Александр Валерьевич Волков
Кулак Бога войны


Вид старика мальчика поразил: старик казался щуплым, немощным, древним, но при этом с легкостью вырубил здорового мужика пятидесятого, между прочим, уровня, будто какого-то малолетнего нуба.

Мальчик с удивлением наблюдал, как старик поворачивался к нему, а на бандита не обращал вообще никакого внимания. Будто бы не человек перед ним только что умер, а мешок с картошкой, и более того, лицо старика стало выражать невыносимую скуку. Однако, как только он взглянул на мальчика, то растянул губы в довольной улыбке.

– Вы…. Вы кто? – мальчик с удивлением разглядывал старика, но не видел над ним никаких условных обозначений, пространство над его головой удивительно пустовало. – Это же вы! Вас я видел на тротуаре!

– Больше я удивлен, что ты тогда увидел меня, – старик с довольным видом погладил усы, и глядел на мальчика настолько радостным взглядом, словно ему попалось сокровище, найденное им в долгих и мучительных поисках. – Антон тебя зовут, значит? Что же…. Сегодня твоя жизнь изменится, Антон. Иди к девочке вон в ту дверь, да, верно смотришь. Она нуждается в твоей помощи. Ваши судьбы теперь связаны.

– Но, – Антон вернул взгляд назад, оторвав его от двери и желая обратиться к старику, но уже никого не обнаружил. Старик бесследно исчез, а в том месте, где он стоял секунду назад, подул легкий порыв ветра, закруживший мелкий бумажный мусор. – А….

«Ладно, черт с этим дедом» – подумал Антон, рванув к распахнутой двери подсобки и увидев в углу Сашу, лицо которой изображало какое-то странное безразличие, сменявшееся ненадолго короткими припадками тихого смеха. Антон, переступив тело мертвого бандита, бросился к Саше и сел перед ней на колени. Лишь сейчас он разглядел никнейм над ее головой.

– Саша, что…. Как ты? Что мне делать? – Антон наблюдал за девочкой с огненным волнением, словно в ней сосредоточилась вся его жизнь. – Куда идти? Я отнесу тебя в госпиталь!

– Нет…. – вяло ответила Саша, подняв на Антона полный блаженного безразличия взгляд. – А ты…. Красивый ты…. Ты нравишься мне…. Нельзя в больницу…. Наркотик, полиция.... Меня заберут за употребление….

– Но ты же не по собственной! Черт! Тогда…. Нужен подпольный госпиталь! Есть же тут такие, а?! Я не отсюда, но знаю, что есть!

– Денис…. Улица…. Улица Колонизаторов, дом 58…. Там спортивный зал…. Де…. Нис…. – Саша прикрыла глаза и опустила голову на бок, потеряв сознание, над шкалой здоровья появилась очередная иконка дебафа «Потеря сознания».

Тащить человека на себе, на самом деле, не самая простая задача, но Антону ничего не оставалось: он обхватил руками Саши свою шею, взял ее за бедра, и, чувствуя всем телом небольшое напряжение, поднял его. «Успею! – подбадривал себя Антон воодушевляющими мыслями. – Успею! Куда я денусь?!» Он вышел в переулок, и скорым шагом направился на улицу, надеясь найти там прохожего или карту, по которой можно будет добраться до указанного Сашей адреса. Жалко, что бежать было невозможно, силенок Антону не хватало, телом Саши его постоянно заваливало вперед, потому ему приходилось бороться с притяжением.

Когда он вышел на улицу, то засеменил, куда глядят глаза, а потом, будто ударом молнии, его поразила мысль: «Зачем мне искать карты на стенах или спрашивать прохожих? Идиот!» С этой мыслью он отдал мысленную установку игровому интерфейсу на открытие карты, которая мигом развернулась перед его глазами. Он продиктовал в строку поиска указанный Сашей адрес, установил маркер, и в спешке побрел к нужному месту.

