Александр Валерьевич Волков
Кулак Бога войны


Очков характеристик доступно: 1

Очков навыков доступно: 2

Автоматической системой развития, исходя из анализа стиля игры на 88 уровне, принято решение укрепить ваше тело на 1%. Вы согласны с ним?

Да/Нет

Да.

Поздравляем! Получен пассивный навык «Алмазные мышцы», открывающий перспективу к развитию навыка «Горячая Актурианская кровь», который может открыться, если вы одолеете в бою Актурианца школы Алмазного кулака. Так же навык увеличивает прочность вашего тела на 1%.

«Актурианец? – удивленно подумал Антон. – Где я достану Актурианца на подпольных турнирах? Они даже в этой солнечной системе не появляются. Да что там в системе…. – масштаб разочарования Антона вырос до галактического, – в галактике. Дурацкая автоматика».

Зал заполнился восторженными криками, люди засвистели, закричали, вскинули к верху руки, восхищаясь тактической уловкой Антона.

– Добей его! – кричала женщина, находившаяся за силовым полем ограды, не позволявшей подойти слишком близко. – Мочи слабака!

– Кончай! Вали его к чертовой матери! – поддакивал ей мужчина поблизости.

Все хотели зрелища, все хотели жестокого добивания, лишающего жизни, ломающего кости и рвущего плоть. Только ради возможности стать частью чужой смерти и возможности пожинать ее для душевного удовлетворения, азартные люди приходили в этот зал и делали ставки. Подпольный тотализатор управлял их умами, точно так же, как управлял огромным населением обитаемых галактик. Громадная финансовая машина, по жилам которой текла золотая кровь, вливаемая в нее разумными существами, пустила из рук нити к бойцам по всему миру, вынуждая их рвать, колотить друг друга за удовольствие, выжимающее из нищего населения деньги.

Хлеб и зрелища.

Антон был ярым противником этого. Он смотрел на Руслана, понимая, что, сломав ему шею, прервет человеческую жизнь, прервет чью-то историю, лишит кого-то отца или возлюбленного, и подобное преступление вызвало бы в нем омерзение к самому себе. В этом зале главенствовали запах пота, хруст ломаемых костей, мощь тренированных кулаков и сила животных инстинктов, но они не были властны над Антоном, не заразили его окончательно, не сделали из него зверя, какими было большинство бойцов. Он молча развернулся, и, под недовольные вопли публики, спрыгнул с ринга, подойдя к Саше и Денису.

– Ты уверен? – Денис вопросительно взглянул на Антона, полагая, что в нем еще есть какие-то сомнения. – Если добить – прибавка к гонорару будет солидная. Сам знаешь, зрелища….

– Я не хочу ублажать этих животных, – Антон хмуро оглядел недовольную толпу, и Денис понял, что сомнений никаких не осталось. – Спасибо, Саш, – Антон благодарно посмотрел на Сашу, и взгляд его, будто огонь, заставил ее смущенно отвернуться. – Ты мне очень помогла.

– Не за что, – она заправила прядь волос за ухо. – Пошли. Я подлечу тебя.

И они втроем направились к выходу между силовыми полями оград, за которыми ликующая и одновременно недовольная толпа пыталась дотянуться до Антона руками (иногда по мокрым от пота плечам скользили ладони и пальцы).

– Тряпка! – крикнул кто-то слева. – Слабак!

– Милосердный! Антон Милосердный! – тут же крикнули справа, в поддержку.

– Милосердный! Милосердный! Милосердный! – вдруг стала скандировать толпа, в которой, по отношению к Антону, внезапно стал преобладать положительный настрой.

Милосердный.

Так и приелось.

Даже в списке бойцов у Антона было прозвище «Милосердный». Саша украдкой посмотрела на задумчивого Антона краем глаза. Ей нравилось, на самом деле то, что Антона любили, и называли его милосердным. Она вспоминала, как он, десять лет назад, проявил смелость и влез защищать ее в переулке. С тех пор один лишь его вид заставлял ее влюбленное, охваченное пламенем страсти сердце, трепетать. Правда, не разделял он ее симпатии, а может и разделял, но глубоко скрывал. Она вспоминала бесчисленные попытки привлечь его внимание, но он не реагировал. Антон, на самом деле, даже не догадывался об ее чувствах. Все ее знаки и нетипичные для женщин ухаживания, проскальзывали через его восприятие незамеченные, будто прошедший мимо прохожий, с которым ему никогда больше не предстояло встретиться. Слишком заняты были его чувства реакцией на мысли об этом. О том, что вынудило его, много лет назад, нестись по многолюдному тротуару в трущобах и встретить там Сашу с Хроном.

– Вы езжайте в зал. Мне еще надо решить кое-какие вопросы. Я скоро подтянусь.

– Хорошо, – расстроенно ответила Саша, не получив от Антона желаемого внимания. – Ну, мы пойдем.

– Саш, – заметив ее расстройство, Антон взял ее за руку, и пристально заглянул в глаза. – Не вздумай только, ладно? Если захочется, вспомни, как тяжело тебе было в ЦИНК’е. Я не хочу снова видеть тебя под кайфом.

