Александр Валерьевич Волков
Кулак Бога войны


– Думаешь, готов меня побить? – с ухмылкой спросил Евгений, посмотрев на Антона пламенным, полным желания взглядом. – Я ведь жду этого с нетерпением.

Антон стиснул зубы, утвердительный ответ едва не сорвался с его уст, но он решил просто промолчать и буравил Евгения взглядом, сжав кулаки. Антон сам еще не понимал, готов ли был бросить Евгению вызов. Силы в Антоне с момента крайней встречи с Евгением стало значительно больше, тело его окрепло, кулаки были мощными подобно молотам, ими можно было разить могущественных врагов, но…. Не настолько могущественных, как Евгений. Тайным, легким испугом эта мысль холодно скользнула по сердцу Антона, заставив его колени, впервые за несколько лет, натурально дрогнуть от страха, а ладони стать липкими от пота.

– Ты, я вижу, сомневаешься, – мрачно проговорил Евгений, недовольный реакцией Антона. – Мне уже, знаешь, немного надоело ждать.

Евгений схватил Сашу за воротник кожаной куртки, поднял, будто тряпичную, над полом, достал из кармана красную пластину «Космоса нирваны» и поднес иглу к Сашиной шее. Увидев это, Антон содрогнулся всем телом, в животе страшно похолодело, он расширил глаза и тут же поднял руки, выставив перед собой ладони, делая успокаивающий жест, надеясь. Сердце Антона стало отбивать бешеные ритмы с удвоенным усилием.

– Не надо! Прошу тебя, не вздумай этого делать!

– А то что? Ты меня побьешь? – Евгений поднес макушку Саши под нос и с наслаждением вдохнул аромат ее волос. – Какой у нее божественный запах. Не из-за него ли ты полюбил ее, а? И не жалко ведь? Девочка по тебе сохнет, а ты ей не уделяешь совсем никакого внимания.

– Слишком занять подготовкой к надиранию твоей задницы, – хмуро парировал Антон. – Что тебе надо? Что хочешь! Только не вздумай ее колоть!

– Развлеки меня! – мрачно велел Евгений, надменно посмотрев на Антона со злостью, как на непослушную вещь. – Я устал ждать тебя. Твоя задача сейчас придумать, как развлечь меня, и если ты этого не сделаешь – сучка снова станет наркоманкой.

Оскорбление в адрес Саши распалило злобу в груди Антона, он хотел немедленно броситься на врага, чтобы обеспечить ему развлечение, но рациональная часть разума взяла верх: слишком Евгений был силен, он на ментальном уровне источал такую страшную силу, что на него смотреть было жутко, что Антон делал с огромным трудом. О лобовом столкновении не могло быть речи.

– Ну! – поторапливал Евгений нетерпеливо, поднося иглу к шее Саши. – Живее!

– Завтра! – выкрикнул Антон, расширив испуганно глаза. – Не коли! Завтра! На железнодорожной станции «Меридиан»! Завтра приходи туда поздно вечером, и я устрою тебе развлечение, о котором ты не забудешь!

– Какой хороший мальчик, – улыбнулся Евгений, чуть опустив Сашу, слегка отстранив ее от себя. – Знал, что если на тебя нажать, то ты быстро придумаешь план. Не смотря на очевидность засады и подвоха – я поведусь, как дурачок, и надеюсь, ты придумал что-то настолько крутое, что сможет хотя бы поцарапать меня.

– О, поверь, – сказал Антон, глядя на Евгения исподлобья. – Тебе понравится.

– Интересно! – вдруг крикнул Евгений, расширив, подобно помешавшемуся безумцу, глаза, будто в припадке. – Интересно! Интересно! Интересно! – он, не отпуская Саши, театрально развел руки и продолжал кричать в потолок: – Интересно! Интересно! Интересно! Интересно! Ты меня, – Евгений перевел помешанный взор на Антона, и Антон от этого взгляда прочувствовал всю мрачность и болезненность души своего врага, пугающую болезненность, ненормальную, способную заставить его пойти абсолютно на любые безумства, насколько бы страшными они ни были. – Ты знаешь, как я люблю развлекаться! Как люблю интриги! Как люблю гадать, что будет дальше! Устрой мне незабываемое шоу! – Евгений вдруг свесил голову, длинные волосы прикрыли ему щеки и свисли на грудь. – Но знаешь, что, – говорил он, медленно поднимая лицо на Антона, глаза его горели желтым огнем между прядями. – Ты слишком спокойный. Мне интересно, но мне не весело, а это…. Плохо! – и тут Евгений резко вонзил иглу «Космоса нирваны» в шею Саши, затем с наслаждением наблюдая, как Антон краснел от злости.