В дороге ему вспомнилось, как он встретил этого загадочного старика из переулка. Произошло это при обстоятельствах весьма странных. Антон, поглощенный душевной болью, с жгучим защемлением в сердце, несся по многолюдному тротуару на окраинах трущоб Индервала. На щеках его блестела влага от пролитых слез, мысли его были заполнены гневом, он стиснул в отчаянии зубы, с горем осознавая собственное бессилие, как вдруг увидел этого старика, находившегося, так скажем, в не совсем обычном положении. Старик стоял на указательном пальце, к верху ногами, полностью выпрямившись, прямо посреди тротуара и даже не колыхался. Несмотря на такое тонкое основание, устойчивость положения его тела казалась древесной, старик будто врос в землю мощными корнями.

Настолько поразительным Антону показалось это зрелище, что все его переживания на миг смело из головы, будто веником. Он наблюдал за стариком с отвисшей челюстью и расширенными от удивления глазами, что, кстати говоря, старик без внимания не оставил. Сначала он просто расширил глаза, ощутив на себе чужое внимание. И не мудрено: прохожие проходили мимо, лица их были по осеннему серы и безразличны. Мысли находились в мрачном плену необходимости выжить да дотянуть до очередной зарплаты. На старика никто даже не смотрел, но вот Антон, застывший на месте, иногда привлекал к себе взоры прохожих.

– Что встал, пацан? – склонился к Антону молодой мужчина, одетый в черную поношенную куртку и дырявые штаны, изо рта его несло перегаром и гнилью грязных зубов. – Ты что там увидел? Белка у тебя, что ли? – мужчина смотрел по направлению взора Антона, щурился, силился там что-то заметить, но, видимо, не видел совершенно ничего. – Дебил ты видимо какой-то, мелкий. Иди, лечись.

– А-ага, – кивнул Антон несколько раз. Мужчина язвительно ухмыльнулся, да побрел дальше со словами «У самих денег нет, так еще и на всяких дегенератов их тратить надо, налоги отдавая». – Как вы так…. Что за….

– Ты меня что же это, мальчик, видишь? – старик удивленно наклонил голову, мощно оттолкнувшись пальцем и ловко встав на ноги. – А?

– Д-да, – медленно кивнул Антон, чувствуя, как по спине пробежала целая стая мурашек. – Как вы так….

– Алмазный палец Шаолиньских монахов, – добродушно ответил старик.

– Каких монахов? Вы…. Вы странный…. Я это…. – Вдруг старик потерял для Антона удивительность: лицо мальчика снова стало хмурым, брови съехались на переносице, он потупил взгляд, ставший тяжелым и неприязненным. Вспомнилось ему, видимо, что-то страшное. – Пойду….

– Ага, – сказал старик, наблюдая, как мальчишка пронесся мимо, направившись к тому самому переулку, где скоро встретил Сашу. – Иди, иди….

Пара прохожих прошла мимо старика, скрыв его из вида телами, а как только они ушли, его там уже не было. Он исчез, будто призрак или мираж, которого на самом деле никогда не существовало. Кем он был? Реальным существом с необычными способностями, или просто иллюзией, порожденной напуганным сознанием, Антон так и не понял.

***

Прошло лет примерно десять с того момента, как Антон спас Сашу в переулке. С тех пор их многое связало в месте, а жизнь Антона, действительно, разительно поменялась, полностью соответствуя заявлению старика, которого он до сих пор не мог забыть.

Хрон.

Он хорошо помнил этот ник, обнаруженный в логе, проверенном после доставки Саши Денису. Кто такой Хрон? Ни в каких справочных центрах не удавалось выяснить. Более того, среди игроков Индервала даже легенды о нем не ходили. Выходит, он был лишь галлюцинацией? Но если так, как тогда он убил бандитов?

Антон, прыгая на квадратном ринге в свете парящих в воздухе белых неоновых полосок, прикрывал крепкий, мускулистый торс от града кулачных ударов, сыпавшихся со стороны его не менее крепкого соперника с густой бородой и явно восточными корнями. Одет Антон был в короткие боксерские шорты, тело его было покрыто ссадинами и кровоточащими рассечениями, кулаки были разбиты. Соперник его выглядел пободрее, повреждений на нем было меньше раза в два примерно. Одет он был, кстати, так же.

– Руслан обрушивает серию сокрушительных ударов на своего оппонента! – крики комментатора были слышны даже на ринге. Вой восхищенной толпы заполнил помещение подпольной арены. – Я вообще удивлен, как он еще стоит на ногах! Вот! Мощный правый хук едва не проходит Антону в подбородок, но он успевает одернуть голову!