– Хорошо, – Саша энергично закивала. Ей невольно вспомнилось, как она, запертая в тесном и жарком железном гробу с красной подсветкой, корчилась и выгибалась от болезненных мышечных спазмов, как билась руками и головой о мягкие стенки и кричала до вздутия вен на шее, как литрами из нее вытекал пот. Ее словно выедало изнутри страшным пламенем желания, все ее мысли рухнули до крохотного объема красной пластины, способной прекратить боль хотя бы на десять часов, но пластину ей никто не давал. Она вынуждена была терпеть мучения сутками напролет, пока шкала наркозависимости не упала до «Вечной десятки». Воспоминания заставили ее передернуть плечами. «Нет. Больше никаких наркотиков» – подумала она решительно, обратив внимание на легкое и неприятное давление в груди, на тягучее ощущение легкого спазма в горле, испытываемое обычно курильщиками на первых этапах периода отказа.

Это были ее вечные спутники, но Антон помогал ей забыть о них. Помощь ему была для нее панацеей.

Дойдя до Т-образного перекрестка в коридоре, они разошлись. Саша с Денисом направились к парковке, а Антон побрел к раздевалке, где хотел привести себя в порядок. Он шел по коридору, оглядывая чуть проржавевшие металлические стены, слыша под потолком гул квантовых ламп, и задумался. «Давно мы докатились до такого? Стены уже проржавели, антикоррозийные процедуры никто не проводит, Индервал начинает разваливаться, а население гибнет от бедности. С тех самых пор, как контроль над «Кибко» перешел к Евгению, вся планета стала похожа на Индервальские трущобы…. Страшно, если задуматься. Ведь пострадал от него не только я. Выходит, справедливость эта будет не только для меня, но и для всей планеты».

Антону позвонили: на окошке с входящим вызовом было имя абонента «Олег». Ответив, он услышал радостный голос своего спонсора, которого никогда в жизни, на самом деле, не видел, что странно. Спонсоры других бойцов постоянно контактировали с ними лично, а вот Олег все никак не хотел появляться, не смотря на все уговоры, которыми его донимала и Саша, и Денис. Впрочем, Антону, лично, до этого не было никакого дела.

– Зрелищный бой получился, даже не смотря на то, что ты его не добил, – голос у Олега был бодрый, веселый, но не лишенный мужской суровости и легкой хрипотцы.

– Ты знаешь, что я терпеть эти мордобои не могу, потому не мне судить о зрелищности.

– Поверь, то, что Саша выскочила на ринг, – Олег легко засмеялся, – уже сделало нам больше просмотров, чем обычное добивание. Ты…. Специфичный боец. И мне нравится с тобой работать, Милосердный.

– Называй хоть как…. Ты сделал то, что я просил?

– Да, – ответил Олег, и тут же, не церемонясь, без какого либо смущения, спросил: – Но нахрена тебе это надо?

Антон почувствовал себя неловко, словно бы его поймали за чем-то непристойным, ведь ему очень не хотелось говорить на эту тему. Хотя, может, Олегу-то и можно было частично раскрыться, но…. Нет. Антон выдержал небольшую паузу, думая, как бы выкрутиться. С одной стороны не хотелось портить отношения с Олегом, проявляя недоверия, а с другой – это было не его делом.

– Для охоты на зверя, – уклончиво ответил Антон, одновременно открыв меню с веткой навыков, выбрав там раздел «Портовое дело», и ткнул воображаемым курсором на скилл «Обращение со швартовочным оборудованием», влив в него два имевшихся очка. – А что?

– Это какую такую тварь надо хватать гравигенератором, которым на орбитальных доках держат крупные грузовые корабли? Неужто ты решил поймать Карагорскую змею? Только на них такая штука и могла бы пригодиться.

– Я, быть может, и поймал бы, если бы они не вымерли, – ответил Антон с усмешкой. – Ладно. Где генераторы?

– Компактно сложены и помещены на мой склад в Индервале-12. Заберешь их оттуда, когда тебе будет надо.

– Отлично, спасибо.

– И еще….

– Да?

– Как там Саша? – голос Олега стал даже немного взволнованным. Антон не понимал, с чего Олегу переживать за девчонку, которую он ни разу в жизни даже не видел.

– А может, ты перестанешь общаться с нами только посредством компьютера и спросишь у нее лично? Вижу я, она тебе нравится, – в этот момент Антон почувствовал странное давление в груди, поймав себя на мысли о ревности Саши к Олегу, и мысль эта удивила его.

– Нет, она не интересует меня, как женщина, – усмехнулся Олег, почувствовав ревность в тоне Антона. – Но ты бы не жевал сопли. Девушка от тебя без ума, но, рано или поздно, найдется тот, на кого она переключится.

– Ты говоришь об этом с тех пор, как оплатил ее лечение в ЦИНКе, но она не перестала мне симпатизировать. Хотя…. Может, ты прав, но мне просто сейчас не до этого. Другим голова забита.

– Зверем забита?

– Зверем забита, да, – быстро ответил Антон. – Слушай, ты часть долга-то списал?

– Да. Не бойся. О своих деньгах я не забуду.