Истинное наслаждение Евгений испытывал, понимая, что сейчас творилось в голове Антона. На его интерфейсе под красным восклицательным знаком появилась надпись «Внимание! Шкала наркозависимости пациента возросла до 100 пунктов! Необходимо срочно принять меры!» Наркоиндикатор, вмонтированный в тело Саши сотрудниками ЦИНКа, оповещал об изменениях в шкале наркозависимости. Для Антона шкала в сто пунктов была равносильна въезду на скорости в сотню миль час в кошмарную толщу непроницаемого ужаса и страданий, непременно сопровождающих близких людей, живущих с наркоманами. Но переживал он не за себя, а за Сашу, отчетливо представив, как она будет изгибаться от болезненных мышечных спазмов, как будет жалобно кричать, в мольбах о смерти надрывая горло, как будет горько рыдать, глотая соленые слезы и искренне надеясь, что ее убьют, жалобно усыпят, словно страдающее от открытых переломов животное. Настолько ломки по «Космосу нирваны» были страшными.

– Нет! Тварь! Мразь! Я убью тебя! – Антон сломя голову кинулся на Евгения, позабыв о всякой осторожности.

– Весело! – Евгений отбросил Сашу в сторону, она упала прямо в звякнувшие осколки стекла, порезавшие ей руки. – Весело! – Евгений даже уклоняться не стал, он просто хлестнул Антона по скуле кистью наотмашь, будто бы отгоняя от себя назойливую муху. Перед глазами Антона вспыхнуло, землю будто вырвало из-под ног, его с ошеломительной силой и скоростью бросило в стену. С грохотом по сторонам полетели куски штукатурки, спортзал затянуло облаком пыли, скрывшим Евгения из вида. Шкала ХП обнулилась моментально, Антон потерял сознание.

Антон пришел в себя, но глаз не открывал, чувствуя нежные влажные ладони на своих щеках и запах крови.

– Ты такой…. Красивый…. – будто сквозь толстый слой ваты до ушей Антона донесся вялый голос Саши. – Такой…. Клевый…. Будто клевер. Тебе нравится клевер? Он тоже красивый….

Антон открыл глаза: Саша взяла его за лицо окровавленными руками и разглядывала расширенными зрачками, будто сокровище. Вид у нее был болезненный, потрепанный, руки изрезаны стеклом, одежда и волосы покрыты пылью. Так гадко, так отвратительно, так жалко стало Антону на душе, что он едва не закричал в отчаянии и крепко обнял Сашу.

– Прости меня, – Саша осторожно обняла Антона, не касаясь ладонями спины, говорила равнодушным, расслабленным тоном. – Прости, милый…. Я не специально….

Антон понимал, что Саше нужна помощь, взглянул на шкалу ХП, увидев над ней дебаф кровотечение, от которого Саша могла погибнуть. Он решительно поднялся на ноги, взяв Сашу на руки, и, как раз в этот момент, Антон вошел в спортзал, держа в руках коричневый пакет с фастфудом, ошарашенно оглядев побитый спортзал.

– Какого хера тут случилось? Антон, в чем дело?

– Где ты был? – Антон с укором посмотрел на Дениса, думая, что если бы Денис был рядом, то Саша, быть может, не пострадала бы. – Ты же знаешь, что ее нельзя оставлять без присмотра! Черт!

– Боже, что с ней?! – Денис подбежал к ним и осмотрел раны Саши, взглянул на шкалу здоровья, заметив, что Саша была странно расслабленной, что зрачки ее были расширены, вид этот заставил Дениса погрустнеть. – Как так вышло? Я не…. – Денис активировал перчатку нажатием пальца на ладонь, а затем стал обдавать руки Саши целебным излучением «Квантового исцеления», затягивая раны. – Я просто за ужином отошел…. Кто…. Извини.

– Евгений, – хмуро сказал Антон, посмотрев на Дениса со злостью. – Евгений это сделал. Он разнес тут всё, он поставил Саше дозу, ее…. Ее надо срочно везти в «ЦИНК».

– ЦИНК уже закрыт.

– Ну, десять часов у нас еще есть….

– В смысле ЦИНКа вообще нет, как центра. Его выкупила «Кибко», и закрыла к чертовой матери.

– Но зачем?

– Олег говорит, они теперь занимаются наркоторговлей еще, и не хотят, чтобы ЦИНК уничтожал клиентов….

– И что же теперь делать? – Антон посмотрел на Дениса воспаленным взглядом, боясь, что теперь ему придется смотреть на Сашу, постоянно пребывающую под кайфом. – Ты ведь хирург у нас! Что делать?! Скажи, я что угодно проверну, что угодно украду, сделаю все, что требуется!

– Тащи ее в машину. Есть у меня один знакомый из подпольного медицинского бизнеса. Может, он поможет. Тащи, что смотришь? Другого выбора своего нет.

– Ты такой красивый, Антон, – говорила Саша, когда Антон вынес ее на улицу и понес к машине Дениса, припаркованной метрах в двадцати от зала. – Мне так…. Жалко твоего отца, и тебя жалко, я вижу иногда, как ты по нему скучаешь, и вижу, что ты становишься…. Очень похожим на него…. – голос у Саши был упавший, расстроенный даже. – Прости, что говорю об этом….

– Все нормально, Саша, – успокаивающе проговорил Антон. – Все хорошо. Ты только держись, ладно? Денис тебя отвезет….

– Куда отвезет? Покататься на лошадке в открытом космосе? – внезапно настроение Саши переменилось, став равнодушным. – Но ведь лошадки не могут жить в открытом космосе. Космос холоден и беспощаден, пуст, и пустота эта сжирает любое существо, попавшее в его клыки…. А представляешь, – Саша вдруг взглянула с интересом на Антона, когда он уже уложил ее на заднее сиденье. – Представляешь, если бы меня похитил страшный дракон, и утащил на орбиту земли, чтобы там убить. Ты бы полетел меня спасать?

Наркотик назывался «Космос нирваны» потому, что изначально погружал наркомана в предельно спокойное состояние, но спектр эмоциональных эффектов, в дальнейшем, расширялся, приводя к непредсказуемым психологическим реакциям. Антон задумался, с не пониманием глядя на Сашу, ему казалось, что она говорит эти вещи в полнейшем бреду, но расстраивать и провоцировать ее не слезы не хотелось (распсиховаться под кайфом она могла очень легко), он вообразил, что она задала такой вопрос на полном серьезе, решив дать серьезный ответ:

– Да. Я бы полетел.

– Я знала, что ты меня не бросишь, – улыбнулась Саша и уронила голову затылком на сиденье, указав пальцем в потолок. – Ты мой…. Герой…. Прямо как…. М-м-м…. Не знаю даже…. Кирпич?

Антон вздохнул – Саша переключилась на разговоры с самой собой, философствуя о чем-то непонятном, Денис взял Антона за плечо, когда тот собирался сесть рядом с Сашей, и покачал головой, глядя на него с требованием.

– Я справлюсь, – Денис закрыл заднюю дверь. – А ты займись залом…. Или….

– Я знаю, где эта тварь, – сказал Антон, с отвращением и злобой вспомнив Евгения. – Знаю. Мы забили с ним встречу.

– Тогда подготовься к ней, как следует. Я позвоню людям, зал восстановят без твоего участия, так что не парься даже поэтому вопросу.

– Деньги? Откуда? Мы разве не все спустили?

– Я ставил на тебя, у меня кое-какие сбережения образовались. Я планировал купить новый гравимобиль, конечно, но….

– Это же твои деньги, – Антон посмотрел на Дениса с удивлением, не ожидал он подобного самопожертвования, да и Денис сам его не ожидал. – Давай я лучше еще пару раз подерусь….

– Забей, – уверенно ответил Денис, уже давно мысленно расставшись с деньгами и не испытывая из-за них никаких беспокойств. Он еще когда вошел, решил, что если надо – из своих денег выделит на ремонт. Все равно они были за счет Антона заработаны, да и Антон немало тратил на оплату долга Олегу за лечение Саши в ЦИНКе. – Зал – наша проблема, а значит, из своих личных средств я смогу выделить на его ремонт. Не парься, и займись Евгением.

– Спасибо, – Антон пожал Денису руку и благодарно взглянул ему в глаза. – Ты…. Настоящий друг. Извини, что я наехал на тебя, когда ты пришел. Ты подвернулся под горячую руку.

– На самом деле ты прав, моя вина в этом тоже есть. Ладно. Крепись. Я поеду. Думаю, все будет нормально.

– Отзвонись, как закончите, или напиши.