Действительно, под напором таких ударов устоять было очень сложно: Руслан пытался пробить Антону по корпусу, но Антон, плотно прижимая руку к торсу, защищался, бицепс вспыхнул болью от удара кулака, мышца даже на секунду перестала работать, охваченная мышечным спазмом. Кулаки проносились перед лицом Антона, он, увидев брешь в защите противника, выбросил вперед хлесткий правый джеб, но Руслан умело отвел атаку в сторону и со всей силы впечатал Антону апперкот в подмышку (очень уязвимое и болезненное место, попадание в которое способно привести к временному отключению конечности), Антон вскрикнул и рука его обвисла, став словно свинцовая. Нескольких секунд хватило, чтобы Руслан сшиб открывшегося Антона с ног мощным правым хуком в скулу, от которого кожа по лицу пошла волнами. Перед глазами вспыхнуло, землю из-под ног Антона будто вырвало, и он повалился на ринг.

Игрок Руслан наносит игроку Антон 10% урона.

Полученные дебафы: «Отключение конечночсти» 4 сек, «Нокдаун» 6 сек.

Уровень ХП: 13%/100 %

Полоска здоровья над головой Руслана была заполнена наполовину. Антон отчетливо это помнил, и ему, честно, уже не особо хотелось вставать, ибо победитель казался очевидным. Смысл терпеть лишнюю боль? Усталость и слабость подсказывали ему, что лучше проиграть, отдохнуть, потренироваться еще, а потом взять реванш, но гордость вставала против, говоря, что необходимо драться до самого конца и вырвать победу любой ценой.

«Раз! Два! Три!» – громкий женский голос звучал в динамиках, висевших в углах, и отсчитывал секунды до поражения Антона.

– Вставай! Вставай, чтоб тебе задницу разодрало! – к всеобщему удивлению на ринг выскочила Саша: выросшая, сохранившая нежность лица, с приятными холмиками груди и упругими, красивыми ягодицами. Не совсем складная, но при этом достаточно красивая, чтобы притянуть к себе взгляды всех присутствующих в зале не только потому, что она с криками влезла на арену. – Вставай, тряпка! Долго еще сопли развозить собрался?! Или ты забыл, зачем дерешься?! – Саша рухнула перед Антоном на колени, и стала агрессивно лупить кулаком по рингу прямо рядом с его ухом, чтобы взбодрить, лицо ее исказила злость, которую она пыталась передать Антону. Антон приподнялся на руках, вяло мотал головой (с губ свисала ниточка крови), сопротивляясь наступлению дебафа «Потеря сознание», и крики Саши помогали ему в этом. – Вставай! – кричала она ему на ухо, срывая голос.

– Уйди с ринга к чертовой матери! – это рефери, бросившийся в сторону Саши, готовясь скинуть ее, но Саша опередила ее: из пальцев ее механической черной перчатки сверкнули зеленые молнии, создавшие над ладонью крохотный сгусток энергии «Электропаралича», который она бросила прямо в рефери. Сгусток ударил в тело рефери и пустил по нему парализующую зеленую волну, рефери онемел, и бревном повалился рядом с Антоном.

– Вставай!

Руслан ходил по рингу и хихикал, не понимая, что женщина вообще забыла на ринге, ему было трудно сдерживать приступы смеха.

– Саша! Ты что творишь! – это кричал Денис. Он залез на ринг, схватил Сашу за плечи мощными ладонями и стал ее оттягивать прочь, еле выволакивая. Денис был крепким парнем лет примерно сорока. Свет блестел в его лысине, падал на поломанный боксерский нос и седую щетину. – Хватит! Не позорь нас!

– А какого хрена он валяется?! Какого хрена?! – кричала Саша, указывая на Антона. Денис обхватил ее двумя руками за живот и держал над полом, она ломала руки и продолжала тыкать в Антона пальцами. – 13% ХП еще в запасе! Чертова тряпка! Можно еще целое стадо слонов завалить!

– Да пошла ты! – с психу крикнул Антон, стукнув кулаком по рингу, слова Саши злобой будто подожгли его сердце, и он вскочил, посмотрев на Руслана пугающим взглядом. – Я тебе покажу, кто тряпка!

Саша ухмыльнулась и успокоилась, только тогда Денис отпустил ее, внимательно наблюдая, чтобы она не кинулась к Антону. Рефери встал, неприязненно глядя на Сашу «Чтоб духу ее здесь больше не было!» – крикнул он. Но Саше уже было все равно, потому что свою задачу она выполнила. Вот что-что – а бесить Антона она научилась, что, кстати, в крайних случаях очень помогало ему собраться с силами.

– Продолжения хочешь? Ну, дело твое, – Руслан снова запрыгал в боевой стойке.

Антон молча использовал навык «Крепкое тело», почувствовал, как мышечные волокна стали плотнее, прибавив ему 10% к запасу здоровья, и обеспечив хоть какие-то шансы. Он бросился на Руслана с кулаками, ударил кулаком слева, Руслан нырнул, и провел сокрушительную контратаку хуком по ребру, хрустнувшему под напором удара. Антон отскочил, затем попытался достать лицо противника боксерской троечкой, но последний удар Руслан отвел в сторону, схватил Антона за шею, и стал молотить его коленями по торсу, будто кувалдами: три нижних ребра, но уже с другой стороны, с хрустом сломались, их пронзило вспышкой жгучей боли, Антон оттолкнул от себя врага.

Руки уже с трудом удавалось держать поднятыми. В лог смотреть смысла не было, понятно, что там не меньше 10% урона и дебафф «Боль в торсе», который пробуждал сильнейшее желание опустить руки и прикрыть поврежденную часть тела, но этого делать было нельзя. Руслан ждал, пока Антон раскроется именно таким образом, что было очевиднее очевидного. С досадой подумав, что вернулся к тому же состоянию, в котором был минуту назад, Антон решил пойти ва-банк. «А какого хрена мне терять?! Драться, так драться! До конца!» Злость, которой заразила его Саша криками, помогла его психике, игнорируя полученные повреждения, заставить тело вести себя нужным образом.

Руслан был сильным оппонентом, но, в отличии от Антона, одной особенности, все же, не знал, да и не хотел знать, потому что был абсолютно уверен в своей прочности, которая у него действительно была. Руслан с усмешкой наблюдал за Антоном, после выходки Саши более не воспринимая его как серьезного соперника, но очень зря. На самом деле валяться на полу с 13% ХП после драки – очень болезненное занятие. Поломанные кости болели, болезненно пульсировали ссадины, гематомы и рассечения, бешено колотилось сердце, раны жгло разъедающей солью пота, и это было непросто терпеть. Антон не был тряпкой или трусом, он просто отчетливо понимал, что, скорее всего, уже проиграет, и проявил трезвость ума, о которой Саша знала, опьянив этот ум злостью. И вот если Антон злился, то его уже было не остановить.

Антон видел, как Руслан усмехался, особо не уделял внимания защите и иногда даже слегка опускал руки, открывал челюсть. Он наметил на лице Руслана цель, затем умышленно подобрал слишком длинную дистанцию, и ударил по воздуху боксерской двойкой, позабавив Руслана. Высокое самомнение Руслана, вкупе с увиденной выходкой Саши, окончательно расслабило его, вызвав желание поиздеваться над незадачливым соперником, даже не способным толком дистанцию для удара подобрать. Язвительно улыбнувшись, Руслан расслабил и опустил руки, чуть наклонившись вперед и как бы насмешливо подставляя под атаку лицо с веселым выражением.

Этого Антон и ждал, внезапно дернув Руслану голову мощнейшим ударом ноги с разворота, который мигом выбил сознание из расслабившегося врага и повалил его на ринг. Попадание пришлось на точку ниже сочленения уха и челюсти, которую еще называли «Точка нокаута». Если по ней хорошо и точно ударить, то можно моментально вырубить любого противника, и именно поэтому боксеры на ринге всегда стремятся прикрыть челюсть плечами. От обнуленной шкалы здоровья Руслана, будто дух побежденного противника, вверх летела красная надпись «Критическое попадание». Но Руслан не погиб, как могло показаться. Обнуление шкалы ХП еще не значило смерть в контексте обычной драки.

Вокруг Антона расширилась сфера света с четко проступающим, ярко горящим окаймлением. В логе всплыла надпись:

Новый уровень 89! Поздравляем!