долги, даже за поступки других. А ты, кстати, ниче такая, – бандит со шрамом погладил бессознательную Сашу на щеке, она лишь что-то невнятно промычала, даже не чувствуя, что тот уже отогнул край ее куртки и касался груди.

– Шеф, может ее того?

Услышав домогательства до Саши, Антон почувствовал, как сердце пламенем охватила жгучая злоба, в груди его защемило. Он отшвырнул ширму рукой, бандиты увидели его и оцепенели, не поняв даже, кто к ним явился. Один из бандитов сразу зашагал ему навстречу, угрожая автоматом, приговаривая грозно: «Слышь, тело, а ну канай отсю….» Последний слог бандит договорить не успел – Антон в буквальном смысле забил ему его в глотку, вмяв ему челюсть страшным джебом справа. Автомат грохнулся на пол, бандита отбросило метров на пять, он без сознания упал, не издавая и звука. Остальные, разгневанные незваным гостем, вскинули автоматы и открыли огонь навскидку. Оглушительно загремели автоматные выстрелы, пули со свистом рикошетили от Антона, одна из них прошила ширму, вгрызлась в плечо сотрудника, с которым Антон говорил, сотрудника крутануло, повалив на пол. Он простонал, заполз под кровать, стащив тело наркомана и прикрывшись им, как живым щитом. Набрал номер полиции в окне связи и вызвал наряд в госпиталь, заявив о ранении и стрельбе.

Антон кинулся на бандита со шрамом, лицо того исказилось удивлением, он рефлекторно прикрыл грудь автоматом, защищаясь от удара кулака, но это не помогло: автомат разломало надвое, кулак впечатался в грудь бандита и с хрустом поломал ему грудную клетку, силой удара бандита швырнуло на ширму и он повалился вместе с ней. Оставшиеся противники решили не играть в героев, бросившись сломя голову к выходу, от ужаса забыв собственные имена.

Они выбежали в переулок, под капли промозглого дождя, их тут же накрыло светом прожекторов, бивших с полицейских машин, перекрывших выход на улицу. Бандиты в панике вскинули автоматы, уже по привычке, и это обошлось им дорого – полицейские тут же срезали и автоматными очередями, разрывные пули моментально обезвредили бандитов, повалив их замертво.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу